Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Стоунхендж (страница 51)


Глава 14

Перед глазами была сухие стебли травы, ползали жуки и муравьи. Сильно пахло клевером. Чирикали воробьи. Серые неопрятные глыбы наползали одна на другую, как исполинские черепахи в брачный период, только что не стонали. Легкие ветерок посвистывал в стеблях, стряхивал перезревшие семена.

За ноги что-то ухватило. Томас подпрыгнул от неожиданности и сразу увидел, что каменная россыпь находится неподалеку от стены замка. Калика высунул голову следом, сказал саркастически:

— Разочарован?

— Ну, почему же...

— По роже вижу. Мечтал вылезти прямо в спальне этого ночного дятла!.. Или хотя бы на кухне.

Томас сказал с достоинством:

— Сэр калика, я нахожу эти инсвинуации в мой адрес неуместными. Если и мечтал, то попасть в оружейную, куда утащили мой доблестный меч!

— Ну да, а пошто ухи покраснели? Да еще так, что о них можно светильники возжигать. Вернемся?

Томас спросил холодно:

— В каменоломню?

— Здесь холодно, — объяснил Олег, — есть нечего... А там о нас заботились! Кормили. Работу давали... Ты пригнись, а то что-то стражи забегали. Ищут кого-то. Все-таки приятно, когда кому-то нужен на этом свете, кто-то ищет тебя... Совсем ты бесчувственный, сэр Томас!

Томас не знал, что ответить: тон калики был уж очень серьезен, а славянскую душу понять трудно, лучше и не пытаться. Зато как переползти незамеченными через ров, а вода холодная и грязная, пахнет гадостно, потом уйти в лес, что отсюда едва чернеет... Без чаши, без оружия, доспехов?

Калика приложил ухо к земле, долго слушал, сказал удовлетворенно:

— Шустрый здесь народ... Уже погоня. Здесь даром хлеб не едят.

Томас напрягся. Если люди из замка пройдут по их следу, а они наверняка с факелами, так что не проползут, а пробегут, то двое безоружных вряд ли устоят.

Калика прислушивался, лицо смягчилось. Томас изнывал от нетерпения и тревоги. Долго не решался прервать размышления волхва, наконец заподозрил, что тот думает не о спасении шкуры, а о спасении души, ищет новые пути к Истине.

Он проследил за его мечтательным взглядом, вздрогнул, будто сзади пырнули шилом. Калика заслушался крохотного кузнечика, что пиликал, сидя на стебельке перед его носом, свою нехитрую песенку! Кузнечик аж трепетал от вдохновения, верещал счастливо и самозабвенно — наверняка вокруг сидят, разинув рты, зеленые кобылки, очарованные менестрелем с сяжками, — но калика, калика! Вот и верь теперь, что ищет пути спасения для всего человечества!

Калика краем глаза уловил, как менялось лицо Томаса.

— Грубый ты человек. Душа должна раскрываться навстречу прекрасному.

— Сэр калика...

— Ладно, пойдем. Нет, поползем. Как червячки, только зад сильно не вздымай, не вздымай. Вдоль стены, сюда не смотрят, а затем по башне наверх...

— Сэр калика, из меня плохой лазун, — предупредил Томас. — Мне эти самые... убеждения мешают.

— Тогда ты и танцевать не умеешь? Ладно, я полезу сам, потом затащу тебя.

— Я и сам залезу, только скинь веревку.

— Скину, — пообещал Олег. — Оба конца!

Они прокрались под стеной, наверху стражи перекликались, лениво посматривали через выжженное и вытоптанное поле в сторону темного леса. Только оттуда может появиться опасность, но пока одолеет чистое пространство, можно успеть собрать свое войско.

Основание башни под тяжестью вдавилось в землю, хотя и там не сыра земля, а камни, скалы. Цепляясь за крохотные выступы, калика пополз вверх, а, на взгляд Томаса, так побежал вовсе. Неотесанные глыбы выступали краями, даже не особо опытный лазун взобрался бы на самый верх, если не будет оглядываться вниз, а калика, судя по всему, мог брать призы на любой ярмарке.

Олег притаился за выступом, выждал, когда страж повернулся спиной, прыгнул и оглушил кулаком по голове.

— Снимай сапоги, — прошептал он распростертому телу, — и ножи дай сюда...

Он торопливо сбросил веревку, выждал, пока дернули за конец, быстро и сильно потащил наверх, перебирая руками так быстро, что Томас вынырнул над краем стены, как пробка, выброшенная со дна моря.

Вдвоем пробежали по верху стены, как два волка напрыгнули на стража, что только-только сел обедать, ободрали, как липку, оставили голого и связанного, зато Томас оделся и забрал оружие.

— В конюшню? — предположил калика

— Что у тебя за страсть к конскому навозу, — не понял Томас, — а мой меч, доспехи, а сама чаша?

— Да ладно! Я думал, ты о них уже забыл.

Солнце уже поднялось над башнями. Они быстро спустились на крышу подсобных строений, калика отыскал лаз на чердак, опустились в темноту и крепкую, как рыбацкую сеть, паутину, замерли. Снизу доносился шум прялок, женские голоса.

Когда глаза привыкли к темноте, калика прокрался на другой конец чердака. Томас путался в паутине, отплевывался, потом его едва не оставила заикой кучка летучих мышей — кто их только назвал мышами, здоровые, как кабаны, едва не стоптали, как их крылья носят, хоть и кожаные.

Калика приподнял крышку, исчез в светлом квадрате. Томас без колебаний полез следом. Лестница вела в большой захламленный чулан, заставленный чуть ли не до потолка рухлядью. Томас расчихался, ступеньки трещали так громко и отвратительно, что не только сам Томас, но и его краденые доспехи покрылись гусиной кожей.

— Куда теперь? — спросил калика. Он озирался растерянно, пригнувшись слегка, похожий на готового к прыжку зверя, в руке поблескивал короткий нож из

плохого железа.

— Я думал, — удивился Томас, — ты все знаешь!

— Тебе лучше знать как строят замки, что в них и где...

— Да разве это замок? Это какой-то каменный терем!

— Каменных теремов не бывает. Их тогда зовут уже кремлями. Или кромлехами, как у вас в Британии... Интересно, правда? Ладно, потащимся по этажам... или тут еще поверхи? Оружейная должна быть справа внизу, а покои хозяина замка в левой башне. А чаша, скорее всего, попадет в сокровищницу.

— Нет, — возразил Томас. — Сперва она настоится в покоях самого главного мерзавца: побахвалиться должен. Знаешь, сколько наврет?

Калика кивнул.

— Догадываюсь, я сам с одним таким иду...

Он пробрался среди сундуков, скрынь и мешков к дверям. Томас, злой за несправедливое обвинение, он в самом деле брал штурмом башню Давида и дрался на стенах Иерусалима, спросил язвительно:

— Неужто нет жажды порыться? Вдруг да какие магические вещи отыщутся...

— Омниа мэа мэкум порто, — ответил калика.

— Вот-вот, для таких же дьявольских заклинаний.

Дверь заскрипела немилосердно. Похоже, властелин замка очень редко приходил в чулан. Даже если любил рыться в поисках магических вещей.

Калика остановился, давая глазам присмотреться к свету. Томас нетерпеливо сопел в затылок, едва не слюнявил волосы. При попытке почесать затылок калика сразу попал пальцами в его раскрытый рот. Томас гадливо сплюнул.

— Ты где ими ковырялся?

— Все тебе скажи. Лучше не спрашивай.

Он пробрался в дальний угол, отодвинул шкаф. За ним была потайная дверь. Томас покачал головой. Калика знал, куда шел. Если такому учатся в отшельничестве, то понятно, почему в пещеры идет все больше народу. Если его дядя Эдвин оставил боевого коня и меч ради вот такого умения, то его причуда теперь хотя бы понятна...

Эта комната была побольше, обставлена богато. Калика сразу прыгнул и прижал к стене перепуганную служанку. Томас быстро смастерил кляп, калика зажимал ей рот, вдвоем связали и бросились к широким дверям. Служанка извивалась в путах, ее тело было молодым и зовущим, а глаза возмущенно следили за двумя сильными мужчинами. Оказывается, это гнусная ложь, что грабители жадно набрасываются на таких хорошеньких, не стоит даже морочить себе голову, в ночных грезах воображая всякое, мир не таков, а настоящие мужчины перевелись вовсе...

Томас на ходу заглянул в шкаф с одеждой, фыркнул, чересчур много пестрого тряпья, вслед за каликой выскользнул за дверь. В коридоре тускло горели светильники, запах растопленного масла был горьковат. Снизу сонно залаяла собака. Калика как огромная тень пронесся на цыпочках вдоль стены, возле огромной двери, похожей на ворота, остановился, указал Томасу глазами.

Они ворвались, как два быка. В просторной комнате было немало вещей, столов под стенами, но в самой середине стояла кровать с балдахином из желтого шелка и с тяжелыми занавесями со всех сторон. Калика кивнул Томасу на дальний стол, там стояла блистающая чаша, а сам бросился к постели.

Томас поспешно отвернулся. Сердце замерло, словно вмороженное в глыбу льда. На глаза навернулись слезы. Чаша, сказал он себе настойчиво. Наконец-то отыскал, потому и слезы. Слезы благодарности Всевышнему, который вел, направлял его самого и его руку, как и все члены. Все остальное тлен, в какие бы одежды ни рядилось...

Он сорвал штору, завернул чашу, стараясь не обращать внимания на звуки, что доносились со стороны постели. Лучше пусть калика: ему не обязательно вызывать врага на поединок, раскланиваться, обмениться любезностями, соблюдать все правила вежливого обхождения с противником.

Взгляд упал на тускло поблескивающее железо в углу. Томас подпрыгнул. Ночной Сокол велел принести доспехи англа в свои покои! Пробовал напялить на свои тощие кости? И пытался поднять одной рукой его меч?

Когда калика вернулся от постели, такой же невозмутимый, словно вылез из-под одеяла, Томас был уже в своем доспехе. Калика затянул ему на спине ремни, стукнул кулаком.

— Вылитая перловица!.. Только перл из тебя, как из моего...

Томас косился на задернутый занавес постели. Крови оттуда не вытекало, но это не значило, что Ночной Сокол остался цел. Вместе с женщиной, если он допускает их в постель.

— Как там?

— Как должно, — отозвался калика лаконично.

— Он... был один?

Глаза калики были темно-зелеными, словно листья клена, а голос ровный, без эмоций:

— У него широкая кровать, но подушка одна. Похоже, он не допускает баб в постель. Да и верно делает.

— Да, они все предают.

Томас ощутил себя так, словно гора упала с плеч, а тяжелые доспехи стали невесомыми. Он не желал, напомнил себе строго, чтобы хоть какая-то женщина пострадала. Даже если она делит ложе с этим извергом. Даже если она предательница. Калика говорит, что они все предательницы, но не убивать же их всех?

Он постарался придать своему голосу сарказма:

— А ты так и пойдешь голым?

— Разве я голый? — удивился калика.

— Ну, по европейским меркам.

— Какая в лесу Европа?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать