Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Стоунхендж (страница 97)


Глава 5

Впереди был город. После великолепия Киева и сарацинских городов он показался Томасу маленьким и грязным даже издали.

С них даже не взяли плату в городских воротах. Томас ревниво нахмурился: если налоги здесь не взимают, то не смогут содержать войско для защиты города. А город, что на берегу, — просто приманка для викингов, что все еще рыскают по северным морям, да и легкая добыча для норманнов с материка. Они уже высаживают отряды для грабежа, а некоторые закрепились на побережье Британии. Пока что их сбрасывают в море, но если калика прав, — хотя в это трудно поверить, что англы и саксы когда-то тоже явились в Британию с материка, потеснив, а затем и уничтожив бриттов, — то и нынешние норманны могут так же точно поступить с англами. Если те будут жить так же беспечно...

Калика наблюдал за лицом Томаса, угадал, вернее прочел, ибо у Томаса, по его словам, все на лбу написано крупными буквами.

— Ничо... Наведешь пор-р-р-рядок!

— Что? — вскинулся Томас, разбуженный от дум.

— Ты уже прибыл. Это Британия. Действуй.

Томас пощупал чашу в мешке.

— Мне бы только доставить ее в святой храм Дункана, и дело с концом.

— Ну, у конца дела другие. А чашу, боюсь, придется нести не в храм святого Дункана, а чуть дальше.

Томас насторожился. Глаза калики были печальные, понимающие. Томас спросил, чувствуя холодок по спине:

— А... куда?

— В храм святого Дункана принес бы потомок Иосифа Аримафейского. Тогда чаша, в которой столько скрытой мощи, стала бы просто коллекционным экспонатом в богатейшей сокровищнице... Тайных.

Их обгоняли нарядно одетые горожане, несли детей. Лотошники спешили с нехитрым товаром, переговаривались весело и возбужденно. Томас начал посматривать по сторонам уже горделиво, показывал Яре, что живут вообще-то неплохо, если смеются и одеваются лучше.

Улица вывела на площадь, что уже до половины заполнилась народом. Посреди высился деревянный помост, в центре которого стояли три ошкуренных заостренных столба. Троих миниатюрных, очень красивых женщин привязали к столбам, носили хворост, связки поленьев. Все было до отвращения знакомо Олегу, разве что на верхушках столбов были наспех привязаны по кресту из перекрещенных прутьев.

— Жертвы для теплой зимы? — спросил Олег.

Томас оскорбился.

— Как ты можешь!.. Неужто мы непросвещенные язычники? У нас цивилизация!.. Это ведьмы, их сжигают за колдовство, вызов грозы, порчу коров...

Олег равнодушно покачал головой.

— Темный народ!.. В жертву принести — это честнее.

— Ну да, — возразил Томас, — разве можно жечь невиновных?

— А, тогда понятно... По вашей вере, надо сперва опорочить человека, чтобы оправдаться перед своей совестью.

— Сэр калика, ты не понимаешь. Сжигая ведьм, тем самым их спасаем. К тому же действуем на благо народа, чтоб ему ведьмы не вредили.

Олег оценивающе посмотрел на женщин, приготовленных для мучительной казни.

— А все-таки самых красивых выбрали... А говоришь, не в жертву!

— Они ведьмы!

— Зачем им быть ведьмами, когда они такие красивые? Им и так все отдадут, без колдовства. Ведьмами становятся некрасивые, им ничего больше не остается, как стать умными.

Томас смотрел озадаченно.

— А как же... Я слышал, что все ведьмы могут быть красивыми!

— Это другое дело. Умная женщина сумеет быть красивой.

Томас покосился на Яру. На мужественном лице рыцаря было сомнение. Женщина, что едет с ним, очень красивая. Настолько, что у него сердце болит, когда она отводит взор или хмурится. А кончики пальцев жжет, как огнем, если невзначай коснется ее руки или — помоги Пресвятая Дева! — ее груди, как уже случалось. Но она явно ведьма!

Иначе почему каждую ночь ему снится такое, такое... что за одно воспоминание днем можно угодить навечно в геенну огненную?

Они не стали рассматривать сожжение, не до зрелищ, Томас на ближайшем постоялом дворе купил, по-рыцарски не торгуясь, трех коней и они проехали городок насквозь. За северными воротами лежала ровная утоптанная дорога.

Томас указал дланью:

— За тем холмом лежат владения сера Огдина. Он в родне, хоть и дальней, с нашим родом Мальтонов.

— Хорошие места, — согласился Олег. Он потянул носом, прислушался, в голосе прозвучало сожаление. — Нет, медом не пахнет...

— Медом? — изумился Томас. — Здесь может пахнуть кровью, железом, горящим лесом или селами, но — медом?

Яра смотрела на калику с любопытством. Ее конь шел рядом, а ее нога касалась сапога калики. Томас пустил коня с другой стороны, чтобы видеть калику, а что взгляд то и дело соскальзывает на эту надменную женщину, то это по чистой случайности.

— Медом, — ответил Олег, взгляд зеленых глаз стал задумчивым, — настоящим вересковым медом.

— Вересковым? — воскликнул Томас. — Сэр калика, ты заговариваешься от великой учености.

— Вересковым, — повторил Олег. — Настоящим вересковым. Волшебным, возвращающим молодость, здоровье, силы. Его умели варить пикты... был такой народ на Оловянных Островах, которые они назвали Альбионом, а высадившиеся на берег захватчики бритты — Британией. Пикты сражались отважно, но бритты были сильны и свирепы. В долгих сражениях сломили мощь пиктов. Те не желали попасть под чужое господство, погибли почти все... Однажды король бриттов Владибор объезжал страну, уже постаревший, больной, раздраженный. Он помнил вкус верескового меда, его угощали пикты, тогда высадился вроде бы мирно... Но пикты погибли, с ними ушел и секрет верескового

меда.

Томас слушал зачарованно, калика рассказывал о далеких славных битвах, он слышал ржание коней, звон мечей и свист стрел, зов боевых труб, а Яра сказала тихо:

— Больше никогда-никогда...

— Почему? Один из отрядов наткнулся в лесу на дряхлого деда, что с внуком жил в лесной хижине. У них отыскали кувшин свежего верескового меда! Привели обоих к королю, тот спросил, неверяще: умеют ли варить вересковый мед? Да, ответил старик. Мы — последние медовары. Король велел тут же приготовить мед, пообещал горы золота. Когда те гордо отказались, велел привязать к деревьям, а палач начал разводить костер. Долгие пытки способны ослабить любую гордость...

Томас, что уже дышал учащенно и хватался за меч, возразил горячо:

— Не любую!

— Старик, видимо, так не считал. Глядя на раскаленные щипцы, которыми палач приготовился рвать куски мяса, взмолился: король, я приготовлю! Но только... только мне стыдно смотреть в глаза своего внука. Молодость не понимает ценности жизни, будет презирать, обвинять в предательстве!.. Король подал знак, внука тут же пронзили мечом. Старик посмотрел на убитого, разогнул спину и засмеялся в лицо грозного короля: я не верю в стойкость молодых, потому и просил его убить. А сам я из старых, что и под пытками не кричат, а поют боевую песнь пиктов о твоей погибели!

Томас долго молчал, сопел, брови грозно сшиблись на переносице, а пальцами, как видел Олег, давил горло проклятого короля. Не проговориться бы, щадя благородные чувства молодого рыцаря, что вожак высадившихся на берег завоевателей бриттов был не то его прапрапрапрадедушкой, не то еще несколько раз «пра».

Внезапно Томас встрепенулся:

— Сер калика! Мне одна мысль пришла...

— Если одна, — откликнулся калика, — то хорошо, выдержу.

— Ты ж бывал у пиктов! Я в жизнь не поверю, зная тебя, что не знаешь все их замашки, языческие ритуалы, что не улучшал породу... я тебе вовек половцев не забуду!.. и что не знаешь как варить вересковый мед!

Калика долго молчал, конь под ним шел ровно, потряхивал гривой, на рыцаря косился умным глазом кротко и с немым укором.

— Томас... — сказал калика наконец, его взгляд был устремлен в туманную даль, — Ты же слышал, за что эти двое погибли?

Томас ощутил как тяжелая горячая кровь прилила к лицу. Щеки защипало, уши раскалились и потяжелели.

— Ох, прости, — сказал он с раскаянием. — Я просто... с языка сорвалось!

Они не успели даже проголодаться, вдали показались башни и стены замка. Замок был стар, под ним угадывался холм, уже осевший и размытый дождями. Вокруг замка шел вал, тоже едва заметный. Ворота были закрыты, а подъемный мост поднят.

Подъехали ближе, Томас протрубил в рог. С крепостной стены крикнули:

— Кто и по какому делу?

Олег кивнул Яре на блестящие шапки, что едва высовывались над каменным краем. Их держали под прицелом арбалетов.

Томас крикнул звучно:

— Томас Мальтон из Гисленда!

Слышно было, как стражи переговаривались, кто-то посылал кого-то, кто-то сопел, шумно чесался, вздыхал. Наконец после долгого ожидания тот же голос проревел уже с угрозой:

— Томас Мальтон?.. Томаса Мальтона вовсе нет в Британии!

Томас крикнул страшным голосом, от которого дрогнули стены:

— Скажи тому, кто послал тебя, что он вернулся из Святой Земли. И ничто его не остановит, чтобы взять свое и наказать врагов.

На этот раз ждать пришлось намного дольше. Но страж уже ничего не спрашивал. Затрещало, заскрипело, подъемный мост начал опускаться.

Когда толстые дубовые бревна коснулись каменного берега, Томас бесстрашно пустил коня вперед. Олег и Яра ехали следом, насторожившись.

Некоторое время их рассматривали через смотровое окошко. Томас видел красную испитую рожу, наглые навыкате глаза. Наконец страж пробасил довольно:

— С вами женщина?.. Вот здорово! А у меня есть запасной матрас и кувшин вина.

Яра посмотрела на него как на пустое место.

Заскрипело еще надсаднее, застонали толстые канаты. Тяжелые створки ворот медленно распахнулись.

В проеме во главе дюжины вооруженных воинов стоял приземистый человек с красной бородой. Его шлем держал в руках изящный паж. Завидев Томаса, краснобородый расплылся в улыбке.

— Глазам не верю! Томас!

— Огрин!

Он пошел вперед, распахивая объятия. Томас спрыгнул с коня, поводья бросил стражам. Они обнялись со звоном и дребезгом. Воины некоторое время смотрели, как оба хлопают друг друга по плечам, хохочут, лишь потом заметно расслабились, а на стенах вроде бы опустили арбалеты.

Краснобородый Огрин отстранился, провозгласил громким торжественным голосом:

— Дорой сэр Томас, мой замок в твоем распоряжении!

Томас повел дланью в сторону Олега и Яры.

— Позволь представить моих благородных спутников, сэра калику Олега Вещего и Яру, дочь степей и леса. Оба оказали мне неоценимую услугу, сопровождая из их лесной страны в нашу страну лесную.

Огрин сделал широкий жест.

— Ваш путь был долгим, доблестный сэр и очаровательная леди. Слуги позаботятся о ваших конях, а для вас приготовят комнаты в замке. Каэрдин, распорядись!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать