Жанр: Детективная Фантастика » Флетчер Нибел » Исчезнувший (страница 20)


— Так я и знал, — сказал Сторм. — А как насчет Клингмана?

— В справочнике два Дэвида Клингмана. Один Дэвид Р., другой Дэвид У.

Мурхэд продиктовал адреса и номера телефонов.

— Желаю удачи, Ларри, мальчик мой, и главное, — не торопись, слышишь? Нам не нужны скороспелые сенсации.

— Ну это уж дискриминация! — возмутился Сторм. — Самая грязная работа достается мне, потому что мой отец потерял справку о расовой принадлежности.

— Вот именно! — рассмеялся Мурхэд. — Остается тебе уповать на победу черной расы. Когда придешь к власти, станешь, как я, валять дурака. А пока убирайся из эфира. Зря тратишь время.

— Ладно, Мур-дур-хэд! И не вызывай нас. Мы тебя сами вызовем.

Мысленно Сторм уже намечал самый короткий маршрут в Балтимор, когда вдруг ему пришло в голову, что он позабыл кое-что проверить. Он вылез из машины и вернулся в дом Беверли Уэст. Управляющий подметал ступеньки перед подъездом.

— Еще один вопрос, — сказал ему Сторм. — Где здесь ближайший гараж-стоянка?

— За углом направо.

Дежурный, сидевший в застекленной будке, замигал при виде удостоверения ФБР, затем предупредительно распахнул перед Стормом дверь. «Впечатлительный юноша», — насмешливо подумал Сторм. Описание «Дэвида Клингмана» не вызвало у дежурного механика ассоциаций, и он вызвался позвонить ночному сторожу. Голос на другом конце линии был сонным, однако вполне осмысленным. Да, он помнит человечка в очках с темной оправой. Кажется, он приезжал в гараж раз в неделю вечером и уезжал около часа ночи. Приметы машины? Особых нет, но, кажется, номер был из Мэриленда. Был ли на прошлой неделе? Кажется, да, но не уверен. Сторм поблагодарил и еще раз извинился за то, что поднял его с постели.

Чеки с отметкой о времени пользования гаражом отсылались в центральную контору первого числа каждого месяца, сообщил дневной дежурный, поэтому чеки за август все еще у него. Он очистил для Сторма место за маленьким столом и дал ему кучу контрольных талонов. Все они — штук по триста за каждый день — были сложены отдельными пачками, перетянутыми резинкой. Они были рассортированы по часам оплаты, то есть отъезда, поэтому Сторм сразу отобрал четыре пачки за августовские четверги.

Уже через несколько минут он нашел то, что искал. Один и тот же мэрилендский номер появлялся в первые часы ночи по четвергам: в 00:50; 01:03; 00:57. В последний августовский четверг машина покинула гараж в один час восемь минут.

Ларри вернулся к своей машине и вызвал по радиофону Мурхэда.

— Что-то ты сегодня разговорчивый, — проворчал Мурхэд. — Может, уже разделался с «Аяксом»?

— Нет, Клайд, но, кажется, я нашел того, второго парня. Сделай одолжение, попроси наше отделение в Балтиморе проверить номер машины из Мэриленда МК—4472. Мне это нужно немедленно или, как ты говоришь, вчера.

— Сосчитай до пяти и перезвони мне.

Когда Сторм снова вызвал Мурхэда, тот коротко сообщил:

— Легковая машина из Мэриленда под номером МК—4472 зарегистрирована на имя Филипа Джекоба Любина.

— Записал.

— Адрес: Балтимор, Чарлз-стрит, 3333, и наше балтиморское отделение сообщает, что это недалеко от университета Джона Хопкинса. Не спутай с медицинской школой, Ларри. Ищи университетский городок.

— Еду. Кстати, ты не удивлен, что я так быстро превратил Дэвида Клингмана в Фила Любина?

— Ты просто гений, Ларри Сторм. Но воздам я тебе по заслугам, когда настанут лучшие времена, если только они вообще настанут после всей этой неразберихи.

Час спустя Сторм был уже в Балтиморе. Он поставил машину на Чарлз-стрит возле такого же, как на Р-стрит, жилого дома, но на сей раз южного стиля и под названием «Квартиры Чарлза». В широкий коридор, застеленный восточным ковром, выходили два небольших холла.

— Чем могу быть полезной? — осведомилась сидевшая за конторкой женщина средних лет, с уверенными манерами, поправляя иссиня-черные волосы.

— Я ищу Филипа Любина, — сказал Сторм.

— Он в отпуске. Желаете оставить ему записку?

— Нет, благодарю. — Не имело смысла без нужды показывать свое удостоверение. На всякий случай он сказал: — Я по поручению одного друга. (Это была святая истина.) Не лучше ли оставить записку в университете?

— Да, наверное, лучше. Доктор Любин почти всю корреспонденцию получает на университет.

— А в каком здании?

— Спросите Роулэнд Холл, — ответила она. — Там, где деканат математического факультета. Передать доктору Любину, кто его спрашивал?

Тут Сторм не удержался:

— Да, конечно! Дэвид Клингман.

— Хорошо, мистер Клингман.

«Все-таки „мистер“, — подумал он. — В Балтиморе это почти то же самое, что „сэр“ в Вашингтоне. Наверное, времена в самом деле меняются».

Шикарная маленькая брюнетка, секретарша доктора Любина и восьми других профессоров математики в университете Джона Хопкинса, была предупредительна и словоохотлива. Сторм знал этот тип женщин. С теми, у кого потемнее цвет кожи, они держатся с преувеличенной любезностью и так усердствуют, что у них слова набегают на слова.

— Господи, какая жалость! — щебетала она. — Как же вы с ним разминулись? Ведь он только вчера уехал и теперь вернется бог знает когда. Понимаете, в следующем семестре у него нет лекций, вот он и решил отправиться в путешествие на машине, сначала на запад, а потом в Канаду. Он так переутомился, бедняга… Вот ведь незадача! А вы давно его знаете?

— Не очень, — ответил Ларри. «Действительно, не очень, — подумал он, — узнал о нем часа два назад». — Скажите, мисс, а

кто у вас декан математического факультета?

— Он сейчас в Европе, на год, по приглашению, но его заменяет доктор Уинтроп, заместитель декана. Если хотите увидеться с ним, он внизу, дверь из холла налево.

Она показала ему дорогу.

Удостоверение ФБР позволило Сторму сразу попасть в кабинет Генри Уинтропа. Это был худощавый загорелый и сдержанный человек. Он крепко пожал руку Ларри.

Ларри подумал, что, наверное, он играет в теннис. Уинтроп внимательно рассмотрел его удостоверение.

— Ваши люди частенько появляются здесь, — сказал он. — Слишком уж пекутся о безопасности в последнее время.

— Доктор Уинтроп, — сказал Сторм, — мне нужны все сведения о докторе Филипе Любине. Я был бы признателен, если бы вы уделили мне несколько минут, а затем позволили познакомиться со всеми документами, имеющими к нему отношение.

— Понятно, — Уинтроп уселся поплотнее в своем вращающемся кресле и обхватил руками колено. — Снова вопросы безопасности? Или, может быть, Фил Любин преступил закон? И то и другое трудно себе представить.

— Нет, сэр. К сожалению, ничего не могу уточнить. Методы ФБР, понимаете? В этом деле замешан некто другой. Доктор Любин был всего лишь его другом. Но в таких случаях мы, разумеется, проверяем всех знакомых…

— Да, разумеется… Вы не будете возражать, если я позвоню в местное отделение ФБР? Не потому, что я вам не верю, на всякий случай?..

— О, пожалуйста! — сказал Сторм. — Номер телефона ЛЕ 9—6700. Я подожду в холле.

Уинтроп остановил его движением руки.

— Не нужно.

Когда секретарша соединяла его с балтиморским отделением ФБР, Уинтроп осведомился о специальном агенте, описал Сторма и рассказал о его запросе. В какой-то момент он замялся, взглянул на Сторма и сказал: «Да, да…» Ларри догадался, что Фэрбенкс спросил, не негр ли этот агент ФБР.

Уинтроп отвел трубку в сторону.

— Он хотел бы поговорить с вами.

— Это ты, Боб? Говорит Ларри Сторм, проверяю вариант МК—44, о котором ты нам сообщил.

— По делу «А»?

— Точно. «Аякс». Работаю на Мурхэда.

— Ясно, Ларри. Дай трубку профессору, я его успокою.

После этого Уинтроп отвечал на все вопросы Ларри, хотя и держался по-прежнему настороженно. Он явно старался догадаться, к чему это расследование.

Сторм делал заметки.

Любин значится в американском издании «Who is Who»[6] и в справочнике Американского математического общества. Родился в Небраске, закончил Чикагский университет, там же получил звание магистра, затем доктора математических наук. Преподавал в Корнелле, потом, одиннадцать лет назад, перешел в университет Джона Хопкинса. Теперь не работает на младших курсах. Ведет только специальные семинары по анализу Фурье и пространству Гильберта. Но по-настоящему интересуется только своими изысканиями. Составлял проекты для многих научных фондов, вел специальные исследования для ЦРУ.

Тут Ларри подумал: если Любин работал на ЦРУ, на него должно быть досье толщиной в полметра. Почему же Мурхэд не запросит это досье и не избавит его от лишней работы? Но он сразу представил себе ответ Мурхэда: «Правильно, Ларри, но ты проверь все, что можешь, в университете. Ты знаешь методы ФБР. Проверь, перепроверь и еще раз пере-перепроверь».

Любин был почти полиглотом. Знал немецкий, датский, китайский, французский и даже, как полагал Уинтроп, кое-что из малоизвестных племенных языков Африки. Обладал острым, творческим умом, но характер у него был, как бы это сказать, резковатый. Давно мог бы стать деканом факультета, однако совершенно не интересовался административной работой. Право, он, Уинтроп, не может его упрекать. Это же тоска зеленая!

Любин холост. Был, кажется, помолвлен. Но слишком глубокая его преданность науке, видимо, отталкивала женщин. Живет в «Квартирах Чарлза»… Зрение слабое. Слишком много читает. Честно говоря, все опасались, что он не выдержит такой нагрузки, поэтому, когда Любин месяц назад попросил освободить его от лекций на следующий семестр, он, Уинтроп, сразу согласился. Единственное, что не вяжется с его характером, это любовь к автомашинам. Любит гонять на своем «мустанге» и копаться в моторе. Насколько он, Уинтроп, знает, Любин уехал на машине вчера, в воскресенье. Куда-то на запад. Разумеется, он обещал звонить время от времени, но вряд ли Фил вернется в Балтимор до февраля. Что-нибудь еще?

— Может быть, позже, когда я просмотрю его дело, — ответил Сторм. — А пока одна подробность. Понимаю, это вопрос деликатный, мистер Уинтроп, но так уж у нас заведено. Есть у вас какие-либо основания предполагать, что в половом отношении доктор Любин не совсем нормален?

Любезная улыбка сползла с лица Уинтропа.

— Мы на факультете никогда не интересовались подобными вещами… Послушайте, мистер Сторм, не» ужели правительственные органы имеют право заниматься сексуальной жизнью частных лиц? Какое вам до этого дело?

— Это отвратительно, — сказал Сторм, — но время от времени такие подробности помогают найти недостающее звено. А я, мистер Уинтроп, в конечном счете только выполняю приказ.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать