Жанр: Детективная Фантастика » Флетчер Нибел » Исчезнувший (страница 48)


— Всегда рад служить, Ларри. Чего ты хочешь? Повышения в чине?

— Заткнись… Я знаю, ты давно проверяешь К. по другим каналам. Скажи мне, сведения Д.П. достоверны? Они сходятся с нашими?

Некоторое время Мурхэд молчал, затем промямлил:

— Прошу тебя, Ларри, не спрашивай об этом. Ты знаешь установку по «Аяксу». Никаких подтверждений.

— Но сейчас совсем другое дело. Если я буду уверен, я, наверное, смогу добить все до конца.

— Извини меня, дружище, — Мурхэд изо всех сил пытался смягчить отказ. — Самый главный так распорядился. Ты же знаешь.

— Но, Клайд, — взмолился Ларри, — если бы ты мне сказал, мы разделались бы с этим делом в два счета!

— Прошу тебя, Ларри! — в свою очередь, взмолился Мурхэд. — Не заставляй меня повторять все сначала. Мы уже говорили об этом десятки раз.

— А, чтоб вам!.. — Сторм задохнулся от ярости.

— Поспи, и все пройдет, — добродушно посоветовал Клайд. — У нас тут тоже нервишки сдают.

— Сон не поможет, — Сторм от злости уже не сдерживался. — Это самое поганое дело, в какое меня втравливали за все годы работы в нашем собачнике. Господи, да что я тебе, сопливый новичок? Как, черт побери, я могу работать впотьмах да еще с мешком на голове?.. Хотел бы я видеть великого Клайда Мурхэда на моем месте! Попробуй хоть раз, приятель, один только раз!

— Потише, Ларри. Не я устанавливаю правила. Не забывай, не один ты в таком положении. Мы все жаримся на одной сковородке. Скажи, что ты там учуял?

— Черта я тебе скажу! — рявкнул Сторм. Он вспомнил испуганную, загнанную миссис Киссич, вспомнил ее слова, что порой она ненавидит все правительства. — Раз ты мне не помогаешь, буду действовать сам. Но, если сведения Д.П. не подтвердятся, я окажусь в дураках. Я уже не говорю о потере времени. Можешь не благодарить. Не за что.

— Ложись-ка ты лучше спать, — ответил Мурхэд. — Позвони мне утром, когда язва не будет тебя мучить. А затем пришли мне отчет о миссис К. Чем раньше, тем лучше. Договорились, любовь моя?

— Ладно.

Ларри машинально повесил трубку, открыл дверь кабины и только тогда вспомнил, что забыл взять свой десятипенсовик, поскольку разговор по спецномеру не оплачивался.

Он медленно возвращался в гостиницу, глубоко засунув руки в карманы брюк. Радость открытия умерла, раздавленная бульдозером ФБР. Он сразу почувствовал усталость, ссутулился, появилась ноющая боль в спине. Теплая ночь была сплошным обманом. Лето прошло, и с ним ушла окрыленность, которую он испытывал в былые времена. Пора взглянуть правде в глаза. Он всего лишь рядовой детектив, занятый обыденной слежкой, человек, которому не доверяют и который, может быть, никому не нужен.

В номере было жарко. Он разделся догола, не стал даже вынимать из чемодана чистую пижаму, а растянулся в постели под одной простыней.

Снова и снова мысленно он возвращался к одному: почему? Почему? Почему его заставляют работать над «Аяксом» вслепую, впервые за все годы службы? Правда ли, что главный отдал такой приказ? Возможно. Пол Роудбуш прежде всего политик, он наверняка опасается за исход выборов, а потому решил заморозить это дело до второго ноября. Но предположим, Мурхэд ему соврал. Предположим, все эти указания исходят от Десковича. Нет, маловероятно. Питер осторожный человек и не стал бы самовольничать. Но что, если Дескович по каким-либо известным лишь ему одному причинам задумал провалить Роудбуша? В таком случае он постарается навредить главному, скрывая от него истину. Что, если разгадка проста и отвратительна, и Дескович собирается в нужный момент открыть все карты перед людьми Уолкотта?

И как все-таки быть с его собственной догадкой? Что ему делать?

Так, беспокойно ворочаясь с боку на бок, Ларри вдруг вспомнил, как однажды утром месяц назад он разговаривал с Юджином Каллиганом о Любине. Пресс-секретарь держал себя по-дружески, пригласил его заходить, чтобы поболтать на досуге. Каллиган был единственным, кого он знал в Белом доме. Может быть, в таком важном деле стоит обратиться к этому человеку, близкому к президенту?

Разумеется, тут же подумал он, за это его вышибут из ФБР. Почти ничто не

выходило за стены Бюро. Поступить так — все равно что самому сунуть голову в петлю. Сунуть в петлю… голову… голову «Аякса». Наконец он начал засыпать.

Но, прежде чем заснуть, Ларри Сторм принял решение. Завтра, вместо того чтобы писать отчет в Бюро, он отправится со всем, что знает, — включая свою версию, — в Белый дом. Что касается петли, то поживем — увидим.



В другом номере гостиницы «Нассау», этажом выше, в тот же час принимал свое решение Дэйв Полик.

Время поджимало его. Судя по вчерашней статье в «Пост-Диспетч», вскоре вся пресса свяжет «доктора X» с Филом Любиным, — это вопрос дней. Разумеется, Полик все еще был далеко впереди других журналистов. Он знал о Киссиче, знал, что встречались и исчезли три человека, а не два. Он полагал, что ни один репортер не знает того, что знает он: Грир и Киссич оба уплыли в океан на маленьких судах. След Любина, если говорить честно, потерялся в Мадриде, но Полик считал, что, если бы у него было время проследить за ним, математик привел бы его к Киссичу и Гриру. Все трое, в этом он был твердо убежден, находились где-то вместе.

Почему?

Хотя ключ к разгадке все еще ускользал от него, Полик пришел к достаточно твердому убеждению. Сексуальная версия исключалась. С самого начала она была весьма шаткой, а теперь рухнула окончательно. Если предположить, будто Грир сбежал с какой-то дамой, опять-таки — зачем ему тогда эти ученые? Чепуха! Финансовый скандал? Нет, еще невероятнее. Предположим, запутался Грир. Возможно. Но Любин и Киссич? Ни тот, ни другой никогда не интересовались деньгами, а ведь в дело впутаны все трое.

Нет, его догадка была куда сенсационнее! Впервые она мелькнула у него в Кейптауне всего несколько дней назад. Молодой матрос, который не раз плавал на «Мэри Л.», рассказал ему, что в прошлом году «Мэри Л.» снабжала водой и топливом русский траулер, который промышлял омаров на отмелях в Южной Атлантике. Это замечание заставило Полика насторожиться. Он сразу вспомнил, что, судя по портовым записям, сделанным в начале месяца, другой краболов, «Каза Алегре» из Рио, дважды доставлял свежее мясо и овощи на русский траулер, облавливавший те же отмели. И родилась версия: Грир, Киссич и Любин, все трое, имели доступ к секретным сведениям, касающимся безопасности страны, и теперь все трое находятся на борту советского корабля где-то в Южной Атлантике.

Конечно, это было всего лишь смутной догадкой, но картина вырисовывалась захватывающая. В одном Полик был совершенно уверен: ФБР знало все, что знал он, и гораздо больше. Это означало, что дело Грира может в любой день взорваться, как бомба, разумеется, если Роудбуш не сумеет замять его из политических соображений. Учитывая конкуренцию, Полик, отчаянный игрок и борец, должен был опубликовать свою сенсацию раньше других газет. А его «Досье» выйдет самое раннее во вторник. Полик уже решил на следующей неделя вместо обычных восьми страниц выпустить шестнадцать и все их посвятить Гриру.

Но прежде надо было сдержать обещание, данное Каллигану. Во вторник после его возвращения из Кейптауна пресс-секретарь наконец дозвонился до Полина и передал просьбу президента: поговорить с ним, прежде чем Полик что-либо напечатает. Согласен ли он? Господи, он ухватился обеими руками за такую возможность выложить Роудбушу все свои сведения и выводы. Хотя бы ради того, чтобы посмотреть, какая у него при этом будет физиономия! И что бы Роудбуш ни сказал и ни сделал, это будет материалом для статьи, ибо ни один президент не посмеет указывать Полику, что ему печатать, а что не печатать в его «Досье».

Таково было его решение. Он не мог больше замораживать материал. Прав ли он или не прав в своих заключениях, собранных им фактов было достаточно для потрясающей статьи, самой сенсационной за всю его карьеру. Итак, завтра Каллиган и Роудбуш.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать