Жанр: Биографии и Мемуары » Юрий Науменко » Шагай, пехота ! (страница 47)


Все отличившиеся в этих боях гвардейцы были награждены орденами и медалями. Начхим Н. И. Канин получил орден Красной Звезды.

Уже сгущались сумерки, когда батальоны полка подошли к Тейхлиндену. Перед наступлением я еще раз уточнил все данные о противнике. Наблюдательный пункт находился на невысоком бугре среди большого поля. Было холодно, беспрерывно лил дождь. Вода просачивалась в штабную землянку.

Ночью 2-й батальон майора Стеблевского начал бой за Тейхлинден. Немцы упорно сопротивлялись, но к рассвету все было кончено: селение полностью было в наших руках. В этом ночном бою мужественно действовали автоматчики. Гвардии сержант И. К. Матрой вызвался ликвидировать огневую точку гитлеровцев, мешавшую продвижению пехоты. Незамеченным он достиг дома, ловко метнул несколько гранат в оконный проем, откуда вел огонь вражеский пулеметчик. Воспользовавшись ночной темнотой, группа автоматчиков во главе с гвардии сержантом И. Г. Горошко пробралась в тыл противника и разгромила вражескую колонну, которая направлялась для подкрепления гарнизона Тейхлиндена. Оба сержанта были награждены орденами Славы I степени. Еще двумя полными кавалерами этого ордена больше стало в полку.

* * *

В феврале мы узнали о Крымской конференции глав правительств СССР, США и Великобритании. Газеты с сообщением об этом событии принес в штаб полка наш полковой агитатор старший лейтенант Арсентий Коробко. Доложился по форме и протянул мне "Правду" и "Красную звезду". В официальном коммюнике, подписанном И. Сталиным, Ф. Рузвельтом и У. Черчиллем, говорилось, что они "рассмотрели и определили военные планы трех союзных держав в целях окончательного разгрома общего врага"{12}. Было заявлено также, что "нашей непреклонной целью является уничтожение германского милитаризма и нацизма и создание гарантии в том, что Германия никогда больше не будет в состоянии нарушить мир всего мира"{13}.

Прочитал я эти фразы и говорю Полтораку:

- Слышал, Иван Ефимович, как союзнички заговорили... А где они были три года, когда мы одни и отступали от немцев, и били их?..

- Но они же открыли все-таки второй фронт, Юрий Андреевич, - возразил замполит. - И сейчас наступают...

- Да что это за наступление! - вмешался в разговор Василий Васильевич Такмовцев. - За девять месяцев еще до Рейна не дошли. А ведь от Ла-Манша до него по прямой километров триста, не больше.

- Они за это время и драпануть успели от фрицев в Арденнах, - вставил свое слово и Коробко.

- Поживем, увидим, как дальше будут воевать американцы и англичане, попытался я подвести итог этому разговору. - Одно знаю твердо: в Берлин мы войдем первыми. Иначе нельзя!

Мы, конечно, не могли знать тогда, что по просьбе Рузвельта и Черчилля Сталин дал на конференции в Ялте согласие на вступление Советского Союза в войну против Японии через 2-3 месяца после окончания войны в Европе.

Не так давно довелось мне отдыхать в Крыму и побывать в том самом Ливадийском дворце, где проходила встреча "большой тройки". И вспомнилось мне, как более сорока лет тому назад обсуждали мы в добротном бюргерском доме немецкого городка итоги этого знаменательного события.

* * *

Батальоны, неотступно преследуя неприятеля, занимали одно селение за другим. Со дня форсирования Одера поли уже три недели участвовал в непрерывных боях. 17 февраля 3-й стрелковый батальон занял город Книгнитц, а 2-й стрелковый батальон с боем захватил селение Линц.

Еще раньше, 14 февраля, было завершено окружение города-крепости Бреслау (Вроцлав). Известно, что там было создано два кольца окружения - внутреннее и внешнее. Наша дивизия вела бои на участке внешнего кольца. 289-й гвардейский стрелковый полк перекрыл автостраду Бреслау - Берлин. Случилось это 18 февраля. Двадцатиметровой ширины бетонка, обсаженная жиденькими деревцами, тянулась с юго-востока на северо-запад.

Немцы бросали в бой все свои резервы, в том числе тяжелые танки "Королевский тигр", чтобы прорваться к Бреслау. Но все их попытки оказались тщетными. На участке нашего полка умело расправлялись с "тиграми" воины приданного нам 104-го отдельного истребительного противотанкового артдивизиона гвардии майора И. Д. Руденко. Только за один день она уничтожила до 20 танков врага.

Четверо суток стояли мы на этом рубеже, отбивая атаки гитлеровцев. А в канун 27-й годовщины Красной Армии полк получил приказ переместиться в Козендау. Здесь мы и встретили праздник. На митинге был оглашен праздничный приказ Верховного Главнокомандующего с поздравлениями и пожеланием победы над ненавистным врагом. Выступили на митинге гвардии майор И. Е. Полторак, только что получивший очередную боевую награду - орден Красного Знамени, гвардии ефрейтор А. И. Бережной, начальник артиллерии полка гвардии капитан П. Ф. Сушко и другие. В своих выступлениях гвардейцы вспоминали пройденный полком путь, отмечали, что день рождения Красной Армии празднуют уже в самой берлоге фашистского зверя, и давали обещание драться так же, как и прежде: мужественно, решительно и умело.

А 26 февраля снова начались наступательные бои. Полк получил приказ захватить село Вильмансдорф. 3-й стрелковый батальон должен был атаковать его с севера, а 2-й стрелковый батальон - с запада. К 15.00 7-я и 8-я роты вплотную подошли к окраине населенного пункта. Через час начали атаку роты 2-го батальона. Противник упорно сопротивлялся: вел сильный

ружейно-пулеметный огонь, бил прямой наводкой из самоходных пушек и танков. Только поздно вечером удалось захватить около 20 домов и очистить от врага часть кварталов до развилки дорог. Дальше мы продвинуться не смогли.

В ночь на 27 февраля немцы предприняли попытку окружить и уничтожить наши подразделения в Вильмансдорфе. Около двухсот гитлеровцев при поддержке шести танков пошли в атаку. Их удар был отражен, три танка уничтожили артиллеристы нашей полковой батареи.

Но противник не успокоился. Проиграв ночной бой, он решил возобновить атаки в светлое время.

С КП полка было хорошо видно, как с юга к Вильмансдорфу движутся четыре автомашины с пехотой и 10 танков. Что делать? Ждать, пока гитлеровцы втянутся в селение, и там остановить их или попытаться встретить их на марше, введя в действие свой резерв? После недолгих размышлений я решил отдать предпочтение первому варианту. И вот почему. Вряд ли резерв успел бы выдвинуться на рубеж, удобный для встречи врага. И сделать это днем скрытно просто невозможно. А в селе, где маневрировать танкам трудно, их легче уничтожить огнем артиллерии. Да и пехотинцы наши находились в укрытиях. Мой план поддержал и начальник штаба. О своем решении я доложил командиру дивизии. От него тоже получил "добро".

О ходе боя скажу только, что и эта вылазка закончилась для противника плачевно: он потерял несколько десятков человек убитыми и ранеными и половину танков, причем два из пяти были подбиты трофейными фаустпатронами.

И тут я вынужден сделать небольшое отступление.

Еще во время боев на Сандомирском плацдарме к нам в руки попало это трофейное оружие. Тогда начальник артвооружения Николай Михайлович Коденко и арттехник Ростислав Алексеевич Баженов пришли ко мне и предложили использовать это новое оружие - гранату реактивного действия - для борьбы с немецкими же танками и самоходными орудиями.

- Ну что ж, - сказал я этим офицерам. - Дело стоящее. Научитесь сами и учите людей обращаться с фаустами. Только чтоб никаких ЧП...

Несколько дней Коденко и Баженов вместе с оружейными и артмастерами А. М. Зезнжевичем, П. М. Кравцовым, С. И. Стребковым, М. С. Шкарупой, И. П. Тетерваком и Н. Г. Кривошеевым, укрываясь за броней подбитых "фердинандов", знакомились с устройством фаустпатронов, учились ими пользоваться.

И вот прошло некоторое время, и в каждой роте появились бойцы, хорошо освоившие трофейное оружие, прожигавшее броню. Под руководством Коденко и Баженова гвардейцы из боевых подразделений научились применять его во время учебных стрельб, используя в качестве мишени подбитые фашистские танки. Я принял решение снабжать комплектами этих гранат в первую очередь все штурмовые группы, создаваемые для ведения уличных боев. И не только для стрельбы по танкам. Фаустпатроны годились и для того, чтобы пробивать стены зданий. Это решение было одобрено командованием дивизии.

4 марта полк сосредоточился в районе Эллине. Мне было приказано занять участок обороны шириной до 10 километров. В полку к тому времени был большой некомплект людей и огневых средств, и поэтому на таком протяжении держать оборону было очень трудно. Я доложил полковнику А. П. Гарану, что полк сможет обеспечить плотность огня на один погонный метр всего около одной пули в минуту. Комдив ответил, что он учтет это и в нужный момент поможет огнем. Мне ничего не оставалось делать, как налечь на инженерное усовершенствование участка обороны. Рылись траншеи, ходы сообщения, строились блиндажи, оборудовались для отдыха землянки. К работам был привлечен и весь личный состав спецподразделений, тылов полка.

К счастью, несколько дней прошли сравнительно спокойно, если не считать, что противник вел редкий ружейно-пулеметный огонь.

Спокойно было и 8 Марта. Это дало возможность нашим бойцам-женщинам отметить свой праздник. В штаб полка пришла командир санитарного взвода Мария Кухарская, о которой я уже подробно рассказывал, и пригласила меня, замполита, начальника штаба и еще нескольких офицеров в землянку медпункта. Там собрались все девушки - и медички и связистки, - не занятые на дежурстве. Было там и несколько женщин-врачей из медсанбата дивизии.

Мы тепло поздравили своих боевых подруг с праздником, пожелали им скорейшего возвращения в отчий дом после нашей победы над ненавистным врагом.

Потом, после праздничного чая, для которого начпрод выделил изрядную толику трофейного шоколада, состоялся импровизированный концерт. Вот тут-то и подстерегла меня "опасность", которой я сторонился все годы войны...

После того как девушки хором спели "Землянку", "Катюшу", "Синий платочек", а мы им подпевали как могли, встала врач санитарной роты полка и стала читать знаменитое тогда на всех фронтах и в тылу стихотворение Константина Симонова "Жди меня". Да так это делала, с таким неподдельным чувством, что я невольно залюбовался этой красивой девушкой. А она почему-то во время чтения стиха смотрела на меня, а может, мне так показалось...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать