Жанры: Детская Фантастика, Фэнтези » Диана Дуэйн » Безграничное волшебство (страница 29)


— Насколько я знаю, такое случалось не раз, — важно вставил Кит. Джонни кивнул.

— Они возвели замок на месте старого пустого колодца… Он, кстати, все еще существует. В течение столетий Матрикс был центром множества вер и сменяющихся властителей. Сначала здесь чтили Мать-Богиню… Отсюда, вероятно, и название замка. Матрикс. То есть Замок Матери. Затем, насколько я знаю, замок и колодец внутри его были посвящены Бригите, древней богине огня, а позже — святой Бригите. Ее называли еще Марией Галлов. Скрыты здесь и более поздние тайны. Прослеживается какая-то связь с рыцарями ордена Тамплиеров. Считается, что Матрикс был одним из замков, где хранилась чаша Грааля. Но все это было намного позже… Сегодня вечером мы воскресим более древние предания…

— Вы готовы? — спросила тетя Анни.

— Почти. Ждем Бидди и Дайрин. Ронан с Дорис в задних комнатах готовят чай.

Нита подошла к диаграмме, над которой трудился Джонни, выписывая знаки с удивительной элегантностью и точностью. Те символы, что она привыкла писать полностью, здесь были обозначены лишь намеком. Зато непрерывная изящная черта, «держащая место», была в диаграмме Джонни намного сложнее и до предела насыщена замысловатыми знаками. Это была сложная диаграмма с пятью угловыми узлами, с отдельным кругом для каждого из Сокровищ. И круги эти были закрыты дополнительными подкрепляющими и охраняющими заклинаниями. Один круг был пустым. Он предназначался для звездной силы, которая станет Копьем. Этот круг был почти целиком заполнен вязью символов. Нита поняла их смысл. Заклинание для магнитного сосуда. Он наполнится жидкой звездной сталью и охладит ее до нужной температуры, чтобы с ней было можно работать в условиях Земли. Ведь в недрах звезды сталь не просто расплавлена — это плазма с температурой, превышающей семь тысяч градусов по Кельвину. Именно эта часть диаграммы заинтересовала Ниту больше всего, и она наклонилась, пытаясь полностью в ней разобраться. Но система символов, которую использовал Джонни, чуть отличалась от знакомой Ните…

А Джонни вдруг дотронулся рябиновым прутиком до только что нарисованной буквы, и акриловая краска мгновенно вспыхнула, накалилась и тут же погасла.

Нита почувствовала нечто вроде легкого укола. Она склонилась к полу и замерла, прислушиваясь.

— Что-нибудь не так? — спросил Джонни.

— Внизу что-то есть.

Она поймала недоуменный взгляд Кита, ворошившего кучу лежащих у стены старых пик.

— Да, ты права, — медленно проговорил Джонни. — Не ожидал, что почувствуешь. Многие волшебники, и поопытнее тебя, ничего не замечали. Под полом замка скрыта Сила. Но это не сила земли. Горное плато, на котором стоит замок, наполнено водой. И главный символ замка — Вода. Ты видела маленький ручеек, бегущий рядом с кузницей? Вы как раз там вышли из машины. Позже всю работу мы будем совершать в том месте.

Нита стояла, замерев, и всем существом ощущала, как словно бы сквозь нее протекает медленная, бесконечная река времени, несущая не огненную, мгновенную вспышку рождающейся жизни, а тягучие сохи роста, расцвета и существования всего живого. Она подняла глаза на Джонни и вымолвила:

— Да, это единственное место, где мы сможем осуществить задуманное.

— Чтобы огонь не вырвался на свободу, — глухо проговорил он, — необходимо иметь под рукой воду. А здесь неиссякаемый источник.

Вошла Дорис, следом за ней вышагивал Ронан с чайным подносом. Он поставил его на один из столов и присоединился к Ните и Киту, которые внимательно разглядывали диаграмму. Джонни выписал последний знак и, кряхтя, разогнулся.

— По-моему, довольно аккуратно, — с удовольствием обозрел он свою работу. — Я ничего не пропустил?

— Привет всем! — звонко выкрикнула Дайрин, входя в зал. — Ну что здесь происходит? Все в сборе? Ого! — Она остановилась перед диаграммой и долго ее разглядывала.

— Одобряешь? — спросил Джонни.

— Мне нравится. Эй, Спот! — позвала она, глядя через плечо. Компьютер-лэптоп прошмыгнул в зал из-за занавеса и уселся под столом.

— Ты уже наметила звезду? — спросила Нита, подходя к сестре.

Дайрин скорчила гримаску.

— Не могла пока соотнести линию движения звезды и скольжение времени, — небрежно откликнулась Дайрин. — Придется подождать, пока не убыстрится скольжение времени.

— Только убедись, что это именно та звездочка, — ехидно заметил Кит, стоявший по другую сторону диаграммы. — Не то сорвешь с места населенную планету.

Дайрин с пренебрежением глянула на него.

— Кит, я уже достаточно взрослая, чтобы отличить ЗВЕЗДУ от ПЛАНЕТЫ.

Кит поглядел на Ниту с таким выражением, которое красноречиво говорило, о ЧЕМ он сейчас думал. «Она знает свое дело», — успокоила его Нита, нацелив тайную мысль прямо в его мозг.

Она присела на корточки, наблюдая, как Джонни в последний раз проходится по значкам диаграммы рябиновым прутиком, чтобы проверить написание отдельных букв и активизировать их пульсирующую энергию. Тут в зал вошла Бидди, неся в руках что-то длинное, похожее на толстый брус металла.

Она осторожно опустила этот брус внутри узла диаграммы, который предназначался для приема плазмы, и разогнулась, потирая поясницу. Брус был длиной около полуметра и в сечении пятнадцать на пятнадцать сантиметров. По всей длине его шла глубокая выемка шириной сантиметров семь. Она обрывалась на сантиметр от каждого края бруса.

— Вот, — сказала Бидди, — эту форму я использую для закаливания инструментов. Лучшее, что нашла.

— Так-так. — Дайрин посмотрела на компьютер. Он еле слышно заурчал, принимаясь

за работу. Нита с интересом наблюдала за ним: ведь оба дисковода пусты! Где у него дискеты?

А Дайрин невозмутимо следила за мельканием на экране.

— О'кей, — сказала она и теперь уже повернулась к Джонни. — Буду готова, когда скажете.

— Хорошо. Давайте приступать. Дорис, Чашу…

— Сейчас, — откликнулась Дорис и вышла. Через мгновение она внесла Котел Воскресения Дагда.

— Дорис, тебе следить за ним, — приказал Джонни. — Если какая-нибудь вещь и попытается вырваться, так это Чаша.

— Сделаю все, как надо, не беспокойся.

— Камень опекать не нужно, — продолжал Джонни, поглядывая на круг рядом с Чашей. — С Землей у нас не будет прямого контакта. Кит!..

Кит внес Фрагарах и осторожно положил в предназначенный ему круг. Меч чуть светился, но свет этот, словно легкий ветерок, колебал свисающие со стен полотнища знамен.

— И Воздух готов, — сказал Джонни. — Остался только один элемент, и именно его нам не хватает. Дайрин?

Она ступила в круг для Огня, стала рядом со стальным брусом и спокойно произнесла:

— Начинаем!

Джонни заложил руки за спину, склонился над диаграммой и начал вслух читать заклинание. Обычная тишина закатного часа здесь, в удаленном от дороги и жилья замке вдруг стала еще глуше. Волшебный Язык поглощал все земные звуки. Но зато громче звучал ток крови, отдаваясь в ушах. Нита почувствовала, как волшебство втягивает все ее существо в неподвижное движение, в круговорот знаков и символов, в бездонную воронку, словно атомы ее тела бешено закружил вихрь все убыстряющейся речи Джонни. И в этой невероятной наружной тишине Нита уловила, почувствовала медленно нарастающий рев воды. Она то выплескивалась из недр земли, то уходила в подземные глубины, то вновь била ключом, а то опять низвергалась в подземные пустоты. И с каждым разом вода вымывала, уносила с собой все опасные и вредные влияния, разлитые в воздухе.

Заклинание начало работать. Это каждый раз ощущалось как какое-то изменение твоей физической сути: слова как бы изменяли реальность, но это были слова волшебного Языка. Нита протянула вперед руку, и ладонь ее наткнулась на гладкую холодную поверхность камня, хотя воздух по-прежнему оставался ясным, прозрачным и как бы не существующим. Или только казался таким?

Снаружи, на улице медленно сгущалась темнота, но в зале свет не угасал. Фрагарах и Чаша сияли, отбрасывая длинные тени. И от каждого, кто стоял рядом, тени тянулись по блестящему кафельному поду, загибаясь и карабкаясь по стенам. Ясный, теплый, бледный свет исходил от клинка Фрагараха. Чаша изливала холодное, голубое пламя, кипящее внутри ее и словно бы выплескивающееся через край. На какое-то мгновение Чаша вспыхнула и засияла ярче, чем Меч. Нита слышала, как голос Джонни напрягся, ибо он должен был поддерживать равновесие сил между Сокровищами до тех пор, пока симметричная часть заклинания не будет завершена. Нита не знала, как долго должно тянуться это заклинание. То мерещилось, что оно будет продолжаться вечность, а то вдруг казалось, что Джонни говорит всего какую-то долю секунды. Это было обычное смещение времени для того, кто находился в центре заклинания. Мир словно бы застывал, пока шло его подробное описание на Языке…

Джонни умолк и посмотрел на Дайрин.

Она кивнула, сложила на груди руки и начала говорить. Теперь Нита уже не чувствовала внутренней дрожи. Зато ей казалось, что тело, каждую его клеточку покалывает мелкими иголочками, будто все оно затекло. Дайрин строила скольжение времени, длинный невидимый тоннель сквозь пространство, тоннель, по которому потечет звездная сталь. Вся сложность состояла в том, что тоннель не проходил сквозь реальное время и пространство, он словно бы огибал их, существуя в ином мире. И в то же время должен был оканчиваться здесь, на Земле, и именно в том месте, где задумано. Однако это огибание, а точнее, обман пространства и времени не проходит безнаказанно: реальность может отомстить, и жестоко. Нита посмотрела на Кита и увидела, что он почти в бессознательном состоянии, но, сжав зубы, старается держаться. Ронан выглядел не лучше. Все остальные тоже сопротивлялись из последних сил, чтобы вынести это нечеловеческое напряжение. Зато Дайрин, произносившая заклинание, казалась полностью безучастной ко всему происходящему, будто ее тело было вне тяжкого земного влияния. Она на мгновение замолчала, разглядывая диаграмму, а затем медленно, осторожно произнесла пять слов, соблюдая между ними одинаковые, секундные интервалы. И снова умолкла, ожидая.

Внезапно стены, потолок, весь зал — все исчезло! Они стояли в центре НИЧЕГО! Но эта пустота была словно бы забрызгана звездами, нет, состояла из звезд, которые запутались в ней, как в невидимой паутине. «Они слишком сблизились!» — панически подумала Нита. Одна за другой звезды, казалось, меняли свои орбиты, то приближаясь, то удаляясь. Мнилось, что они подчиняются воле Дайрин, которая словно бы сортировала звезды, выбирала из них одну, нужную ей. Звезды плыли, катились, кружились медленным хороводом. Но вот одна остановилась, замерла в опасной близости. Большая белая звезда с тонким золотым ободом по окружности.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать