Жанр: Биографии и Мемуары » Юрий Науменко » Шагай, пехота ! (страница 44)


- Ну что ж, так и действуй, - согласился я. - Времени у нас в обрез. Если к нам больше вопросов нет, то в добрый час.

Мы с начальником штаба вышли вслед за Корячко. От мороза и порывистого ледяного ветра легкий озноб прошел по телу. Да, тревога за успех намеченного на ночь дела холодком заползала в душу.

Не успели мы вернуться на КП, как связист доложил мне:

- Вас требует комдив.

Я подошел к аппарату.

- Как ведет себя вклинившийся противник? - простуженным голосом спросил полковник Гаран.

- Пока тихо. Я решил на рассвете контратаковать его: с фронта резервной ротой, а с тыла автоматчиками.

- Добро. Правильное решение. О ходе боя докладывайте мне.

Я связался по рации с майором Кузьмичевым и сообщил ему о рейде капитана Корячко. Это обрадовало зам-комбата.

Приближался рассвет, а донесения от Корячко все еще не было. Я уже начал нервничать, но тут радист выпалил радостно:

- Товарищ подполковник, Кузьмичев на связи!

- Четверть часа тому назад, - возбужденным голосом докладывал тот, - в тылу у немцев началась перестрелка, слышны взрывы гранат, предполагаю, что Корячко вступил в дело.

- Думаю, что это так, теперь смотри в оба, не прозевай сигнал.

Вслед за Кузьмичевым вышел на связь и капитан Корячко. Он сообщил, что автоматчики скрытно достигли намеченного рубежа, но наткнулись на небольшую группу немцев в фольварке. Пришлось вступить с ними в бой. Вот как позже об этом рассказал мне Карп Дмитриевич:

- Когда мы спустились в овражек, надеялись, что ветер угомонится, но оказалось, что он здесь гулял как шальной. Мы шли быстро. На подходе к рубежу атаки все бойцы валились от усталости, но отдыхать было некогда - скоро рассвет. Передовой дозор, возглавляемый разведчиком Починко, подобрался к крайнему дому, но тут наших бойцов обнаружил немецкий часовой. Он успел выстрелить, прежде чем его схватили разведчики. Из домов начали выскакивать фашисты. Некоторые в одном нижнем белье. Мы открыли огонь, уничтожили всех, сколько - не считал. Я дал две зеленые ракеты и повел своих в атаку на позицию немцев, до которой оставалось каких-нибудь две сотни метров. Наш внезапный удар с тыла вызвал замешательство у фашистов. А тут и седьмая рота атаковала врага с фронта. Гитлеровцы вскоре пришли в себя, стали огрызаться огнем, по было уже поздно. Часть из них спаслась бегством.

В контратаке против вклинившегося противника принимала участие и левофланговая рота 3-го батальона. В этом бою отлично действовал командир минометного расчета гвардии старший сержант В. А. Афанасьев. Двадцатилетний комсомолец, уроженец Вологды, был среднего роста, с русой кудрявой шевелюрой, смекалистый, с веселым характером парень. Его расчет метко разил врага. Афанасьев был награжден орденом Славы I степени.

Я связался с командиром дивизии, доложил обстановку. Когда закончил доклад, Антон Прокофьевич спросил:

- Что ты намерен сейчас предпринять?

- Буду продолжать наступление...

- Хорошо, действуй. А на капитана Корячко оформляй представление к званию Героя Советского Союза.

Уже не раз мною упоминался командир роты автоматчиков гвардии капитан Карп Дмитриевич Корячко. Этому смелому офицеру выпала нелегкая судьба. До войны он закончил сельскохозяйственный техникум, работал землеустроителем в колхозе и МТС, потом был призван в армию, служил на границе с Румынией, учился в полковой школе. В 4 часа утра 22 июня курсанты были подняты по тревоге: границу перешел румынский полк. И Карп Корячко вместе со всеми иступил в первый бой. Атаку румын красноармейцы отбили. Но потом начались, тяжелые дни отступления. В Крыму Корячко был ранен, попал в окружение, но вместе с группой бойцов вырвался из него. Через Перекоп пробрались бойцы в южные степи Украины, потом на Полтавщину. Там Карп и его товарищи влились в партизанский отряд, а когда пришла1 туда Красная Армия, Корячко был определен командиром взвода в роту автоматчиков нашего полка. А через несколько месяцев он принял роту.

Карп Дмитриевич живет сейчас в Полтаве, активно участвует в военно-патриотическом воспитании молодежи.

* * *

Тем временем 2-й стрелковый батальон прочесал рощу юго-западнее станции Линден и закрепился на опушке. 3-й стрелковый батальон вышел на правый фланг и продолжал продвигаться на запад.

Противник отступал в район населенного пункта Розенхайн. Я выслал туда разведывательную группу в составе двух взводов автоматчиков и взвода пошей разведки. Там разведгруппа натолкнулась на гитлеровцев. Завязалась перестрелка, в результате которой несколько вражеских солдат было убито, а двое захвачены в плен.

Разведчики гвардии старшие сержанты П. С. Мигун, А. М. Язов, гвардии рядовые Я. Л. Стерпунь, И. А. Катань проникли дальше в тыл противника. Вскоре появились две немецкие автомашины с пехотой и тягач с пушкой на прицепе. Наши бойцы решили устроить засаду. С обеих сторон дороги по гитлеровцам был открыт огонь из автоматов. Через несколько минут все было копчено. Трофеями гвардейцев стали две автомашины и трактор-тягач. За находчивость и мужество, проявленные в этой схватке, все четверо разведчиков были награждены орденом Славы I степени. За два дня в полку прибавилось сразу пять полных кавалеров этого боевого солдатского ордена.

Очень богата событиями фронтовая биография командира отделения разведчиков гвардии старшего сержанта Петра Семеновича Мигуна, бывшего колхозника из Хабаровского края. Где он

только не воевал, начиная с 41-го! Защищал Одессу и Севастополь будучи краснофлотцем на крейсере "Червона Украша", в Крыму воевал морским пехотинцем, под Кировоградом бил гитлеровцев из "максима", на Днепре из автомата, а на польской и немецкой земле стал командовать отделением разведчиков. Кроме ордена Славы всех трех степеней Петр Мигун был награжден орденом Красной Звезды.

* * *

Преодолевая сопротивление противника, полк 27 января занял Розенхайн. Немцы никак не могли смириться с потерей этого населенного пункта и вечером в тот же день двумя батальонами пехоты при поддержке 25 танков пошли в контратаку. Положение сложилось серьезное, и если бы не меткий огонь артиллеристов и минометчиков, полку пришлось бы туго. Высокое огневое мастерство проявили офицеры-артиллеристы К. С. Худов, И. К. Хорошун, И. М. Лазарев. Воины 2-й батареи 232-го артиллерийского полка, которой командовал гвардии старший лейтенант И. П. Фролов, подбили 6 танков.

В который уже раз отличились минометчики 120-мм батареи гвардии капитана М. Я. Личмана. Отважно громили фашистов из своих минометов сержанты И. П. Нетребо, А. В. Акиньшин, Н. И. Тихонов, П. Е. Капустин, В. С. Швоев, П. Ф. Редькин.

Прицельный, массированный артиллерийский и минометный огонь сыграл свою роль - контратака фашистов захлебнулась.

По рации я приказал комбату-2 Стеблевскому поднять батальон в атаку. Фашисты, теряя солдат и офицеров, стали отходить. Не давая опомниться врагу, гвардейцы ворвались в селение Етцдорф.

За образцовое выполнение боевых задач по взятию станции Линден, а затем населенных пунктов Розенхайн и Етцдорф, проявленные при этом мужество и героизм Командир 2-го стрелкового батальона гвардии майор Алексей Кузьмич Стеблевский был представлен к присвоению звания Героя Советского Союза.

Расскажу о нем подробнее. Алексей пошел на войну уже тридцатилетним. Родился он в местечке Звенигородка Киевской области, в семье бедного портного, который в гражданскую умер от тифа. Переболел этой болезнью и его сын. Осиротев, два года пас у кулаков коров, дубовую кору для кожевенного завода заготавливал. Но все же сумел закончить семилетку. Потом подался в Крым, слесарил в ремонтной бригаде в Ялте.

В 1933 году призвали Стеблевского в армию. Закончил он полковую, а в 1940 году пограничную школы, стал младшим лейтенантом и служил на погранзаставе в Крыму. Тут и застала его Отечественная. Воевал под Москвой, попал в окружение под Вязьмой, вывел к своим группу в 15 человек с оружием. Назначили Алексея командиром взвода в разведроту, потом он возглавил отдельную моторазведроту. Под Ржевом Стеблевский был тяжело ранен, лечился в Свердловске, потом закончил курсы усовершенствования командного состава и попал в пашу 97-го гвардейскую дивизию, когда мы вели бои на Курской дуге. Там он и получил назначение в наш полк, в 43-м был принят в партию. И вот он уже почти два года командовал батальоном. И как воевал!

На западном берегу Одера отважно сражался и командир орудия гвардии старший сержант Иван Иванович Мариныч, награжденный к тому времени орденами Отечественной войны II степени и Славы II и III степени. За три дня боев он со своим расчетом уничтожил пять вражеских танков, одну самоходку, два станковых пулемета, лично взял в плен двух гитлеровцев. За эти подвиги он так же, как командир роты автоматчиков К. Д. Корячко и комбат-2 А. К. Стеблевский, был представлен к званию Героя Советского Союза.

Иван Иванович Мариныч был родом из Казахстана. С детства познал он тяжелый крестьянский труд, потом, когда семья переехала в Караганду, начал трудиться на заводе. В армию парень был призван в июле 1941 года, но так случилось, что только через два года попал на фронт, в наш полк. И сразу он отличился в боях на Курской дуге как наводчик орудия, потом, уже в конце войны, стал членом партии.

Этим трем гвардейцам нашего полка - Корячко, Стеблевскому и Маринычу звание Героя Советского Союза было присвоено уже после победы, в июне 1945 года. А. К. Стеблевский живет сейчас во Львове, а И. И. Марипыч - во Фрунзе.

Одновременно был удостоен звания Героя Советского Союза и я. Но представление на меня ушло позже, в апреле, после того как полк успешно форсировал реку Нейсе и прорвал глубоко эшелонированную оборону противника на ее западном берегу севернее города Мускау, первым в дивизии форсировал реку Шпре и вышел на Эльбу. По об этих боях речь впереди.

На всю дивизию прославился в те январские дни пулеметчик красноармеец С. И. Хлевнюк. Из своего "максима" он отразил шесть яростных вражеских атак, уничтожил три пулеметных расчета, истребил прислугу противотанкового орудия. Политотдел дивизии выпустил листовку о подвиге отважного пулеметчика.

В бою за Етцдорф отважно сражался парторг 4-й стрелковой роты гвардии лейтенант К. И. Моисеев. Его взвод одним из первых ворвался в это село. Коммунист шел впереди, увлекая за собой бойцов. Не раз Моисееву пришлось самому ложиться за пулемет, вступать в рукопашную. Орденом Ленина был отмечен подвиг ротного партийного вожака.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать