Жанры: Детская Фантастика, Фэнтези » Диана Дуэйн » Безграничное волшебство (страница 2)


— На расстоянии… Это не то. — Она не раз пыталась объяснить родителям тот радостный взлет вдохновения, когда работаешь в паре с другим волшебником. Это чудо единения, которое пронизывает тебя насквозь. Да, в конце концов, это и безопаснее работы в одиночку.

Нита вздохнула:

— Должен же быть какой-то выход! А как твои родители относятся ко всему этому? Кит тоже вздохнул:

— По-разному. Отец почти не обращает внимания. Скажет только: «Пусть развлекается сынишка». А мать… Ей взбрело в голову, что мы суем нос в дела Темных Сил. — Кит взвыл вдруг истошным голосом монстра из паршивеньких фильмов ужасов.

Нита рассмеялась. Кит покачал головой:

— На когда они намечают твой отъезд?

— На воскресенье. — Нита швырнула вниз еще один камень. — Это так неожиданно. Мне надо собрать шмотки и уладить еще массу всяких дел. Пойти в паспортное управление и помахать у них перед носом билетом, чтобы поскорей получить паспорт. Потом тащиться в банк и менять валюту. Купить кое-что новое из тряпок. Постирать старые. — Она сделала большие глаза и отвернулась. Нита терпеть не могла суету, спешные дела, и вот окунулась в них по шейку.

— А как твоя сестричка? Нита рассмеялась:

— Дайрин, конечно, на моей стороне, но вряд ли она убита горем. Кроме того, она по уши в своем волшебстве. Укрощает компьютер. Ты не поверишь, какие разговоры я порой слышу. — Она запищала, подражая высокому голоску Дайрин. — «Нет, я не стану передвигать твою галактику!.. А для чего тебе двигать ее? Она отлично сидит на своем месте!..»

Кит хмыкнул. Дайрин, как совсем юная волшебница, находилась на самом пике своей силы. В настоящий момент она была даже могущественней их обоих. Единственное, чем они превосходили ее, так это опытом.

— Да, — продолжала Нита, — мы с ней уже и деремся меньше, чем обычно. Она стала совсем тихой. Боюсь, это не совсем нормально.

— О! — Кит громко рассмеялся. — Думаешь, мы нормальные? Ты начинаешь рассуждать, как наши родители.

Ниту рассмешило это сравнение.

— А у тебя в голове кое-что есть, — фыркнула она и тут же посерьезнела. — Эх, Кит, мне будет тебя не хватать. Я уже, не успев уехать, скучаю.

— Эй, послушай, — он неловко ткнул ее в плечо, — все обойдется. Встретишь, к примеру, там какого-нибудь парнишку и…

— Не шути, — раздраженно оборвала его Нита. — Я не собираюсь встречать там никакого парнишку. Они наверняка все отвратительные. Я даже не уверена, говорят ли они по-нашему.

— Твоя тетя говорит.

— Моя тетя — американка, — буркнула Нита.

— Да они там все говорят по-английски, — успокоил ее Кит. — И потом, там не все сплошь ирландское. — Он внимательно посмотрел на Ниту. — Видишь ли, если жизнь подсовывает тебе кислые лимоны, постарайся сделать из них сладкий лимонад. Может, встретишься там с ихними волшебниками. — Он поднял камень и принялся вертеть его в руках. — Где ты будешь? В Дублине? Или в другом месте?

— Все едино, — мрачно ответила Нита. — Что Дублин, что вся эта страна. Сплошные картофельные поля и коровьи выгоны.

— Ты что, прочла это в Учебнике? Нита нахмурилась. Кит иногда становился жуткой занудой.

— Нет!

Кит вздохнул и вдруг кротко поглядел на нее:

— Мне тоже будет не хватать тебя.

Она внимательно посмотрела ему в глаза и поняла, что он говорит правду. Плохое настроение тут же улетучилось. Вместо этого нахлынуло чувство печального смирения.

— Это всего лишь на шесть недель, — сказала Нита. На лице Кита были написаны все его чувства.

— Проведем их весело, будем ходить на головах, — попытался улыбнуться он.

Нита в ответ тоже горестно улыбнулась. Волшебники не лгут, но имеют же право скрывать свои чувства. Хотя от этого становится еще печальнее.

— Давай возвращаться, — сказала Нита, — а то не хватит воздуха. И довольно об этом.


Пришло воскресенье.

Кит поехал с ними в аэропорт. Это была довольно мрачная поездка. Всю дорогу они молчали и лишь изредка перебрасывались ничего не значащими словами, словно пытаясь хоть как-то развеять тягостную тишину. Впрочем, каждый делал вид, что все в полном порядке. Кит и Нита время от времени молча обменивались мыслями, но это оказалось не очень простым делом. Они привыкли говорить вслух, а настраиваясь на телепатическую волну, получали столько посторонней информации, витающей в пространстве, что в этих шумах с трудом вылавливали и улавливали мысли друг Друга.

Наконец они доехали до аэропорта, проделали все формальности с билетом, служители проверили сумку, взвесили ее, хотя Нита несложным заклинанием сделала свою кладь почти невесомой, чтобы нести самой и не особенно утруждаться. Затем по радио объявили ее рейс, и уже ничего не оставалось, как только отправляться на посадку.

Нита обняла мать, потом отца.

— Отдыхай и ни о чем не думай, — сказал папа. Она вздохнула:

— Я постараюсь, папочка. Мамочка… — Она давно уже не называла родителей так по-детски и сама себе удивилась.

Они крепко обнялись еще раз.

— Будь умницей — сказала мама, — Не… — Нита могла и не слушать продолжения. Это «не» она и сама сумела бы продолжить: не делай глупостей, не забывай умываться… но самое главное — НЕ ПОПАДАЙ В ТАКУЮ ЖЕ ОПАСНУЮ ПЕРЕДЕЛКУ, КАК В ПОСЛЕДНИЙ РАЗ… И В ПРЕДПОСЛЕДНИЙ, И ВО ВСЕ ПРЕДЫДУЩИЕ…

— Я постараюсь, ма… — покорно сказала Нита. Это все, что она могла обещать. Теперь она посмотрела на Кита.

— ДАИ, — сказал он.

— ДАИ СТИХО, — ответила она.

Это было одновременно приветствие и прощание, которыми обменивались волшебники на Языке, и могло означать или «прощай навсегда», или же «пока». Ните в этот

момент казалось, что она произносит первое.

И слова застряли у нее в горле. Больше она уже ничего не могла выдавить. Повернувшись к ним спиной, Нита пошла по длинному коридору, по холодному, длиннющему коридору аэропорта к самолету.

Это был «Боинг-747». Может быть, после нервного напряжения, всей этой неприятной и бестолковой суеты со сборами и прощаниями ее чувствительность слишком обострилась, но самолет сейчас воспринимался как живое существо. Так бывало только после напряженной волшебной работы с Китом, когда механические вещи оживали и становились понятными и близкими. Вообще-то это была его специальность — слышать разговор камней, читать мысли лифта или морозильника, странные мысли вещей, бегущие потоком энергии, которая существовала во Вселенной независимо от того, создана ли вещь руками человека или самой Природой. Нита слышала и чувствовала, как напрягся самолет. Он весь был поглощен этим непобедимым желанием рвануть, вырваться отсюда, взмыть в свободный простор.

Войдя внутрь, Нита украдкой похлопала дружище самолет, как бы приветствуя его. Затем покорно пошла за стюардессой на свое место, пристегнула ремень и потянулась к Учебнику.

Мгновение она просто подержала его в руках. На вид всего лишь потрепанная книжка в клеенчатом библиотечном переплете с четко выведенным на обложке названием «КАК СТАТЬ ВОЛШЕБНИКОМ». Неужели прошло всего лишь два, нет, два с половиной года, как она нашла эту книгу в библиотеке? Или книга ее нашла? До сих пор она ни в чем не была уверена, вспоминая, как что-то, казалось, схватило ее руку, перебирающую книги на полке. Была ли книга живой? На это ни одно слово, ни одна строчка в ней не отвечала. Или не желала ответить… Конечно, книга постоянно менялась, в этом волшебном Учебнике появлялись новые заклинания, возникала дополнительная информация, рядами выстраивались новости о деяниях других волшебников. Так она обнаружила Кита в момент его волшебного служения, помогла ему и в конце концов они вместе прошли тяжелое Испытание, в котором окрепла их дружба. Вместе они попадали в большую беду, вдвоем выбирались из нее.

Нита вздохнула и принялась листать Учебник, ощущая новую вспышку тоски по совместной работе. Она упорно не желала читать возникающие на страницах подробные сведения об Ирландии. Она все еще лелеяла глупую надежду, что вот-вот вбегут в самолет отец и мать, восклицая:

— Нет, нет, мы передумали!

Нита знала, что все это чепуха. Если уж какая-нибудь идея западет в голову мамочки, то оттуда ее не вышибить ничем. Мама такая же упрямая, как и Нита.

Поэтому она сидела тихо и лишь листала Учебник. Он вдруг сам собой открылся на Клятве Волшебника:

«Во имя Жизни и ради Жизни клянусь, что буду использовать это Искусство только для служения Жизни. Я буду помогать росту и облегчать боль. Я буду бороться за то, чтобы сохранялась и развивалась Жизнь. Я не стану изменять по своей воле предметы и живые существа, пока они растут и развиваются. Я не буду изменять систему, частью которой они являются, если им не грозит гибель. Я всегда буду побеждать страх мужеством, я предпочту смерть жизни, когда это будет нужно, всегда глядя на Сердцевину Времени…»

Самолет закачался, когда маленький буксир потянул его от выхода из аэропорта к взлетной полосе. Нита прижалась носом к холодному стеклу иллюминатора. Она едва смогла различить в толпе своих родителей. Мать махала рукой. Отец стоял неподвижно, вцепившись в поручень ограды. Из-за их спин высовывался Кит.

«Выше нос», — послал он ей свою мысль.

«Кит, ведь я не исчезаю. Мы будем постоянно слышать мысли друг друга, будто я никуда и не уезжала. Правда же?..»

Она несколько мгновений сидела без всяких мыслей. Буксир, тянущий самолет, стал разворачиваться, и Кит пропал из виду.

«Правда», — откликнулся он.

«Ага, хорошо. — Она поймала себя на том, что опять вздыхает. — Послушай, ты уже должен переключаться на работу с деревьями. А мне нужно время, чтобы успокоиться. Свяжемся позже, ладно?»

«Да. Во сколько?»

«Ну, я думаю, эта штука приземлится не раньше завтрашнего утра, по их местному времени, конечно. Свяжемся завтра примерно в это же время», — мысленно ответила Нита.

«Понял. Хорошего полета!»

«Смотри, не забудь!» — предупредила Нита.

Самолет покатился по взлетно-посадочной полосе, радостно взревел и подпрыгнул в воздух.

Нью-Йорк ускользнул из-под крыла, и на его место выплыл бескрайний морской простор.

Самолет разворачивался на посадку, и солнце ударило ей прямо в глаза. Нита вздрогнула. У нее появилось неприятное ощущение, будто лица коснулся не теплый луч света, а холодное лезвие ножа. На самом деле солнечное тепло ощущалось даже сквозь толстое стекло иллюминатора. И все внутри у нее похолодело.

Что-то должно было случиться. Что-то связанное с лучом света, с огнем. Нита покачала головой. «Я просто плохо спала, — подумала она. — Вот и лезут в голову всякие нелепые идеи». Но когда волшебников охватывают непонятные чувства, они не вправе просто отмахнуться от них. Нита заставила себя вновь оживить мелькнувшее чувство тревоги, сосредоточилась на мысли о холоде, об огне, о луче солнца, похожем на нож, нет, на копье…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать