Жанр: Биографии и Мемуары » Юрий Науменко » Шагай, пехота ! (страница 7)


В одном из боев был дважды ранен политрук Дудников. Красноармейцы Аверин и Голуб увидели, что жизнь командира роты в опасности, поспешили ему на помощь. Бинтом перетянули руку выше раны, разрезали наполненный кровью правый сапог, сняли его и забинтовали ногу, потом отнесли раненого в санроту.

На фронте время имеет другое измерение, чем в тылу. Оно течет быстрее и измеряется не числом вечерних закатов и утренних рассветов, а количеством отраженных атак противника и наших контратак, если он вклинился в наши позиции, а для нас, командиров штаба полка, еще и числом боевых донесений, отправленных в штаб дивизии, и похоронок на погибших. Вот так и пробежали три недели до 7 Ноября - нашего всенародного праздника.

Во всех подразделениях полка командиры и политработники провели краткие митинги в связи с 24-й годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции. Много радости доставили полученные в этот день подарки от рабочих и колхозников Ростовской области, от Ростовского обкома ВКП(б) и облисполкома. Бойцы и командиры от души благодарили советских тружеников, проявивших заботу о них. Очень хорошо сказал на митинге в батарее сорокапяток Иван Волошин:

- Эти подарки еще раз ярко свидетельствуют о том, что армия и народ - одно целое.

Мы, конечно, знали о том, что Красная Армия ведет жестокие бои под Москвой, сдерживая натиск врага, мечтавшего именно к этому дню захватить столицу нашей Родины. И потому были несказанно рады, узнав, что на Красной площади, как и всегда, 7 Ноября состоялся парад советских войск. Значит, прочно держится Москва, значит, боевой дух ее защитников и всего народа нашего не сломлен! Бойцы горели желанием отомстить фашистам за их злодеяния на нашей земле. И доказательством тому стали успешные действия полка в боях северо-западнее Новокрымской, куда мы отошли.

По приказу командира дивизии полк провел очередную разведку боем. Ее осуществил 2-й стрелковый батальон старшего лейтенанта Ф. Ф. Андреева. Задача его была не из легких: овладеть господствующей высотой с пятью курганами. Вместе с подразделениями батальона после короткого артналета в наступление пошли и две группы разведчиков для захвата "языка". Стрелки 5-й роты под командованием лейтенанта Бурлил уверенно преодолели склон высоты. Но когда до вершины оставалось не более 50 метров, группа вражеских автоматчиков, укрывшись среди камней, стала обстреливать наших бойцов. Тогда, ловко используя складки местности, выдвинулся вперед один из самых метких стрелков роты красноармеец К. Башкатов. В считанные минуты он уничтожил из своей винтовки с оптическим прицелом пятерых гитлеровцев и с громким возгласом "За Родину!" бросился вперед. За ним поднялись его боевые товарищи. Враг дрогнул, начал отступать. Стремительным броском воины взяли высоту. Пал смертью храбрых в этом жарком бою снайпер Карп Васильевич Башкатов, истребивший не один десяток фашистов.

Овладев высотой с пятью курганами, наш полк улучшил свои позиции, получив возможность просматривать боевые порядки противника на всю их тактическую глубину. Разведчики также успешно выполнили свою боевую задачу, сумев взять пленного, который дал ценные сведения. Стало известно, что немцы в ближайшее время перейдут в наступление с целью захвата Ростова-на-Дону.

И действительно, 17 ноября гитлеровское командование, не считаясь с потерями, бросило большие силы пехоты и танков в наступление на Ростов. 19 ноября фашисты ворвались на его окраину, 21 ноября захватили город.

* * *

Части 50-й армии вынуждены были отойти за реку Дон. Наш полк стойко держал оборону на чалтырском направлении, выполняя задачу не допустить прорыва танков противника на город с запада, но оказался, как и вся 343-я дивизия, отрезанным от действующих переправ через Дон. По приказу командующего армией дивизия отошла в район станицы Нижне-Гниловской, где и переправилась на левый берег Дона.

События на Южном фронте разворачивались тем временем уже по плану, намеченному советским командованием. К утру 25 ноября части 56-й армии находились в готовности к наступлению с целью освобождения Ростова-на-Допу.

В 343-й стрелковой дивизии создавались штурмовые батальоны, которые первыми должны были форсировать Дон, ворваться в город и обеспечить переправу главным силам.

Я предложил начальнику штаба полка, чтобы наш штурмовой батальон возглавил лейтенант Ф. П. Письменский, хорошо проявивший себя в предыдущих боях. Майор доложил об этом подполковнику С. Д. Василькову, и тот согласился с мнением штаба.

К утру 27 ноября штурмовые батальоны выдвинулись на исходное положение для атаки. Вода в Дону и его протоках только что замерзла. Тонкий лед едва позволял передвижение по нему пехоты, вовсе исключая переправу артиллерии. Мы, естественно, понимали, что бойцам будет трудно выбить противника с прибрежных позиций, не имея в боевых порядках орудий сопровождения пехоты, которые бы уничтожали цели, не подавленные в ходе артиллерийской подготовки. Но что делать?

В 6.00 началась артиллерийская подготовка. Ровно через час штурмовые батальоны начали форсировать Доп. Штурмовой батальон нашего полка шел первым в дивизии. Мне с КП, находившегося на пригорке на левом берегу, было видно, как в предрассветных сумерках бойцы дружно побежали по льду. Правда, многие из них скользили и падали, но тут же поднимались и продолжали рваться вперед. Примерно через час на КП поступил по телефону доклад лейтенанта Письменского, что первая траншея на другом берегу Дона очищена от противника.

Уже рассвело, когда

начали переправу главные силы полка - два батальона, а артиллерия перенесла огонь в глубь обороны немцев.

Постепенно бои переместились на улицы станицы Нижне-Гниловской, а затем и на улицы города.

В освобождении Ростова-на-Дону принимали участие одна стрелковая и одна кавалерийская дивизии 9-й армии и пять стрелковых дивизий да две стрелковые бригады нашей 56-й армии. Почти трое суток шли ожесточенные уличные схватки, и только 29 ноября гитлеровцы были выбиты из Ростова и стали отходить на запад.

В результате наступления наших войск немецко-фашистские захватчики были отброшены от города на 60-80 километров в западном направлении. Это была первая крупная наступательная операция Красной Армии в Великой Отечественной войне.

В боях за освобождение Ростова-на-Дону отличились многие бойцы, командиры и политработники нашего полка. Отважно действовал, например, автоматчик И. Гожуля. На одной из улиц путь нашим бойцам преградил огонь вражеского пулемета, установленного на чердаке четырехэтажного дома. Красноармеец Гожуля пробрался на чердак и гранатой уничтожил расчет пулемета.

Здесь я не могу не рассказать о единственной в нашем полку, да, пожалуй, и во всей 343-й стрелковой дивизии женщине-политруке Александре Назадзе.

...Это случилось 28 ноября. Пулеметная рота, в которой Саша была политруком, продвигалась с боями вдоль одной из городских улиц. И вдруг ожил один из дзотов, казавшийся уничтоженным. Из его амбразуры хлестнула струя огня. Рота залегла. В рядах бойцов - замешательство. И в этот критический момент боя встала во весь рост коммунистка Назадзе и с криком "За Родину, ура!" побежала вперед. За ней устремились красноармейцы. Рота обошла дзот и продолжала наступление. Но отважная девушка погибла. За этот подвиг в январе 1942 года она была посмертно награждена орденом Красной Звезды. Тогда я ничего не знал о Саше Назадзе, кроме того, что она воспитанница Военно-политической академии имени В. И. Ленина. Наш комиссар полка старший политрук Ибрагимов рассказывал как-то в штабе, что в политотделе 56-й армии ее хотели назначить начальником клуба одного из полков 343-й дивизии. Но она категорически отказалась и попросила направить ее политруком в роту, на передовую. Саша и была назначена в наш полк политруком пулеметной роты.

В начале 1986 года Виктор Иванович Дудников привез мне в Москву небольшую книжку Михаила Андриасова "Считайте меня живым", изданную годом раньше Ростовским книжным издательством. В этой книжке помещен очерк "Дочь Абхазии" об Александре Назадзе. Детство она провела в селе Отхари Гудаутского района Абхазии. Там окончила школу, работала пионервожатой, библиотекарем. Как активную комсомолку, ее в 1930 году направили на учебу в сухумскую совпартшколу, где Саша стала коммунисткой. Потом училась в совпартшколе в Кутаиси, в Коммунистическом университете трудящихся Востока в Москве, работала инструктором Абхазского обкома компартии Грузии, по рекомендации которого поступила на курсы при Военно-политической академии имени В. И. Ленина. В начале войны закончила их.

Одна из улиц Ростова-на-Дону носит сейчас имя Александры Назадзе. На берегу Дона в память о ее подвиге поставлен обелиск. Известный абхазский поэт Иван Торба посвятил ей стихотворение. В нем есть такие строки:

Тихий Дон волной искрится.

Тихий Дон молчит всегда,

Только песня вдаль стремится

О пережитых годах.

Обелиск поставлен белый,

Ширь и степь вокруг него.....

Девушке - абхазке смелой

Здесь поставили его.

...Берег Дона величавый

Приютил тебя навек.

Горд твоей бессмертной славы

Тихий Дон, как человек.

В сражениях за Ростов прогремела слава и о другой девушке нашего полка комсомолке санитарном инструкторе Марии Кухарской. Она вынесла с поля боя 80 раненых бойцов и командиров.

В боях за Ростов погибло немало наших однополчан, многие были ранены, в том числе и начальник штаба майор Н. И. Пономарев. С грустью расставался я с Николаем Ивановичем перед отправкой его в госпиталь. Многому научил меня этот знающий и энергичный штабной командир. На его место был назначен старший лейтенант В. В. Степанов. Но меньше месяца он исполнял эту должность: 4 декабря погиб.

* * *

30 ноября полк, ведя наступательные бои, подошел к знакомым местам - в район Чалтырь, Хопры, а 1 декабря, не встречая сильного сопротивления противника, был уже возле станции Синявка. К вечеру 2 декабря полк достиг восточного берега реки Миус, где и занял новый рубеж обороны.

8 января 1942 года мне было присвоено очередное воинское звание "старший лейтенант". Пришлось снять с шинельных петлиц четыре облицованных красной эмалью кубика еще довоенного заводского изготовления и два из них добавить на петлицы гимнастерки. А вот на петлицы шинели прикреплять было нечего: лавки военторга поблизости тогда не было. Выручил оружейный мастер старшина Клюев, которого в штабе полка все звали по имени и отчеству - Михаилом Ивановичем, поскольку он был много старше нас. Сделал старшина из латунной гильзы шесть "кубарей" и вручил их мне со словами:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать