Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Стоунхендж (страница 64)


Калика скалил зубы. Томас и Яра изо всех сил отчаянно старались держаться порознь. Томас помнил жуткое предательство, все женщины — предательницы, это у них крови, ни одной верить нельзя, она смиренно избегала его гнева, но то дорога становилась чересчур узкой, то повороты в лесу опасно скрывали их друг от друга, а поодиночке любые разбойники перебьют и ограбят, так что рыцарь надменно хмурился, но бдил за слабой женщиной, а она на привале, ненавидя и презирая высокомерного англа, хлопотала у костра, готовила горячее варево, подкладывала ему самые лакомые куски, ибо мужчинам нельзя без похлебки и жареного мяса, а этот англ что-то совсем исхудал и какой-то бледный...

И наливала ему сама, чтобы он поберег силы для будущих боев. И выбирала побольше миску — а то одни глаза да скулы остались. Надо обрастать мясом!

Лес не становился ни гуще, ни дремучее, только было ощущение, что хоть и очень медленно, но удаляются из теплых краев в земли севера.

Томас заметил, что калика оглядывается чаще обычного, посматривает на небо, прислушивается к ветру. Да и сам ощущал некое напряжение, словно перед грозой.

— Погоня?

Калика раздраженно дернул бровью. Томас в самом деле ощутил себя глупо. Хорошо, Яра не смотрит в его сторону. Погоня сидит у них на хвосте, или, как говорит калика, заносит им хвост на поворотах еще с момента, как Томас в разрушенном Иерусалиме вынул из тайной ниши чашу. Только ей — погоне, а не чаше! — с хряском сшибли рога в Константинополе, но сейчас разбитый наголову враг собирает силы, настигает их, благо продал душу дьяволу. А кому помогают демоны, тому вечно гореть в геенне огненной.

— Маги?

— Тебе впервой?

Томас покосился на Яру, гордо раздвинул плечи.

— Что может устрашить воина, у которого сердце горит отвагой, а чудесный гвоздь торчит в рукояти меча?

— И шило в другом месте, — проворчал калика. — Будь настороже, Томас, враг не дремлет. А меч твой с гвоздем остался в Болгарии.

Он все замедлял ход коня, наконец остановился вовсе. Томас спросил нетерпеливо:

— Засада?

— Похоже.

Томас посмотрел на Яру, двинул плечами так, что панцирь заскрипел и смялся на спине, прищемив кожу.

— Так чего мы стоим? Кинемся на них, пока не убежали!

Калика покосился на бравого рыцаря, неожиданно согласился:

— Кинемся.

Он сделал движение послать коня вперед, но рыцарь вскрикнул:

— Сэр калика, а разумно ли самим лезть врагу в лапы?

— Но ты же сам предложил...

— Мало ли что я предложил от избытка рыцарской удали! А ты должен действовать мудро. Иначе стоило ли в пещерах отшельничать?

Калика, хмуро ухмыляясь, слез с коня, пробежал, пригибаясь, вперед к каменной гряде. Томас и Яра слезли с коней.

— Ты жаловался, — сказал калика, не поворачиваясь, — что осточертело таскать тяжелый щит?

— Сэр калика, я не употреблял таких слов. Я знаю: позови черта, он

и придет...

Калика требовательно протянул руку, заглядывая в щели между камнями на гребне. Томас послушно подал щит. Калика поднял его над головой, держа за самый краешек.

Через мгновение раздался страшный звон. Щит вырвало из руки калики, отшвырнуло на десятки шагов. Томас сбегал за щитом, поднял, не веря глазам. Позади ахнула Яра, она держала их коней в поводу.

Это был не щит — похоже больше на кастрюлю. Что-то ударило в середину щита с такой силой, что вывернуло его наизнанку, согнуло края навстречу удару.

— Светлые боги! — прошептала Яра.

К ее ногам докатился этот гладкий валун с человеческую голову, с одной стороны осталась краска с рыцарского щита. Им только стены в замках разбивать, а не рыцарские доспехи!

Томас побелел, сразу подумав о великанах. Он много слышал о них в рассказах про рыцарей Круглого стола, но готов ли сам сразиться с такими чудовищами?

За гребнем было широкое поле, дальше густые кусты. За ними шевелилось нечто огромное, с торчащим кверху зеленым частоколом гребней.

— Пресвятая Дева! — вскрикнул Томас, лег рядом с каликой, смотрел в щель между камнями. — Это драконы?.. Или Змеи? А где великаны?

— Тебе еще великанов подавай, — проворчал калика. — Мало тебе плюющихся крокодилов.

— Плюющихся?

— А как, по-твоему, они камни пуляют? Набирают в зоб побольше, а потом стреляют, как вон ты горохом в детстве. Ну, это еще ничо... Я видал жуков-бомбардиров, те тоже стреляют, только из другого места...

— Я не стрелял горохом, — оскорбился Томас, — Никаким местом! Это забава простолюдинов. А если нам перебежками?

— Высунь голову, — предложил калика. — Или хотя бы шлем на палке.

— У меня нет другого шлема, — ответил рыцарь, подумав. — Как и другой головы. Это у вашего Змея Горыныча....

Над головами раздался свист. Два булыжника пролетели один за другим. Первый сорвал перья со шлема рыцаря, второй чиркнул по железу. Томас вжался в землю еще больше. Тут же грохнуло, а валун, за которым он прятался, качнуло, в нем появилась трещина. Томас поспешно отполз, следующим попаданием разнесет вдрызг, стреляет такими же валунами!

— Что делать, сэр калика?

— Спроси Яру, — огрызнулся калика, — и поступи наоборот. Я не думал, что эти звери еще сохранились. Когда-то их было много, потом перебили...

— Как перебили? — не поверил Томас. — Таких чудовищ!

— Как... Каменными топорами! Другого оружия тогда еще не было. Как и всех других: саблезубых тигров, мамонтов, пещерных львов, панцирных носорогов, драконов, смоков, Змеев, грифонов.

Томас в задумчивости почесал железной дланью шлем в затылке:

— Ну, где теперь возьмешь каменный топор...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать