Жанр: Современная Проза » Виктор Ерофеев » Бог X. (страница 45)


Любовь к эскимосам: убиваем завтра, едим вчера

Луна – не кастрюлька

– Знаете, как появилась на небе луна?

Берни стояла в придорожных кустах и срывала молодые листья. В тундре цвел весенний июнь. Я вежливо покачал головой.

– Луна появилась, потому что человеку в красной кухлянке сломали ногу.

Джим выскочил из джипа и умоляюще сложил руки.

– Бред! Я уважаю эскимосские сказки. Но она в это верит! Эмансипированная эскимосская женщина, вечерами сидит в Интернете, у нее есть я – белый американский бизнесмен, у нас трое детей, которые ни во что не верят, кроме своих игрушек, и она верит в то, что человек в красной кухлянке со сломанной ногой улетел на небо!

– Взяв с собой кастрюльку, – тихо вставила Берни.

– Ага, с кастрюлькой! Она не делает разницы между сказкой и реальностью.

– А что такое реальность? – спросила Берни.

– Вон на горе радар. – Джим оглянулся. – Он следит за русскими ракетами. Это наша реальность на Аляске.

– Да, но человек в красной кухлянке был нездешний…

– Пусть я палка, воткнутая в грязь возле Берингова пролива, и ничего не понимаю в жизни, – не на шутку разозлился Джим, – но луна – не кастрюлька!

– Вы послушайте меня, женщину с острова Малый Диомед, – сказала Берни, не обращая внимания на мужа. – В тундре жил оленевод с двумя сыновьями. Отец делал им копья. Копья быстро ломались. Он делал их еще толще. Наконец сделал копья толще своих и почувствовал, что сыновья стали взрослыми.

– Толстые копья! Это – секс! – захохотал Джим.

– Секс разлит во всем. Понял разницу?

– За ужином расскажешь, – сказал Джим. – Поехали ужинать.

– Я накормлю вас листиками с тюленьим жиром. Это наш эскимосский салат.

Соблазн сравнения

Умом я знаю, что жизнь состоит из потерь. Как всякий человек, я ненавижу терять. Но, как всякий русский, я люблю подсчитывать потери. Это – не мазохизм, а жадность саморазрушения. История России этому потакает. Она состоит из захвата земель, невозможности ими управлять, из камуфляжа бесчисленных жертв. Теперь понятно, почему я поехал на Аляску? Что мы там потеряли?

Но я не просто поехал на Аляску потомиться русским духом. Азию и

Америку на дальнем Севере разделяет узкий Берингов пролив. В древние времена там был перешеек, по которому можно было перейти с одного континента на другой, не замочившись – что и сделали эскимосы. Перешеек ушел под воду, и на его месте остались два острова. Их отделяет всего только две с половиной мили. При продаже Аляски остров побольше сохранилось за русскими; другой стал американским.

Два эскимосских острова в цепких руках сверхдержав. На одном эскимосы поют «Очи черные» и песни о Ленине, на другом любят Элвиса Пресли. На русском квасят водку в промасленных телогрейках; на американском катаются с горки на снегокатах, предпочитая виски.

Самая резкая граница времени в мире: если на американском острове – полдень в понедельник, на русском – вторник, 9 утра. На глобусе где-то должен быть шов смены дней, но все-таки странно, что на соседних островах русские завтракают, а американцы уже обедают. Как тут понять друг друга?

«Мы идем охотиться сегодня, – говорили американские эскимосы, традиционно ходившие в русские воды бить морского зверя. – Мы убиваем завтра. А вчера мы, разделав мясо, едим его». Идеальное место сгрести в охапку Восток и Запад для несуществующего нынче туризма. Вот только климат… Равнодушная природа то слепнет в тумане, то принудительно скачет под Борей. По словам французского анатома морей Жака Кусто, добраться до этих островов – одно из самых опасных путешествий на свете. Там каждый год гибнут авантюристы, мечтающие, как я, посмотреть, где целуются завтра с сегодня.

У меня разыгралось воображение, но я уперся в русское воздушное бездорожье. Лететь из Москвы на Чукотку и – дальше на русский остров – пустая затея. С островом нет регулярного сообщения. За чартерный рейс вертолета Чукотские авиалинии запросили с меня 5.000 долларов. Короче, я решил лететь через Америку. С ней всегда договоришься, если заявить себя любопытствующим путешественником с прозрачными целями. На другом конце света, в череде «ем'елей» замаячило имя Эрика – единственного человека на свете, который регулярно, по средам, летает на остров Малый Диомед с материка. Если погода позволяет.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать