Жанр: Детективная Фантастика » Флетчер Нибел » Исчезнувший (страница 14)


Мурхэд был удивлен. Особо важные дела всегда проходили через помощника Десковича, который считался его правой рукой.

— Да, минуя. Я предупредил Фреда, и он меня понял. Я не люблю нарушать порядок, однако… — он пожал плечами, — чем меньше народа будет заниматься делом Грира, тем спокойнее будет президенту… Поэтому я хочу также, чтобы все предварительные сведения поступали непосредственно к вам. Никаких обменов докладами между агентами и никаких перепроверок.

— Но послушайте, Пит! — запротестовал Мурхэд. — Вы мне связываете руки. Мы всегда сопоставляли все донесения. Собственно говоря, я уже собирался назначить координатора для обобщения данных по мере их поступления. Это наш обычный метод.

— Знаю, — угрюмо сказал Дескович. — Мне самому не хотелось бы ничего менять, но это особый случай. Каждый агент должен докладывать лично вам. Вы и будете сами все координировать. И только вам дается право проверять их сведения.

— Но это займет в пять раз больше времени, — в голосе Мурхэда прозвучал упрек. — И это плохо отразится на моральном состоянии людей. Они почувствуют, что им не доверяют.

— Ничего не могу поделать. — Дескович был явно расстроен. — Вините во всем Белый дом. На этот раз я не волен решать. Впрочем, и раньше так было…

— Прекрасно! — С деланным энтузиазмом воскликнул Мурхэд, стараясь рассеять мрачное настроение шефа. — Как насчет того, чтобы раздобыть налоговую карту Грира? Я всегда предпочитаю начинать с основного — с женщин и денег. Я не могу влезть в личную жизнь Грира, но мне нужно знать все о его денежных делах.

— Гм, — хмыкнул Дескович и сделал пометку в блокноте. — Об этом надо сначала договориться с боссом. — Подумав немного, он сделал еще одну пометку. — Давайте назовем эту операцию «Аякс».

Мурхэд встал.

— Пожалуй, пора приниматься за дело, — сказал он и язвительно добавил: — Если мы хотим разделаться с этим «Аяксом» до рождества.

— Я не хочу вас связывать, — сказал Дескович, — но не забывайте: это очень щекотливое дело. Очень.

Мурхэд усмехнулся.

— Не забуду. А вы не забудьте причислить меня к лику святых, если я сотворю чудо.

Директор проводил молодого агента до двери.

— Я жду первых результатов завтра, святой Клайд.



Хилстраттер включил мягкий рассеянный свет. Совещание с Томлином и Де Лукой в обшитом деревянными панелями кабинете Хилстраттера затянулось. Отсутствовал только один из членов фирмы — Стивен Б.Грир.

— Итак, перед нами три проблемы, — сказал Хилстраттер. Он подошел к окну и выглянул наружу. Внизу, на маленькой треугольной площади, образованной скрещением Коннектикут-авеню, 18-й стрит и М-стрит, стояла статуя Лонгфелло. Уличные фонари только что Зажглись.

— ФБР должно получить доступ ко всей необходимой им документации в кабинете Стива, — сказал Де Лука. Его смуглое лицо почти не отличалось по цвету от темных дубовых панелей.

— За исключением картотеки, — поправил Хилстраттер. — У Стива хранятся все налоговые бумаги корпорации «Учебные микрофильмы». Достаточно одного взгляда на них, чтобы убедиться, что они недоплачивают подоходные налоги. Правительство тотчас прижмет Барни Лумиса. Это может погубить нашего клиента.

Де Лука покачал головой.

— ФБР так не действует, Билл. Если их агент обещает не обращать внимания на то, что не имеет прямого отношения к расследованию, он держит свое слово.

Де Лука, сам бывший агент ФБР, обычно имел решающее слово во всем, что касалось его прежней работы.

Хилстраттер, костлявый и долговязый, распахнул пошире воротник сорочки.

— Я верю вам, Де Лука, но агент с хорошей памятью, просмотрев эту картотеку, может держать нас в руках еще года два, не меньше.

— Что еще в его картотеке? — спросил Томлин. — Кто-нибудь знает?

Никто не ответил, и Хилстраттер потянулся к телефону.

— Я позвоню Элен, — сказал он.

Компаньоны ждали, пока он переговорит с секретаршей Грира.

— Посторонним нечего совать нос в его картотеку, — сказал он наконец, повесив трубку. — Элен говорит, что там нет никаких личных бумаг. Только документы фирмы. Кроме дел корпорации Лумиса, там еще бумаги Леннокс Кемикл и тот чертов контракт с ВВС. Еще раз повторяю: я категорически против того, чтобы кто-то рылся в картотеке.

— Хорошо, пусть будет так.

Де Лука сдался. В отсутствие Грира окончательные решения принимал Хилстраттер.

— Итак, картотеку мы исключили, — сказал Томлин. — А где его личные бумаги?

— Элен говорит, что почти все лежит в ящиках его стола, — ответил Хилстраттер. — Но кое-что он хранит в маленьком сейфе. Шифр знает только Грир и его дочь Гретхен.

— А что в этом сейфе? — спросил Де Лука. В нем сразу пробудилось любопытство бывшего агента.

— Его собственные деловые контракты и особые документы, — ответил Хилстраттер и, помолчав немного, смущенно добавил: — И деньги.

— Деньги? — удивленно повторил Де Лука. — Господи, и много?

Хилстраттер покачал головой.

— Элен не знает.

— Почему вас это так волнует, Де Лука? — спросил Томлин. — Что он, не может держать деньги в своем сейфе?

— Большая сумма наличными всегда вызывает у людей подозрения, — ответил Де Лука. — Особенно у такого кредитоспособного человека со счетом в банке, как Стив… Я никогда не знал, что он хранит деньги в своем служебном сейфе. А вы?

Оба покачали головами. Воцарилось неловкое молчание. Завеса медленно поднималась над человеком, которого они, казалось бы, прекрасно знали и вдруг — заскок, — или, может быть, порок?

— Не нравится мне это, — сказал Де Лука,

главный специалист фирмы по рекламе и прессе. — Я так и вижу заголовок; «50 тысяч в служебном сейфе Грира!» Мы будем выглядеть как главари какой-то шайки.

Снова наступило молчание. Наконец Хилстраттер прервал его:

— Полагаю, решать должна Гретхен. Ни слова репортерам и полиции, но, если ФБР будет настаивать на вскрытии сейфа, пусть обращаются к ней. В конечном счете, кроме Стива, только она знает комбинацию.

— Все равно мне это не по душе, — проворчал Де Лука.

— И мне тоже, — сказал Томлин. — Но Билл прав. Пусть Гретхен сама разбирается с ФБР, это ее дело.

— Как быть с полицией? — спросил Хилстраттер. — Детектив, который разговаривал с нами сегодня, завтра захочет осмотреть кабинет Стива. Мне вовсе не улыбается, если обе команды — ФБР и полиция — приземлятся у нас в конторе.

— Однако не стоит ссориться с шефом полиции Уилсоном, — заметил Томлин.

— А почему бы вам не попросить шефа о личном одолжении, чтобы он предоставил осмотр кабинета Стива агентам ФБР? — обратился Де Лука к Хилстраттеру.

— Хорошая мысль, — сказал Хилстраттер. — Но, если он заупрямится, на нас насядут оба эскадрона, и ФБР и полиция, и тут уж ничего не поделаешь… Ладно, а как быть с прессой?

— Сегодня мне звонили раз тридцать, не меньше, — сказал Де Лука. — Телевизионщики уже собираются послать своих людей, чтобы заснять рабочие комнаты Стива.

— Ни в коем случае! — сказал Хилстраттер. — Здесь юридическая контора, а не телевизионная студия.

— Кое-кто из младших партнеров полагает, что это будет неплохой рекламой, — заметил Томлин.

— Такая реклама нам не нужна, — отрезал Хилстраттер. — О нашей фирме пишут во всех газетах и говорят по радио на всех волнах, одного этого уже более чем достаточно. Клиенты, с которыми мы имеем дело, могут встревожиться. По-моему, сюда нельзя допускать ни теле-, ни фоторепортеров. Здание снаружи, холл пусть снимают, тут мы бессильны. А здесь — нет. Договорились?

Оба компаньона кивнули.

— А теперь, — продолжал Хилстраттер, — относительно заявления для печати. От лица фирмы будет говорить Де Лука.

— Как быть с интервью? — спросил Де Лука. — Если эта история с Гриром затянется, газетчики постараются опросить здесь всех. А у нас, вместе с секретаршами, пятьдесят два человека.

— Мы обещали дать интервью и не можем теперь отказаться, — сказал Хилстраттер. — И никаких ограничений. Иначе они такое напридумывают!..

— Согласен, — сказал Томлин.

— Но все-таки предупредите завтра людей, Де Лука, — продолжал Хилстраттер, — чтобы они, разговаривая с репортерами или с кем бы то ни было, не распространялись о Грире. Скажите, что мы их вознаградим.

Он встал, потянулся и начал завязывать галстук. Де Лука и Томлин тоже собрались уходить.

— Что вы все-таки думаете о Стиве, Билл? — спросил Де Лука.

Хилстраттер ничего не ответил, пока не снял с вешалки плащ и не вдел свои длинные руки в рукава. Тогда он сказал:

— Честное слово, не понимаю, что с ним случилось. Мне казалось, я его знал как родного брата. А теперь — теперь я не понимаю ничего.

Томлин и Де Лука зашли к себе в кабинеты и вскоре встретились у лифта.

— Что вы об этом скажете? — спросил Де Лука.

— Я, как Билл, просто ничего не понимаю. По всем уликам, он заранее собирался исчезнуть. Но то, как он оставил дела здесь, говорит об обратном. Возьмите хотя бы календарь Стива. В нем помечены деловые свидания на сегодня и на всю неделю вперед, и все записано его рукой.

— Видел. Да, все это непонятно.

— Эти деньги в сейфе беспокоят меня, — сказал Билл. — А что, если у него там сто тысяч?

— Ну тогда газеты подымут такой шум, что чертям станет тошно. Тогда Гретхен останется только забрать свои деньги и поставить тысячу долларов за то, что в ноябре победит Уолкотт.



В тот вечер по всей стране во многих домах рассматривали переданные по телевидению и напечатанные на первых страницах всех газет фотографии Стивена Грира. Особой популярностью пользовался один снимок, потому что на нем исчезнувший юрист был изображен в наиболее подходящей к данному случаю обстановке. На этой фотографии Грир завершал свой удар на первом поле «Неопалимой купины». Клюшка № 1 была поднята над его левым плечом, и он улыбался, прослеживая взглядом длинный прямой полет мяча. Однако все игроки в гольф отметили, что поза у него неустойчивая. Видимо, сейчас он потеряет равновесие, предполагали они, и сразу перестанет улыбаться. Женщины, в свою очередь, обратили внимание на его высокий лоб с залысинами, решительный взгляд, немного чувственный рот и решили, что он симпатичный парень. Мужчины, не вдаваясь в подробности, пришли к выводу, что этому человеку можно верить.

В маленьком каменном доме провинциального стиля на Бэттл-роуд в Принстоне, штат Нью-Джерси, Дебора Киссич показывала фотографию своему мужу Феликсу. Золотые тени мягко стелились по газону, и большие дубы и сикоморы уже начали сливаться с ночным сумраком. Феликс Киссич в тот вечер работал дольше обычного в лаборатории и теперь с наслаждением потягивал эль, погрузившись в свое любимое кресло, огромное сооружение из простеганной кожи.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать