Жанры: Детская Фантастика, Фэнтези » Диана Дуэйн » Безграничное волшебство (страница 19)


Глава шестая. ДУБЛИН

На следующее утро, войдя в кухню, Нита увидела тетю Анни, сидящую у кухонного стола с телефоном и чашкой чаю. Она листала телефонный справочник «Золотые страницы». Ниту тетя встретила вопросом:

— Хочешь поехать в город?

— В Брей?

— Нет, в Дублин.

Настойчиво зазвонил телефон. Он трезвонил все утро. Нита слышала звонки даже в фургоне. Тетя Анни вздохнула и подняла трубку. Нита отошла, чтобы налить себе чаю.

Спустя некоторое время тетя положила трубку и посмотрела на Ниту.

— Сегодня вечером у нас состоится встреча в городском пабе, — сказала она, начиная набирать следующий номер — Тебе это будет интересно: ты же еще не была в пабе?

Нита удивленно подняла брови.

— А разве мне позволено ходить туда?

— О да! Это вовсе не похоже на ваши бары в Штатах. — Она принялась набирать новый номер. — Конечно, пить тебе нельзя, но присутствовать можно, поскольку ты уже достигла некоторого возраста. — Тетя лукаво улыбнулась. — Да и время не самое позднее.

— Как мы поедем? — спросила Нита. — На машине?

— Нет, поедем на поезде, — ответила тетя Анни. — А назад нас отвезет Дорис. Завтракай и отправимся. Погуляем, осмотрим всякие достопримечательности, эти туристские радости. — Тетя Анни снова улыбнулась. Что-то сегодня она была слишком улыбчива. — Я в долгу перед тобой за прошлую ночь…

Нита усмехнулась в ответ и пошла в фургон за курткой.


Они добрались до Грейстоуна, откуда шли пригородные поезда до Брея.

Когда поезд тронулся, Нита вдруг сказала:

~ Тетя Анни, вы знаете… Я почему-то не видела вашего имени, когда просматривала в Учебнике список волшебников.

— Естественно, — ответила тетя. — Я тогда еще не появилась или, вернее, не проявилась для тебя. Учебник чувствует такие вещи. — Она задумчиво поглядела на Ниту. — Но странно, что я не почувствовала тебя.

Тетя Анни улыбнулась.

Они доехали до станции Брей и пересели на уютный и чистенький ярко-зеленый скоростной дублинский поезд, который уже поджидал их на соседней платформе. Минут через тридцать поезд, сбавив ход, заскользил вдоль платформы с надписью «Тара Стрит». Нита и тетя Анни вышли из вагона и вошли в сверкающий оранжевым кафелем станционный павильон, щедро освещенный сквозь купольный стеклянный потолок. Они спустились по эскалатору и оказались на улицах Дублина.

Это была поистине очаровательная смесь старого и нового. Нита только и успевала глазеть да замечать. Здесь были крошечные, мощенные булыжником аллеи, которые, казалось, не ремонтировали уже лет сто или все двести. Они соседствовали с широкими улицами, наполненными ревом дорожного движения, пульсирующими живыми огнями реклам и кишащими толпами ярко одетых людей. Старинные церкви оказывались зажатыми между сверкающими витринами новых торговых центров. Веселые, захламленные городские рынки терялись в тени громадных универсамов.

— К этому надо привыкнуть, — сказала тетя, когда они перешли улицу к югу от моста О'Коннелл и направились от центра мимо величественных фасадов колледжа Тринити и Банка Ирландии в сторону тихой пешеходной Графтон Стрит. — После Нью-Йорка, этого монстра Штатов, Дублин может показаться поначалу очень маленьким. Словно попала в другой мир, где время замедлилось, а пространство сжалось, стало тесным. Но позже… — тетя коротко засмеялась, — позже начинаешь удивляться, как это мог когда-то мириться с вечной сутолокой, суетой, спешкой? И убеждаешься, что нешумная жизнь может оказаться не менее удобной и приятной. — Тетя Анни снова засмеялась. — Зато люди здесь особенные. Вот увидишь.

Они повернули налево за угол Графтон Стрит, направляясь к Национальному музею. Тетя купила билеты и сразу же повела Ниту вниз по лестнице, куда указывала стрелка с надписью «Сокровищница».

— Здесь много великолепных вещей, — сказала тетя Анни, — но эта, пожалуй, самая знаменитая.

Внутри большого стеклянного шкафа на массивной прозрачной плите стояла Чаша. Яркие лучи прожекторов освещали ее. Нита подумала, что, не будь этих прожекторов, Чаша светилась бы и сияла сама по себе.

— Ardagh Chalice, — тихо сказала тетя. — Чаша, или Котел Воскресения.

Нита вглядывалась внутренним взором волшебника, впитывая каждое слово, улавливая каждую мысль. Чаша была высотой более полуметра и в треть метра шириной. Сверкающие золотом ее выпуклые бока были украшены замысловатым спиральным узором и усыпаны рубинами и топазами. Но Нита разглядывала не сверкающие драгоценные камни, а тянувшийся серебряной нитью орнамент. Это наверняка были диаграммы заклинаний, только начертанные на очень древнем языке. На первый взгляд они могли показаться простым узором, однако простота эта была обманной. В этих диаграммах таилась великая сила, но сейчас они были неподвижными, пустыми, словно былая сила испарилась из узоров заклинания.

— Мне кажется, она не очень древняя, — с сомнением проговорила Нита.

Улыбка скользнула по губам тети Анни.

— И нет. И да. Сокровища созданы богами, но сделаны они руками смертных людей и из обычных смертных материалов. Вещи исчезают, рассыпаются, но вложенная в них сила — можно это назвать душой Сокровища — столь же бессмертна, как и ее Творители. Когда исчезает тело вещи, душа передается, «перевоплощается», находит другое вместилище. Некоторое время Чаша была сосудом этой силы. Но теперь, думаю, она пуста. Или ты чувствуешь по-другому?

Нита пристально вглядывалась в Чашу. Наконец она вымолвила:

— Я не знаю. Если бы… если бы суметь пробудить ее, эту душу. Но как? Как это

сделать? Тетя помолчала.

— Надо выяснить как, — сказала она. — Но пойдем посмотрим Меч.

Они поднялись на один лестничный пролет, прошли через два зала. Третий зал оказался буквально забит древними золотыми изделиями: булавки, ожерелья, браслеты, бусины и узорные пластинки для украшения запястий.

— Золото когда-то добывали в районе Виклоу, — пояснила тетя, — это недалеко от нас. Но к началу четвертого века золотая жила иссякла. Взгляни-ка сюда. Эта вещь стоит дороже всех выставленных здесь вместе взятых.

В самом центре зала в плоской горизонтальной витрине на красном бархате лежал Меч. Длинный и узкий, напоминающий по форме ивовый лист, без единого украшения, бронзовый клинок был зазубрен, поцарапан и словно бы искорежен в давних битвах. Нита склонилась над ним, стараясь почувствовать, уловить невидимые токи, исходящие от старинного клинка.

— А вот он очень старый, — сказала она.

— Да, намного древнее Чаши, — подтвердила тетя Анни. — Изделие Бронзового века.

Нита согласно кивнула. В этой старой бронзе все еще сохранялось воспоминание о былой силе. Тоскующее, скорбное, слабое…

— Итак, — вздохнула Нита, — у нас есть Камень, Чаша и Меч, почти утративший воспоминания и вряд ли готовый возродиться… И нет Копья.

— Ты права. Конечно, наши волшебники не успокоятся, пока не найдут Меч, в котором могла воплотиться Сила. Но дух Копья Луин, кажется, исчез навсегда. То ли не нашлось достаточно прочного вместилища, тела, то ли сама суть, душа Копья оказалась слишком мощной для нашей Вселенной и та не смогла удержать его.

Нита тоже полагала, что Копье исчезло навсегда.


Весь день они провели, как и обещала тетя, в туристических забавах. Болтались по торговому центру на Сент Стивен Грин, пили чай в Шелбурн Отеле, слушали уличных музыкантов, игравших на дудках и банджо, а иногда и на ложках. Они прошлись по мосту О'Коннелл, перекинутому через реку Лиффи, чтобы взглянуть на красивый изгиб другого моста — знаменитого Хафпенни, достопримечательность и символ Дублина. Потом долго ныряли в магазинчики на южной стороне моста Хафпенни, места, называемого в Дублине Левым берегом. Немного посидели на О'Коннелл Стрит около статуи богини реки Лиффи, отдыхая у каменной чаши фонтана и блаженствуя в этот жаркий день в мареве его брызг.

Около семи часов вечера они двинулись к пабу, в котором и должна была состояться намеченная на этот вечер встреча. Лонг Холл оказался красивым местом с наклонными стенами из цветного стекла.

Они вошли внутрь, и Нита с восхищением воззрилась на громадную полированную стойку бара и на трехметровые зеркала позади ее. Всюду было резное дерево, плавно изогнутое цветное стекло и сверкающие латунные ограждения. В зале стоял сплошной гул. Люди пили, ели, разговаривали.

— Мы встречаемся в задней комнате. Привет, Джек, — сказала тетя Анни человеку за стойкой.

— Это Джек Мурн, — сказала тетя Анни, когда они с Нитой протискивались под низким арочным сводом в ту самую заднюю комнату. — Он владелец бара. И один из Областных Советников.

— Тетя Анни, — спросила Нита, — если здесь намечена встреча волшебников, то как вы собираетесь избавиться от остальных?

— Заклинание, запирающее проход через арку, — сказала тетя Анни. — Наши голоса будут слышны, но каждому непосвященному покажется, что мы толкуем о футболе или спорим об иной чепухе.

— Значит, все эти люди здесь, в задней комнате, волшебники? — с удивлением спросила Нита, разглядывая беспечно болтающих людей за соседними столиками. Она никогда еще не была на такой» людной встрече волшебников.

— Конечно, — спокойно ответила тетя Анни. — А пока расслабься. Надо дождаться Дорис и Джонни.

Нита принялась за свою кока-колу, прислушиваясь к шумным разговорам и вежливо здороваясь с подходившими к их столику людьми.

Вскоре в арочном проходе появилась миссис Смит.

— Привет, Дорис! — крикнул кто-то. — Как добралась? Следом за миссис Смит вошел какой-то низенький человечек в длинном пальто и висящем до полу клетчатом шотландском шарфе. При виде его многие закричали: «Джонни!» или «Шон!», и тут же послышался уже обычный приветственный гул, где ирландские слова мешались с английскими. Нита склонилась к тете Анни и спросила шепотом:

— Кто это?

— Шон О'Дрисколл, — ответила тетя. — Или Джонни. Я уже говорила, — он Областной Контролер, Верховный Волшебник и в его ведении вся Западная Европа.

— Ого! — восхитилась Нита, никогда еще досель не видавшая волшебника такого высокого ранга. Областные Верховные Волшебники являются только Региональным Верховным Волшебникам, а те — трем Верховным Волшебникам Земли. Такого Верховного Волшебника, под чьей властью все волшебники от Шэннона до Москвы и от Осло до Гибралтара, Нита представляла необыкновенным, внушительным и потому была поражена, увидев маленького человечка, с редеющими волосами, в обычном потертом костюме. Старым, правда, он не выглядел. Усы воинственно топорщились, а взгляд был холодным и пристальным. Он без улыбки оглядел всех присутствующих и ровным голосом ответил на шумные приветствия. «Вот бы заставить его улыбнуться», — вдруг подумала Нита.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать