Жанр: Научная Фантастика » Дмитрий Нечай » Детонатор (страница 1)


Нечай Дмитрий

Детонатор

Дмитрий Нечай

Детонатор

* ЧАСТЬ I *

Многие отдали бы жизнь за возможность по настоящему реально взглянуть на окружающий их мир, если бы сумели понять, с каким эгоизмом и непониманием они смотрят на него сейчас.

С самого утра Рихард чувствовал какую-то слабость во всем теле, как будто он не выспался или сильно переутомился накануне. Это было странно, так как лег он довольно рано, да и встал поздновато. Преодолевая неприятное ощущение, он совершил все утренние процедуры и уже за завтраком решил, что дело, видимо, в чем-то вроде атмосферного давления.

К десяти утра ему нужно было быть без опозданий в своем кабинете, ибо именно в это время обещал прийти некий Тони (фамилию он не запомнил), звонивший два дня назад и обещавший показать и рассказать нечто, очень его, Рихарда, якобы интересующее.

Машина заехала за ним вовремя, и всю дорогу до работы Рихард пытался вспомнить, слышал ли он раньше это имя и не встречался ли где-нибудь с этим человеком.

К его большому сожалению вспомнить ему так ничего и не удалось, и он оставил все размышления на потом. В коридорах института было, как обычно в эти часы, шумно и суетливо. Все лифты были загружены до предела, а у дверей некоторых даже выстроились небольшие очереди. Потеряв на ожидание целых десять минут, Рихард, наконец, попал в лифт и, перенеся несколько мгновений очень плотной толчеи, выпал на своем этаже. Он взглянул на часы: было пять минут одиннадцатого.

-- Ничего страшного -- при такой ситуации гость, наверняка, появится гораздо позже, если, конечно, вообще придет, -- подумал Рихард.

В его рабочей практике частенько бывали случаи, когда люди, появляющиеся невесть откуда, с чем-то, что его, без сомнения, должно будет интересовать, так же невесть куда исчезали, так и не встретившись с ним ни разу. Он уже знал, что это означает, и не придавал таким номерам никакого значения. Обычно это были всякие самородки-исследователи, почему-то убежденные в том, что то, чем они занимаются -- их призвание. Они непременно желали поделиться своими наблюдениями со специалистом и, разумеется, получить незамедлительную поддержку, в том числе и материальную. На последней они особенно акцентировали внимание, при этом не обосновывая сколько-нибудь логично хотя бы часть необходимых затрат. Их всегда фильтровали его заместители по научной части, и за все время подобных домогательств он беседовал всего с двумя претендентами на ассигнование: остальные, получив от ворот поворот, исчезали навсегда.

Он свернул в левое ответвление и увидел человека, стоящего перед дверью его кабинета.

-- Доброе утро, -- улыбнулся тот, поворачиваясь к Рихарду. -- Я уж думал, что вы решили куда-то заехать перед тем, как прийти сюда. Я звонил вам два дня назад. Меня зовут Тони, вы помните, надеюсь?

Рихард достал из кармана ключ и начал открывать дверь.

-- Да, разумеется, я не забыл. А скажите, пожалуйста, были ли вы у моего заместителя перед тем, как обратились непосредственно ко мне? У кого-нибудь из них, к которому относится ваш материал? Это они направили вас сюда или вы сразу, так сказать, через голову чиновника на самый верх?

Он открыл дверь и, переступив порог, пригласил гостя войти. Очутившись в коридоре, Тони прошел к окну, где стоял стол Рихарда, и, выложив на него содержимое своей сумки, сел в кресло для посетителей.

-- Зачем нам с вами секретари, господин председатель? Если вас не заинтересует мой материал, то я предпочитаю быть вышвырнутым из вашего кабинета, а не кабинета промежуточного значения. Но, я думаю, что в данном случае, -- он положил руку на две папки, лежавшие на столе, -- наши интересы, наверняка, пересекутся.

Рихард повесил пиджак на вешалку и, включив кондиционер, подошел к своему месту у окна.

-- Итак, я слушаю вас, что же за материалы вы хотите мне показать?

Гость развязал тесемки на верхней папке и достал из нее видеодиск.

-- Я думаю, сейчас самое время мне представиться, дабы вы не путали меня с бесчисленным множеством ваших обычных посетителей. Начну с того, что мне, по сути дела, ничего от вас не нужно: ни спонсорских программ, ни людей для дальнейших исследований. Я просто пришел как специалист к специалисту не за советом, а поделиться. Доктор Желк -- из южного института социально-психологических исследований.

Гость протянул через стол руку.

Рихард пожал ее и немало удивился тому, что перед ним сидит человек, по меркам своего региона ничуть не уступающий ему в официальности и значимости занимаемой должности.

-- Я не знаю, на каком уровне в области изучения моей темы находятся в данный момент ваш и наш центральный филиал, но считаю, что я уже сейчас имею достаточно оснований для вынесения оной на обсуждение в научных кругах, уж слишком вопиющи примеры.

Он закрыл папку и положил видеодиск на колени.

-- Вкратце о том, что хотелось бы продемонстрировать. Я уверен, коллега, что проблемой агрессивности людей, как индивида в отдельности, так и целых групп и даже государств, вы, наверняка, интересовались. И даже, кажется, лет пять назад проводили специальные социологические исследования.

Рихард кивнул головой: он, конечно же, помнил эту программу, которую им так и не дали довести до конца, заменив обычным тестированием и опросами.

-- Так вот, -- продолжал гость, -- поскольку в рамках официальной программы и

вам, и нам развернуться по этой теме не дали, я сформировал у нас в институте группу, состоящую из людей как по роду профессии, так и по интересам специализирующуюся на этом. Мы пошли своим, не зависящим от директив сверху, путем. Частенько работали, так сказать, во внеурочное время и за свои средства. Результат, не знаю как вас, а меня весьма заинтересовал.

Сперва мы пытались проанализировать это явление, как чисто социальное, но очень скоро зашли в тупик, и у нас перестали сходиться концы с концами. Логически рассуждая, мы видели нонсенс, который получался в результате наших стройных и вполне разумных исканий. Но стоило только подключить сюда такие факторы, как биологический, и все наши неувязки испарились в тот же миг. Мы перепроверили все и получили пугающе логичный и совершенно неоспоримый результат. Агрессивность человека в целом как вида зависит не от социальных условий, не от образа, уровня и стиля жизни, и даже не от воспитания и среды, в которой он находится. Все это лишь усугубляет либо смягчает эту самую агрессивность. Истинная же причина в биологии человека. И самое смешное состоит в том, что для того, чтобы это понять, не нужно было ничего исследовать, вполне достаточно просто быть в курсе открытий последних лет в области биологии и генетики.

Рихард ослабил галстук, гость, действительно, заинтересовал его, он чувствовал, а чутье его редко подводило, что дело стоящее.

Тони продолжал:

-- Мы подключили к программе специалистов по биологии, и с тех пор теория развивалась, как по маслу, без единого противоречия. Оказалось, что в молекуле ДНК, являющейся важнейшей для человека, недавно был обнаружен ген, известный под названием "блокирующий". Столь специфическое название легко объяснить, нужно знать лишь, какие функции он несет. Проведя ряд экспериментов, первооткрыватель гена сумел бесспорно доказать, что тот является не просто выключателем программы синтеза, но и несет в себе наследственные признаки человека как вида. Основным же является то, что именно этот ген несет в себе агрессивность, впаянную в наследственные признаки. Подобного гена нет ни у одного вида животных на земном шаре, ни у кого, кроме человека. Я считаю: тут есть над чем подумать. Что же по поводу приведенных данных, то все они неопровержимо доказаны научно и сомнению не подлежат, -- Тони еще раз хлопнул ладонью по папкам.

Рихард с интересом посмотрел на видеодиск, лежащий на коленях у гостя.

-- А что здесь?

Тони встал и, подойдя к стоявшему у противоположной стены видеомагнитофону, вставил диск.

-- Тут реальные примеры из жизни, наглядное пособие для сомневающихся в неумолимой работе гена. Из этих видеосюжетов, снятых нашими сотрудниками в разных странах в разное время, четко видно, что агрессия у человека не есть осознанная необходимость, агрессия для него -- это инстинкт, это царь и бог, не подчиняющийся, а повелевающий.

Это она тихо шепчет "убей" в случаях конфликта. Именно она есть скрытый стимулятор садизма, зверств и всяческих ухищрений, с помощью которых человек расчищал себе дорогу к трону царя природы.

На экране появились первые кадры. С самого начала просмотра Рихард понял, о чем видеоматериал. Это были сюжеты с полей брани и конфликтных зон, где наиболее ярко проявляется все первозданное, инстинктивное. Вот офицер какой-то армии с явным наслаждением избивает беззащитного человека, он бьет его настолько жестоко, что невозможно объяснить, какой надобностью вызвано подобное усердие, не говоря уже о том, что лицо явно гражданское и никакой угрозы для офицера, наверняка, не представляет.

После нескольких военных пошли довольно мирные сюжеты про детишек, почему-то упорно желающих играть в войну даже в спокойное и благополучное время. Потом несколько сюжетов про охоту и даже коррида. На экране мелькали счастливые лица победителей львов, медведей и прочей живности. Рихард обратил внимание, насколько виртуозно операторы сделали свое дело. Они сняли вполне качественные документальные кадры, но кроме этого как-то особенно умудрились запечатлеть людей убивающих, терзающих, издевающихся. Это не было трюком специалиста, видимо, они на время становились частью тех, кого снимали, а они, видя это понимание, не старались что-то скрыть, они были раскованы и вели себя перед камерой свободно, как в жизни.

Особенно поражали глаза. В них что-то горело. Это что-то наполняло то безумием, то тупой злобой, то безжалостным разумом. Но вместе с этим нечто невидимое роднило столь разные оттенки, объединяло их, придавая единый смысл.

Тони негромко завершил прежде недосказанное:

-- В одной научной лаборатории уже после открытия гена попытались его вычленить, и что вы думаете? Молекула ДНК остается той же от пятнадцати до семнадцати часов, после чего распадается на части и прекращает существование. Даже просто перестановка гена в другое место той же молекулы в двойной спирали приводит к ее распаду. Ген намертво впечатан в ДНК и, кроме того, является там скрепляющим и, безусловно, главенствующим.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать