Жанры: Детская Фантастика, Фэнтези » Диана Дуэйн » Безграничное волшебство (страница 24)


Ронан взглянул на Ниту. Та пожала плечами и согласно кивнула.

— Ладно… — Ронан отошел на шаг.

— Та-ак, — пробормотал Кит, перелистывая Учебник. — Временной лимит у нас есть. Можем начинать. Ронан? — Он протянул ему Учебник.

— Не надо, — отстранился Ронан, — я и так вижу. Начинай.

Кит и Нита стали читать одновременно. Ронан присоединился к ним, не заглядывая в Учебник. Его волшебный Язык звучал немного странно для их уха, с ирландским акцентом. Но Нита постаралась не отвлекаться на пустяки. Она сосредоточилась на той части заклинания, которое вырывало кусок свободного от страшных видений времени и влекло его из параллельного мира. Теперь, во второй части заклинания, надо было точно скопировать, как бы вызвать из памяти фрагмент того пространства улицы, которое существовало до появления фоморов. Прошлым заменить настоящее.

Кит на мгновение, тяжело дыша, оторвал глаза от Учебника. Все вокруг стало странным, словно каждый предмет обрел два контура. Казалось, что улица погрузилась под воду, дрожит, вибрирует, расплываясь двойным отражением. Прошлое накладывалось на настоящее, которое не успело еще раствориться.

— Теперь давайте выбираться отсюда, — сказал Кит. — Временная заплата на месте. Пускай все успокоится.

— Куда нам идти? — обратилась к Амадауну Нита. Внезапно рядом с ним возникло еще три оседланных, готовых в дорогу лошади.

— Вы умеете ездить верхом?

— Попробую, — неуверенно сказала Нита.

— Тогда взбирайся.

Кит помог ей сесть в седло.

— Где находится королева? — спросила Нита. — Она явилась вместе с вами?

— Нет. Она больше не совершает набегов в этот мир, — ответил Амадаун, — Хотя благодаря тебе все может измениться.

Нита на мгновение задумалась над этой странной фразой. Ронан отвлек ее. Он с замечательной ловкостью вскочил в седло, взял в руки поводья и гордо, истинным лордом озирался вокруг. Кит кое-как, цепляясь за луку седла, взобрался на свою лошадь.

— Не бойся, не упадешь, — поощрительно улыбнулся Ните Амадаун.

Она очень бы хотела надеяться, что его слова сбудутся.

— О'кей, — храбро сказала она.

Амадаун повернул коня и шагом поехал впереди по Герберт Роуд. В конце улицы, у церкви Кит приостановил коня и посмотрел через плечо. Нита и Ронан тоже обернулись. Они увидели, как дрожащие контуры домов вдруг затвердели. Одновременно исчезли кучи битого стекла, засверкали мытыми стеклами витрины, разбитые машины теперь стояли как ни в чем не бывало целехонькие и невредимые.

— Получилось, — удовлетворенно сказал Кит. — Накрепко. Поехали.

И они двинулись дальше. Нита уже знала об этих конях по древним легендам, но не предполагала, что они могут скакать ТАК быстро. Странное состояние охватило ее. Казалось, кони еле-еле перебирают ногами, как в замедленной съемке. Но летящие навстречу деревья, дома, холмы — все, вплоть до горизонта, сливалось в одну туманную полосу. Они неслись с такой скоростью, что уже невозможно было определить, в какую сторону движутся. Лошади Великолепного Народа не выбирали дороги. Под их летящими копытами и вода становилась удобной дорогой. Лошади неслись в иной мир, словно бы не касаясь копытами земли этого, реального для Ниты мира. Они летели сквозь слои времени. И вот уже страна вокруг стала такой, какой была… сколько же столетий тому назад? Во всяком случае, еще не существовало ни дорог, ни даже людей. Ничего, что нарушало бы безмятежность Божьего мира. Это была Ирландия цветущих яблонь, пологих склонов поросших сочной травой холмов, тенистых орешников, рябиновых рощ и могучих густых лесов. Они ехали на запад от Брея в сторону Большой Сахарной Головы.

Впрочем, сейчас гора была скорее похожа на высокий холм, а на нем раскинулся огромный город, золотые башни которого пронзали небо. Нита уже видела его однажды днем. Всадник, мчавшийся рядом с Нитой, посмотрел на нее и слегка улыбнулся. Нита тоже взглянула на него. Амадаун? Да, конечно! И вдруг она вспомнила: это Шут королевы! Конечно!

— Главная из наших гор в этой части страны, — говорил между тем Шут. — И самая красивая. Другие горы выше, но нет среди них ни одной, имеющей такую красивую форму.

— Я заметила, — согласилась Нита.

— Ты увидела. У тебя есть дар. Врожденный. — Шут внимательно поглядел на нее и добавил: — Хотя и небезопасный.

— Волшебство тоже небезопасно, — отпарировала Нита. Шут кивнул.

— И тебе суждено до самого конца постигать эту истину, — сказал он. — Стоп! Приехали.

Они спешились перед массивными воротами. Лошади мотнули головами, неведомым образом освободились от уздечек и седел и унеслись в луга.

— Пошли, — скомандовал Шут. — Королева на летнем дворе.

Но в ворота они не вошли. Шут повел их вдоль высоких сияющих стен к раскинутому поодаль на зеленом лугу белому шелковому шатру.

Внутри шатра в окружении молодых женщин сидела величественная дама, внимательно смотревшая на входивших в шатер гостей.

Шут подвел ребят к даме. Нита вгляделась в ее лицо, что-то смутно припоминая. Дама была прекрасна. Но особенно поразили Ниту ее волосы. Тяжелое золото густых прядей обрамляло лицо, спускаясь почти до земли. А на голове короной были уложены две толстые косы. Тончайший белый шелк окутывал всю ее фигуру, и на коленях, обернутый в такой же шелк, лежал продолговатый сверток.

— Приветствия богов и людей вам, волшебники, — произнесла дама. Они поклонились.

— И вам, мадам, наши приветствия, — сказал Ронан. — И приветствия Единой.

В ответ она величественно склонила голову.

— Я не задержу вас надолго, — сказала она. — Вы — странствующие рыцари, и мы уважаем это. Но

до нас дошли слухи о том, чем заняты волшебники. Мы знаем о слоях времени, и у нас есть то, что может принести вам пользу. — Она кивнула на сверток, лежащий на коленях.

— Мадам, — спросил Кит, — могу я задать вопрос? Она подняла на него глаза, в которых светилась веселая улыбка.

— А разве я могу остановить тебя?

— Скажите, пожалуйста, кто вы? Она откинулась на спинку стула.

— Смелый мальчик — тихо произнесла дама. — Но чужеземец, перед которым открыли двери, имеет право спрашивать. Я та, кто «умерла в Холмах». — Ронан вдруг отвернулся. — Не стыдись, — заметила она его движение. — Это имя дано людьми, и мы привыкли к нему. Первый из нас, кто жил здесь после Творения, не мог смириться с уходом в вечность и соскользнул в иное пространство, туда, в Наложение Миров. Вам доступно это искусство — оно часть Волшебства. И мы стали жить вне времени, стали изгнанниками из вашего мира. Мы не можем вернуться назад. Лишь иногда на малый промежуток времени. Например, потанцевать ночью при луне, четыре раза в год в великие дни Поворота, когда открываются недра холмов и между нашими мирами возрождается связь. Сейчас близок один из таких дней, потому-то вы и смогли попасть сюда.

Она чуть отвернула шелк со свертка на коленях.

— Время от времени желание воплотиться в физическом, реальном мире становится в ком-то из нас настолько сильным, что он возвращается в ваш мир, чтобы пожить жизнью людей. Он идет в мир, где все слишком определенно, а значит, и смертно. В том мире мы быстро взрослеем и старимся, ибо нами правят человеческие страсти. Мы творим ужасные вещи, забыв о медленно текущем времени. Я была там несколько раз и всегда возвращалась. Это не каждому дано. Многие из нас, желая постичь смерть, уходили и уже никогда не возвращались. А меня ваш мир знает под несколькими именами. Меня звали и Айфе, и Фанд, и Маха, и многими другими именами, которые давно позабылись. Но мое главное имя — Эмер, жена Кухулина, сына Суалтайма, героя уладов. И потому я владею вот этим.

Она стала медленно разворачивать сверток.

— После смерти Кухулина, — продолжала она, — я дала это Коналлу Победоносному. Эта вещь ушла от него, потому что он не сумел совладать с духом, таящимся в ней. Вещь эта томилась и страдала, ибо не было поистине могучей руки, которая могла бы владеть ею, не нашлось великого ума, который мог бы понять ее. И наш мудрый народ решил забрать ее в Недра Холмов, чтобы уменьшить страдания ее и боль. Вот так. А теперь смотрите…

Она откинула шелк и подняла то, что было в него завернуто. В ее руке сиял Меч! По гладкой, без драгоценных камней золотой рукояти вились тонкие серебряные узоры. Длинный изящный клинок напоминал по форме острый ивовый лист, и его отполированная до зеркального блеска сталь горела холодным белым огнем. Этот стальной ивовый лист казался живым, контуры его трепетали, дрожали, будто в мареве сгустившегося от жары воздуха. Королева подняла Меч над головой, и он засиял в золотом свете дня. И в этом нестерпимом сиянии лицо королевы показалось бледным, да и все вокруг как бы померкло.

— Разящий имя ему, — произнесла королева. — Но прежде называли его по-другому. Луг Длинная Рука послал этот Меч своему сыну Кухулину и дал ему имя Фрагарах, Меч Воздуха. Возьми его.

Нита протянула руку, но почувствовала обжигающий холодный огонь и неодолимую упругость воздуха, коконом окутавшего Меч.

— Он не дается мне, — сказала она.

— Да, Меч выбирает владельца. Мою руку он не отталкивает потому, что я одна из Бессмертных. Тогда пусть попробует один из вас. — Она протянула Меч Ронану и Киту.

Ронан поднял было руку, но тут же отпрянул, нахмурившись.

— Меня он тоже не желает, — буркнул Ронан.

— Теперь ты, — обратилась королева к Киту, — Возьми его, юный волшебник, и отдай Верховному Волшебнику с моим благословением. Он, я думаю, сможет удержать Меч. А ты, — повернулась она к Ронану, — скажи ему, что я вновь задаю тот вопрос, на который у него прежде не было ответа. Может быть, теперь он ответит?

— Сделаю, — коротко бросил Ронан, чей взгляд все еще был прикован к сияющему клинку Меча Фрагарах. Кит поклонился.

— И я выполню твой наказ, королева. — Он с легкостью взял Меч.

— А теперь ступайте. Амадаун проводит вас до дома. И будьте осторожны, потому что Губительный Глаз очень силен. Может статься, не так, как раньше, но и Сокровища еще не набрали полную силу, — В зеленых глазах королевы промелькнуло беспокойство. — И все же они послужат вам. Они должны служить людям.

Ребята снова поклонились.

— Все. Теперь идите.

Привели лошадей, и они тронулись в путь. Привычных удобных дорог пока еще не существовало, не было и удобного двойного пути для экипажей. Но Нита сразу узнала узкую долину, что раскинулась невдалеке от нынешней фермы тети Анни. Стремительные кони Великолепного Народа быстро оставили позади зеленеющий простор долины, и перед путниками раскинулось море. Под солнцем иного мира оно переливалось невиданными радужными цветами. Кони словно бы пересекли невидимую черту, и море тут же потускнело, стало привычно стальным, освещенным скупыми лучами земного солнца. Появилась и хорошо укатанная дорога, ведущая к дому тети Анни.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать