Жанры: Детская Фантастика, Фэнтези » Диана Дуэйн » Безграничное волшебство (страница 11)


Она опять глянула на Сахарную Голову. «Ну на что это похоже? Покажи! Покажи!..»

Ничего как бы и не изменилось. Ни движения. Ни туманно зарябившего, как забрызганное стекло, воздуха. Ни единого знака! Просто минуту Сахарная Голова была ярко-зеленой, словно в самом начале весны. А в следующее мгновение на месте ее оказался город…

Никогда здесь не было подобных городов! Таких башен! Таких шпилей! Что за материал? Это, должно быть, стекло или хрусталь. Стеклянная гора. Хрустальный город. Сияние, блеск, переливы света и огненных бликов. Город сиял словно бы сам собой, независимо от солнечного света. Город лил свет вокруг, на соседние холмы, которые отбрасывали длинные, густые тени. Ослепленная, Нита вглядывалась в лежащие лиловыми пятнами тени, и ей казалось, что там происходит какое-то движение. Впрочем, свет так бил в глаза, что ясно разглядеть что-либо не было никакой возможности. Сахарная Голова превратилась в странное сооружение, словно бы облепленное башнями, арками, колоннами, лентами архитравов. Все это как бы парило в воздухе, откровенно попирая земные законы гравитации. Ни один архитектор и вообразить бы себе не мог ничего подобного. Фантастический хрустальный город-гора. Деталями, отдельными формами город все же был похож на творение рук человеческих. Но те, кто построил его и жил здесь — ЖИЛ СЕЙЧАС! — могли и не быть людьми. Однако они и не были чужды человеку, а может, и любили его. «Они все еще здесь», — когда-то сказала Туала и почему-то засмеялась.

Нита зажмурила глаза и позволила видению исчезнуть. И оно пропало. Вновь перед ней коричневый от жары вереск на крутом склоне гранитной горы с голой морщинистой вершиной. Нита глубоко вздохнула и двинулась дальше, к следующему холму, за которым начиналась дорога к дому тети.

— Это, оказывается, просто, — сказала она себе. — Это просто… По крайней мере для волшебников. И то лишь на мгновение. НО ЭТО НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ ТАК ПРОСТО!..

Она направилась к ферме.


На следующее утро началась охота на лис. Нита пропустила самое начало, потому что опять читала допоздна и болтала с Китом.

— Кит, — сказала она, — я не знаю, сколько еще смогу выдержать.

— Потерпи, что же делать? — откликнулся он. — Я тоже буду терпеть. Вчера видел твоих родителей.

— Как они?

— Нормально… Собирались позвонить тебе сегодня вечером. Но потом решили дать пару дней, чтобы ты освоилась там, на месте.

— Отлично, — обрадовалась Нита. — А тут такие дела творятся…

Она почувствовала, как Кит понимающе кивает в тридцати пяти сотнях миль от нее.

— Я все вижу, — сказал он. — Слишком хорошо вижу, Нита.

— А?

— Ну я хочу сказать, что немного дергаюсь из-за этих твоих дел. Ты без всяких волшебных заклинаний можешь все это проделывать? Странно…

— Верно. Но ничего страшного. Я могу так же легко и возвращаться.

— Надеюсь, — неуверенно ответил Кит.

После этого разговор угас. Удивительно трудно вот так говорить друг с другом. Обычно легкий, живой, понятный с полуслова разговор сменился натужными обрывочными репликами и вздохами, долетающими через такое невообразимое пространство. Впервые ей пришлось рассказывать Киту о том, в чем он не участвовал.

— Как Дайрин? — спросила она.

— Занята чем-то… понятия не имею чем. Какие-то дела с дальней галактикой.

— О нет, только не это, — вздохнула Нита. — Иногда я побаиваюсь, что ее просто исключат из списка. Она слишком энергична. Сует свой нос всюду, не дожидаясь Вызова.

Они еще немного поболтали и отключились.

Этот-то разговор и вспоминала Нита утром за завтраком. На кухне царил хаос. Забегали по дороге в конюшню охотники, чтобы «быстренько глотнуть чайку». Нита уже давно поняла, что в Ирландии не было ничего равного чашечке чаю. На самом деле это выливалось в полдюжины чашек, выпиваемых регулярно по одной через каждые полчаса. Во время чаепития непременно пересказывались все интересные, и не очень, новости. «Чашечка чаю» могла возникнуть в любое время дня и ночи, собирая любое количество мужчин и женщин, и всегда оборачивалась нескончаемой беспорядочной беседой или просто праздной болтовней, перемежаемой веселым смехом и взаимным поддразниванием. Вертясь среди толкущихся в кухне людей, Нита наслушалась всяческих новостей, выдумок, слухов и россказней.

Постепенно кухня пустела. Люди расходились. Те, что участвовали в охоте, были одеты со щегольством: красные пиджаки, черные шапочки, бежевые бриджи для верховой езды и черные, начищенные до блеска сапоги. Они с жаром обсуждали маршрут и план охоты. Предполагалось начать от Пика Калари за Большой Сахарной Головой, спуститься вниз и прочесать фермерские поля вплоть до Ньюкасла. Однако охотников смущали упорные слухи о странном и внезапном исчезновении всех лис в округе. Слушая их недоуменные споры и восклицания, Нита только улыбалась про себя, наливая очередную чашечку чая. Она, кажется, и сама вошла во вкус.

— Ну наконец-то, — с облегчением вздохнула тетя Анни, выпроводив последних толкущихся в дверях охотников. Она налила себе чаю и плюхнулась на ближайший стул.

— Они еще будут возвращаться мимо нас, — заметила Нита.

— Конечно. Но не скоро, ближе к ночи.

— И ни одной подстреленной лисы, да, тетя? — с иронией спросила Нита.

— Ни единой. — Тетя Анни искоса глянула на Ниту. — И скажу тебе по правде, я не очень-то расстроюсь.

— Я тоже, — откликнулась Нита.

Повалявшись до двух часов на солнышке, она отправилась на задний двор, чтобы с забора понаблюдать за происходящим в поле. Примерно в полумиле от нее по полю тяжело

проскакал всадник, волоча за собой на длинной веревке старую лисью шкуру — главный объект «охоты».

Долго никто не показывался, а потом грянул и полетел над полями дружный лай собачьей своры. Вслед за этими протяжными всхлипами и подвываниями появились и сами собаки со свисающими из разинутых пастей языками. И тут же на взгорке возникла восхитительная кавалькада всадников на лошадях всех мыслимых и немыслимых мастей: гнедых, каурых, в яблоках, вороных и пегих. Они скатывались с холма, галопом неслись по усеянному рытвинами пастбищу, и восторженно заливался охотничий рог: та-ра-ра-ра! Всадники улюлюканьем вторили пришедшим в раж и захлебывающимся лаем собакам.

Всего полторы минуты потребовалось охотникам, чтобы промелькнуть мимо и исчезнуть за ближайшим холмом. Их было около пятидесяти. И все в красных пиджаках, бежевых бриджах и уже не очень-то черных сапогах. Стук лошадиных копыт и завывание собачьей своры затихли вдали.


Всадники начали возвращаться на ферму примерно через три часа. Захлебываясь и перебивая друг друга, они возбужденно толковали о падениях, прыжках, преодолении водных преград и о многом таком, чего Нита не особенно и понимала. Но, кажется, все были непомерно довольны. Охотники — хорошо проведенным временем, а Нита — тем, что обошлось без подстреленных и распотрошенных лис.

Обед в этот вечер превратился в своеобразный марафон под уже привычным названием «маленькая чашечка чая». В кухне толклись конюхи, тренеры-наездники, управляющий конюшней, фермеры. Часы пробили двенадцать, когда ушел последний из них, по самые уши нагруженный тем, что называлось чашечкой чаю — вином, виски, пивом и всеми остальными напитками, что нашлись в погребе у тети Анни.

Нита, насладившись охотничьими байками и лошадиными разговорами, еще в восемь часов ускользнула к себе в фургон, но теперь, когда все ушли, вернулась в кухню помочь тете Анни с мытьем посуды и уборкой.

— По крайней мере в этом году с лисьей охотой покончено, — сказала тетя. Она подняла глаза к потолку и патетически произнесла: — Но ты заметила, как они пьют и едят?

— Угу, — согласилась Нита. — Вам, тетя, помочь еще чем-нибудь?

— Нет, думаю, на сегодня достаточно. Ты собираешься отправиться спать?

— Сначала мне хотелось бы немного прогуляться.

— Прекрасно. Только не переломай ноги. Все пастбище в ямах и колдобинах. Соседские коровы истоптали его вдоль и поперек.

— Ладно.

Она надела куртку и вышла на улицу. Было полпервого ночи, но сумерки еще не сгустились совершенно, и если на западе небо чернело, то с востока уже, казалось, поднимался медленный рассвет. Нита разглядывала небо. Оно словно бы спряталось под пологом тонких облаков, который, однако, был проткнут иголочками самых ярких звезд и планет. Высоко-высоко угадывались Юпитер и Луна.

Нита зашагала по пастбищу, погружаясь во тьму и тишину. Остановилась и постояла немного, прислушиваясь. В первый раз, с тех пор как приехала, она почувствовала себя отдохнувшей и умиротворенной. Тишина раздробилась донесшимися издалека криками птиц. Грачи. Нита разобрала их хриплые каркающие голоса. Вероятно, грачи устраивались на ночлег, но что-то обеспокоило, спугнуло их.

Она стояла среди бесконечного простора под звездами и ждала, пока ночь снова наполнится тишиной. Но крики и непонятный шум становились все громче.

Неужто там столько грачей? Или нет? Но что же это?

Мороз пробежал у нее по коже, когда издалека донесся протяжный вой. «В Ирландии нет волков», — успокоила она себя. Действительно, последних волков здесь уничтожили около 1700 года.

Но вой пронизывал ночь, а вслед за ним послышалось отрывистое тявканье и лай собак. И стук копыт. Она ясно слышала дробный, сухой звук. Очень далеко. Скакала галопом лошадь. Одна. И, значит, один всадник. «Что же это?..»

Она напрягла зрение, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть в слабом лунном свете. Но луна, затянутая пеленой облаков, лишь чуть серебрила не съеденные черными тенями клочки поля. Неподвижной темной стеной тянулись кусты живой изгороди, и непроницаемыми пятнами выделялись на фоне неба купы деревьев. А звук становился все громче. Стук копыт и вой приближались.

Нита поспешно произнесла несколько слов заклинания, которое прежде здорово ее выручало. Это было простое заклинание силового поля, создававшее словно бы защитную оболочку вокруг волшебника.

В темноте, совсем уже близко почудилось какое-то движение. Существовали заклинания, необыкновенно усиливающие зрение волшебника, но Нита не помнила ни одного, времени вспоминать не оставалось. Она видела лишь слабое свечение, скользящее, словно ниспадающая кисея, по несущейся на нее громадной бесформенной тени.

Это была не лошадь. Такой огромной не могла быть ни одна лошадь на земле. Огромное, массивное четырехногое чудовище неудержимо приближалось. Страшилище с двухметровыми рогами на тяжелом, обтянутом кожей черепе, оглушая душераздирающим оленьим ревом, вырастало из ночи. Нита видела подобное существо на картинках. Это был лось. Но не из тех, что бродят по лесам Европы в наши дни. Древний ирландский лось, вымерший еще во времена ледникового периода.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать