Жанры: Детская Фантастика, Фэнтези » Диана Дуэйн » Безграничное волшебство (страница 16)


— Что ж, — сказала Нита, — я предупреждена, МАДРИИН РУА. Благодарю.

— Теперь мы в расчете, — тявкнул лис.

Он ловко проскользнул в прореху между угрожающим сплетением колючих ветвей и исчез.

Нита поднялась и пошла дальше, обдумывая то, что сказал ей лис. «Почему же одна из Сил живет здесь, рядом? В это просто трудно поверить!»

Она свернула на узкую дорожку, ведущую к ферме ее тети. Еще издали Нита увидела тетю Анни, шедшую по полю с граблями на плече. Опять, вероятно, собирается окучивать, охаживать свою необыкновенную картошку. Нита усмехнулась. Тетя утверждала, что это очень редкий сорт, что-то вроде «елово-яблочной картошки». Никому не позволялось ходить в эту сторону поля, дабы не затоптать слабые ростки. Тетя Анни сама ровняла землю граблями, полола каждый день и чуть ли не стояла на страже у грядок со своей любимицей.

Нита еще раз оглянулась на шагающую вдаль тетю и пошла к дому. В кухне она первым делом принялась делать себе бутерброд. И тут затрезвонил телефон. Нита подбежала, сняла трубку и уже привычно произнесла: «Балливолан!»

— Миссис Каллахан дома?

— Ее нет. Что ей передать?

— Скажите ей, пожалуйста, что звонил Шон О'Дрисколл и просил перезвонить. Это очень срочно.

— Хорошо. Посмотрю, смогу ли я ее найти. Она только что вышла. До свидания. — Нита нацарапала на клочке бумажки фамилию и понеслась в поле.

Тетю она увидела еще издали. Та споро шагала к небольшому холму, возвышавшемуся на противоположном краю поля. Кричать было глупо, и Нита что было сил припустила за тетей Анни.

И тут она увидела нечто странное. Тетя сняла грабли с плеча и воткнула рукояткой в землю. И уж совсем Нита обомлела, когда маленький холм вдруг раскрылся, как громадный цветок, и тетя вошла внутрь. На мгновение Нита застыла с открытым ртом. «Не может быть!» — подумала она. И тут же вспомнила слова Тома, говорившего ее отцу:

— Ну, Гарри, вы же знаете, что способность к волшебству идет по вашей семейной линии.

«Сестра моего отца… Моя тетя — волшебница!» Переполненная недоумением, страхом, восторгом, Нита неслась к зияющей в склоне холма черной дыре…

Глава пятая. ПОД ХОЛМОМ

Расщелина оказалась неожиданно широкой и глубокой. «Неужели это происходит в реальном мире?» — подумала Нита. Она попыталась раздвоить зрение. Это было не объяснимое даже для нее самой изменение фокуса и угла обзора, дающее возможность видеть сквозь слои времени и ощущать Наложение Миров, а попросту прозреть то, что не видимо обычному глазу. Именно так она поступала вчера и позавчера. Простым глазом она видела лишь обычный холм, без трещин и расселин. Но раздвоенным, словно бы боковым зрением она увидела тетю. И вошла вслед за нею во тьму чрева холма.

— Тетя Анни, — позвала она громко, настойчиво.

Тетя остановилась как вкопанная. Она оглянулась и ахнула:

— О нет! Быть не может!

— Тетя Анни, — спокойно повторила Нита, чуть усмехаясь, — что сказали вам родители, когда отправляли меня сюда?

Глаза тети Анни гневно сверкнули.

— Ну, Гарри! Дайте только добраться до него! Уж я оторву моему братцу голову и суну ее ему под мышку!

— Они и сами ничего не знали, — попыталась защитить отца Нита. — Это не его вина.

— Может, и так, — согласилась тетя Анни, — но ты, Нита… Я и предположить не могла!

— Но о таких вещах не болтают направо и налево, — слабо улыбнулась Нита.

— Но как ты ОКАЗАЛАСЬ тут? — все еще не могла опомниться тетя Анни. — Впрочем, — она махнула рукой, — неважно. Если ты здесь, значит, должна быть именно здесь. У меня тут дело. Пойдем, глянем на них.

— На них?..

— Поменьше вопросов, — отрезала тетя Анни, — и следуй за мной.

Нита молча повиновалась. Они углубились в холм.

Впрочем, это был уже вовсе не холм, а город. Очень похожий на тот, что Нита видела на вершине Сахарной Головы, только чуть меньше и уютнее. Конечно, внутри одного холма он никак не мог уместиться. В двух, трех, десяти? Пятидесяти?.. Холмах? Вселенных?.. Тех, что простираются по ту сторону реального мира? Здесь все до странности было реально и одновременно нереально, словно видение. Широкие улицы, как бы парящие наподобие воздушного коридора. Осязаемые, почти шершавые тени. Явное журчание невидимой воды. И лежащие тут и там камни столь изощренной формы, будто слепленные искусной рукой. Здесь гуляло эхо, рожденное соломенными крышами низеньких домиков и зубчатыми башнями старинных замков. Архитектура этих необыкновенных замков смешала в себе стили и детали разных времен, стран и вселенных. Нита немало повидала в своих путешествиях, но такого даже вообразить себе не могла. Вероятно, строители странствовали не меньше ее.

И свет тоже был иным, не обычным. Он словно бы давил на глаза, был тяжелее, ярче, резче. Не то что на ферме тети Анни и на простирающихся вокруг полях. И все предметы, казалось, весили больше обычного, и похоже, грани их двоились, троились, открывая новые, непознанные стороны реального мира. И в то же время в этом резком, волшебном свете все выглядело чуть приглушенным, мягким, таинственным. И все представлялось более вещественным, более НАСТОЯЩИМ, чем в реальном мире. Это сбивало Ниту с толку и наполняло легким волнением.

— И еще одно запомни, — наставляла между тем тетя Анни, — ничего здесь не ешь и не пей. Нита вдруг громко расхохоталась:

— Ну вот, наконец-то нашлось в Ирландии местечко, где никто не потчует чашечкой чаю.

Тетя поначалу нахмурилась, а потом тоже рассмеялась:

— Вот, оказывается, как ты расцениваешь наше гостеприимство!

Они, не останавливаясь, продолжали идти мимо высоких домов, как бы возникающих из сияющего света.

— Куда мы идем? — не выдержала Нита.

— Встретиться и поговорить с людьми, которые здесь живут, — сказала тетя Анни. — У меня есть некоторые права на землю вокруг холмов. Я ее владелица. — Она искоса глянула на пораженную Ниту и по-молодому хихикнула. — Впрочем, в Ирландии никто не может утверждать, что по-настоящему владеет землей. Мы все в некотором роде арендуем ее. — Она снова глянула на Ниту. — Где ты была прошлой ночью?

— Я вдруг оказалась перед какими-то очень большими и свирепыми существами, похожими на волков. Но это были не волки, — поежилась от страшного воспоминания Нита. — Да, забыла сказать. Вам звонили по телефону. Шон О'Дрисколл…

— Ага, — кивнула тетя Анни. — Областной Контролер. Ну мы его скоро увидим, но сначала мне нужно уладить кое-что здесь.

— С этими людьми?..

— Ты знаешь, как их зовут, — сказала тетя Анни. — Но мы обычно не произносим их имя… это считается как бы невежливым.

Все равно что крикнуть кому-нибудь: «Эй, ты, человек!»

«Сиды, — сообразила Нита. — Вот кто они, эти люди холмов!»

— Вы часто видите их? — спросила она.

— Довольно часто. Как сказал поэт, «хороший забор сохраняет хороших друзей». Видишь ли, когда твоя земля соприкасается с соседней, нужно уметь разговаривать через забор. Так-то вот.

Они наконец пришли в центр города. Двенадцать деревьев образовывали круг. Три ярко окрашенных стула стояли в этом круге. Два стула были самыми обычными, а средний, похожий на великолепный трон, стоял на гладкой поверхности воды. Деревья качались на ветру, и тени от ветвей перемещались по поверхности воды, переплетаясь в замысловатые узоры. Ните казалось, будто каждый такой узор являет собой тайный, сокрытый от нее символ. В густой тени деревьев стояли люди и внимательно наблюдали за пришедшими. Высокие, ладные люди, а у их ног расположились красивые собаки. Тут же сидели и пушистые, очаровательные кошечки. На деревьях беспечно заливались радужные птицы.

Стулья по обе стороны трона были заняты. Сам же трон пустовал. Тетя Анни двинулась к трону прямиком по воде. Вита следила за нею с живым интересом. Она и сама знала несколько способов хождения по воде, однако не была уверена, что здешняя вода примет ее так же покорно, как и обычная, даже при активном заклинании. Нита осторожно последовала за тетей.

Тетя Анни остановилась примерно в трех шагах от пустого трона, поприветствовала его легким кивком, а затем повернулась к сидящему на стуле справа.

— Приветствие богов и людей тебе, Амадаун Людей Холма в Куалинн. И тебе, леди этих мест.

Дама, сидящая на левом стуле, наклонила голову.

— И тебе тоже, Аоин ди Каллодихайн, шлю приветствие, — сказал молодой человек, восседавший на правом стуле, — И тебе, Шуанита ди Каллодихайн, — важно кивнул он Ните.

Нита немного растерялась, не имея понятия о здешнем этикете. Она, подражая тете, слегка поклонилась и произнесла:

— Я — странствующий рыцарь, красивые люди. Единая приветствует вас через меня.

— Это мы знаем, — сказала дама.

— Тогда, вероятно, вы объясните мне, — начала тетя, — почему мою племянницу прошлой ночью упорно преследовала Охота? Ведь у нас есть соглашение, и вы должны предупреждать меня о появлении любой Силы.

— Нас самих не предупредили, Аоин, — сказала дама.

— Но я бы по крайней мере желала знать ваше мнение о том, что здесь происходит. Очень странно, что вы не предупреждены о столь важном вторжении. Выходит, вы даже не знаете, что вам грозит?

— Беда редко проходит мимо нас незамеченной, Аоин. Мы чувствуем, что прошлое становится беспокойным. У наших ворот уже стоит посланец… Один из фоморов.

— И что поведал этот посланец?

— Что старое станет новым в наших и ваших полях. Он предложил нам то, что когда-то уже предлагалось. Конец вашего рода. Раз и навсегда.

Тетя Анни не вымолвила ни слова. Молодой человек по имени Амадаун глянул на Ниту и сказал:

— Ты должна понять, что в некоторых Пятинах, этих королевских домах Ирландии, на вас, сыновей Миля, смотрят без особой благосклонности.

— Слышала я об этом, — нахмурилась Нита. — Некоторые Силы считают, что создание людей было глупой затеей. Верно?

— Есть такие Силы в этой части Вселенной. И потомки тех Сил, что пали ниже нас. Они никогда не жаловали людей, не жалели их и хотели бы видеть всех мертвыми. Так что возгорается старый гнев, воспламеняется древняя ненависть, возрождается вражда, опалившая когда-то эту землю.

— Да, — помрачнела Нита, — я это уже заметила.

— И эта земля, — вступила в разговор молодая дама, — земля эта помнит слишком многое. Она видела, как пришел Партолон. Она видела Немеда. Она видела нас, и Фир Болтов, и бесконечные реки людей. Но, попав под влияние Одинокой Силы, она отбрасывала, отторгала нас одного за другим. И дана была ей память. И память эта, в отличие от других земель, копила и хранила только обиды. Долгое время мы пытались залечить эти раны, но от того, что грядет теперь, лечения нет. Старое зло вновь просыпается.

— Но что-то можно сделать? — спросила Нита.

— Если и есть какой-нибудь ответ, мы его не знаем, — сказала дама, глядя прямо перед собой. — К тому же фоморы уже стоят у наших ворот. Очень скоро они появятся и у ваших.

— Мы, как и вы, сделаем все возможное, — сказала тетя Анни. — Чем они грозят на этот раз?

— Да вроде ничем. Конечно, они, как обычно, потребуют дани. А мы, как обычно, откажемся. И тогда они затеют потасовки с теми, кто послабее.

— Это нам не в новинку, — сказала тетя Анни. — Испокон веку одно и то же. Но все же надо что-то предпринять. Я полагаю, теперь созовут всех волшебников. Похоже, на этот раз нам надо брать все в свои руки, не надеясь на вас.

— Вероятно, — молвил Амадаун. — Мы, конечно, поддержим и прикроем вас. Однако, видите, и дождя давно не было. Мы, кажется, теряем способность управлять своим миром. Что-то извне набирает силу… к тому же наступает Лугназад, когда оживают в воспоминаниях древние битвы. В прошлый раз, даже имея Сокровища, мы не смогли победить. А теперь… без Сокровищ, — он печально покивал головой, — и говорить нечего. Нам уже понадобится ваша помощь.

— Тогда сдерживайте ваших посланцев, — сказала тетя Анни. — Слишком тонкими стали слои времени, все сближается и перемешивается в этой части мира. Надо постараться не разрушать Наложение Миров, пока все не разрешилось.

— Мы их удержим. А ты, — Амадаун посмотрел на Ниту, — что ты нам скажешь?

Нита окинула взглядом сияющие фигуры и пожала плечами.

— Мне кажется, вы в долгу передо мной, — спокойно сказала она. — За ту охоту прошлой ночью. Если вы по беспечности позволили случиться такому, то, думаю, обязаны оказать мне внимание и благосклонность в один из ближайших дней.

Все замерли, ошеломленные ее смелыми словами. Даже тетя Анни хмуро покосилась на племянницу. Но Амадаун едва заметно улыбнулся.

— Мы знаем, что свою оплошность должны возмещать благосклонностью. Но знаем и другое — ваша оплошность наказывается, — вымолвил он. — А теперь подойди ближе и позволь сказать тебе на ухо некое слово.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать