Жанр: Научная Фантастика » Н Неизвестный » Клешни для 'именинников' (страница 15)


Лес оборвался и начался крутой глинистый склон, заваленный гранитными обломками. Перепрыгивая через красновато-серые глыбы, боксер спешил посмотреть что там, за склоном, ибо если здесь кто-то был, он мог быть только там... Внезапно, Ларри заметил ярко-красную кровь на камнях и приостановился... пятна крови были везде вокруг, поблескивая на торчащих повсюду осколках гранита. Что-то произошло здесь какие-то минуты назад... Подошел Мельский... Именно он скоро увидел четыре собачьих лапы, отрезанные словно ножом. Они валялись на склоне, рядышком, как-будто их отрубили одновременно... В воздухе держался навязчивый запах озона, или чего-то похожего на него... Штопор присвистнул: - Ничего себе! Это ж надо - так издеваться над животными! - попытался шутить он, но лицо Кристиана оставалось непроницаемым... Он не стал задерживаться и бегом бросился дальше... Он бежал быстро, насколько позволяли вырастающие на пути камни, но все же замечал на пути пятна крови... Лишившись четырех лап, собака не могла передвигаться, значит ее кто-то нес. Именно нес... Тащить что-либо по такому склону не представлялось возможным. Все догадки Ларри подтвердились, когда каменный склон закончился, превратившись в заросший низкими кустами холм. Метрах в ста пятидесяти от себя, боксер увидел удалявшуюся фигуру в блестящем комбинезоне. Человек нес на плече безжизненно болтающуюся собаку. Это же тот самый тип, которого они упустили на катере! Ларри охватило волнение... На этот раз незнакомца нельзя было упустить. Боксер сунул пистолет за пояс - было бы глупо стрелять сейчас, когда есть шанс проследить куда этот тип идет... Только он об этом подумал, как сзади грохнул выстрел. Автоматическая винтовка ухнула как паровой молот. "Проклятье! Это Мельский!",- Ларри обернулся и увидел Штопора, который озадаченно смотрел на оружие: - Странно... В школе я хорошо стрелял, - наивно проговорил он и посмотрел в ту сторону, куда послал пулю. Человек в комбинезоне остановился и, не бросая своей ноши, спокойно смотрел на мужчин. - Он, как-будто, ждет меня, - обрадовался Мельский. - На этот раз ему от меня не уйти... Ты заметил, что это тот же гад, что ушел от нас позавчера? Ларри ничего не ответил: он злился на Штопора, за его спешку, злился на себя, за то, что оставил "винчестер" доктору, злился на судьбу... Мельский тщательно прицелился и пока он это проделывал, незнакомец продолжал стоять, как ни в чем ни бывало, изображая из себя вполне доступную для удачного выстрела мишень. Винтовка ухнула еще раз и мужчины заметили, как отшатнулся странный тип с собакой на плече. Его буквально отбросило, как от удара в грудь увесистой железякой, но он удержался на ногах и еще некоторое время рассматривал людей на склоне. - Чертовщина какая-то, - разволновался Мельский. - Я же попал в него! Ты видел, Ларри? Я попал, а этот подлец и не думает казаться мертвым! - Штопор вскинул внтовку, но Кристиан остановил его. - Не забывай, что у тебя остался один патрон... Я видел, что ты попал, но я так же видел, что этот малый пуль не боится. Для меня это такая же загадка, как и для тебя. - Дай мне выстрелить, корешок... У него наверное бронежилет и теперь я буду целиться в голову... - Пит, ложись! - закричал Ларри и толкнул Мельского прямо на камни. Он первый заметил движение руки незнакомца, и движение это показалось ему очень знакомым, так делают, когда стреляют с пояса. Мужчины рухнули на землю и не видели, как от руки человека в комбинезоне до склона, протянулся ослепительный луч. Он уперся в каменную глыбу, недалеко от Мельского, и та разлетелась на тысячи мелких кусочков, некоторые из которых поранили незащищенные руки обоих мужчин. Один из осколков достал даже Снегиреву, которая только-только догоняла убежавших от нее спутников. Резкий удар в плечо лишил ее возможности соображать, она стояла и смотрела на лежащих перед ней мужчин, чувствуя, что это и есть конец, избавление от страхов и неизвестности... На платье девушки выступило пятнышко крови, и скоро она ощутила все возрастающую боль в плече. Это вернуло ее к действительности. Мельский и Кристиан осторожно приподняли головы: - Ты объяснишь мне, что это было? - обратился к Ларри Штопор. - Я сам хотел у тебя спросить об этом... Похоже вооружение у этого "ниггера" на последнем уровне оружейной техники... - У кого? - спросил Мельский, стараясь не особо сильно поднимать голову. - Я имею в виду негра... Это был негр - я хорошо рассмотрел его лицо. Оно было совсем черным. - Что будем делать? - Пойдем за ним. Может посчастливится найти его "базу". - Ага.., где встретим еще десятка два "ниггеров", вооруженных такими пушками, как у этого, - с сарказмом заметил Мельский. - Если ты струсил, я пойду один, - заявил Ларри, поднимаясь с земли. - Я этого не говорил и потом.., ты же знаешь, как я хочу добраться до этой мрази, - Штопор неуверенно встал с земли и заметил, похожую на изваяние, Верку... - И ты здесь? Не кажется ли тебе, подруга дней моих суровых, что ты мешаешь боевым действиям? Возвращайся ты в пещеру, да расскажи доктору о наших подвигах... Можешь сказать ему, что мы сразились с инопланетянами... - Что? - заинтересовался разговором Ларри. - Ты сказал об инопланетянах? Знаешь, Пит.., тебе иногда приходят в голову неплохие идеи... - Не вижу никакой идеи в том, что я сказал этому упрямому созданию... Кристиан задумался, а Штопор и Снегирева снова начали ругаться. В ход пошли выражения покрепче тех, которые он слышал пять минут назад в лесу. - Ладно... Остыньте! - прикрикнул он на возбужденную парочку. - Нужно спешить. Мужчины снова побежали и оставили девушку одну. Бежать так быстро, как они, она не могла, но все же не вернулась в пещеру, а принялась упрямо преследовать боксера и Мельского. Достигнув того места, откуда стрелял незнакомец, Ларри остановился и долго осматривал землю у себя под ногами, затем встревоженно огляделся по сторонам, сжимая пистолет так сильно, что он непременно бы раскололся, не будь он стальным... Скоро к нему присоединился Мельский: - Слышь, корешок, у меня такое чувство, что в нас пальнут еще раз.., из кустов... - Что ты предлагаешь? - поинтересовался Кристиан и снова посмотрел под ноги, где не увидел ничего, кроме собачьей крови. - Интересно... Гильзу нигде не видно... Из чего он стрелял? - боксер оглянулся назад и увидел Снегиреву, которая так старалась не отставать, что поминутно падала... Он не смотрел на нее даже трех секунд, отвернулся и указав Штопору на капли крови, предложил продолжить погоню по этим, едва видным среди травы, следам. Шли долго... Очень долго и в основном, руководствуясь своей интуицией, так как крови становилось все меньше, потом и совсем не стало. Изредка Ларри смотрел назад - Вера не отставала, хотя даже издали можно было рассмотреть, как она измучена. Были моменты, когда Кристиану становилось ее жалко и хотелось подождать бедняжку, но он представлял, что о нем подумает Мельский... Впрочем, какое ему дело до Мельского? Абсолютно никакого... но цель, которую они сейчас преследуют, не допускает сентиментальности и перед Штопором ему действительно будет неудобно... Ларри покосился на своего нового друга: тот напоминал собой индейца на боевой тропе и на лице его не было и тени иронии, что казалось необычным для Кристиана... Наверное так же он выглядит, когда идет на "дело"... Действительно ли он вор? Вполне возможно, люди подобные ему могут легко пойти на преступление, однако, так же легко они могут придти на помощь, если это кому-то понадобится... Ларри оторвался от своих раздумий, когда Мельский тронул его за плечо... - Обожди, Пит... Как думаешь, что это такое? - Штопор махнул рукой на заросший кустарником склон горы, к которому они приблизились. Чтобы не заметить зияющую там дыру, в которую мог бы запросто войти самолет, и даже два сразу, нужно разве что, смотреть в противоположном направлении... Боксер даже присел от неожиданности. Мельский сделал тоже самое, с опаской взглянув на отставшую Снегиреву. Ее он не заметил: - Слышь, Ларри... Наша истеричка отстала. Она испортит нам все, если не притаится. Кристиан, казалось, не слышал Штопора, он смотрел на пещеру, как истинный ценитель искусства на подлинник Пикассо, и от волнения его спина покрывалась холодным потом... Вот тот момент, которого он ждал... Когда едва ли не на твоих глазах убивают несколько человек псдсяд, невольно наполняешься чувством мести, и Ларри прекрасно понимал свое волнение. Сейчас у него появится возможность нанести врагу ответный удар, и как боксера его это возбуждало... Пусть прямыми виновниками смерти людей являются черные безобразные псы, но за все беды ответят те, кто скрывается в пещере. О том, что пещера не является чьим-то убежищем, не могло быть и речи. - Похоже мы нашли их тайник. Пит... Мы должны, не откладывая, что-то предпринять, иначе потом будет поздно, - Ларри услышал, как Штопор глубоко вздохнул. - Вспомни о той штуке, которая разнесла в пыль здоровенный булыжник, - мягко посоветовал Мельский, поглаживая ствол винтовки и часто оборачиваясь на оставшиеся позади деревья... Верка так и не появлялась... - Я помню об этом..., но мы должны, обязаны что-то предпринять... Не знаю, что на уме у этих ублюдков, но нам придется туго, если мы не решимся обрезать им крылья. Мы нападем первыми. Они не ожидают нападения и это нам на руку. - Мы не знаем сколько их, а у меня один патрон, - цепляясь за последнюю надежду, буркнул Штопор. Нет, он не испытывал особо сильного страха, но что-то подсказывало ему не лезть в бутылку, а своей интуиции он очень доверял. Была возможность проверить ее свойства на деле, никогда еще она его не подвела, интуиция. - Мы не можем уйти, как ты не поймешь!? - раздраженно зашептал Кристиан. - Один из них видел нас и теперь все их планы, о которых мы не имеем ни малейшего представления, будут осуществлены намного быстрее... И потом, если мы уйдем, ты уверен, что сможешь снова найти это место? Несколько секунд Штопор молчал плотно сжав губы, затем разомкнул их: - Я не имею ничего против драки.., против хорошей драки, но не такой, где приходится бросаться с вилкой на паровоз... Мы конечно пойдем туда сейчас, просто я хотел, чтобы ты узнал мое мнение... Эти гады даже не постарались получше замаскироваться, значит им плевать на все! Не нравится мне это... В конце концов, если бы нас хотели убить - это сделали бы давно, поэтому хуже, чем есть - не будет, - нашел боксер убедительный довод. Он действительно убедил Штопора и вместе, мужчины поползли к входу в пещеру. На это не ушло много времени, но после этого их не узнал бы даже доктор... Все возле пещеры было обгоревшим и ползти пришлось по золе: в конечной точке своего пути мужчины были похожи на двух бродяг, переночевавших в вагоне с углем... Заглянув в пещеру. Штопор рассмотрел какой-то большой, занимающий весь грот, тускло освещенный предмет.., вернее целый агрегат. Назвать то, что он увидел просто предметом, было бы ошибкой. Когда Мельский сделал два шага в темное подземелье и глаза привыкли к мраку, ему удалось увидеть ЭТО получше... Штопор относился к категории людей, которые за словом в карман не полезут, но здесь Мельский промолчал. Несомненно перед ним стояла неизвестная ему машина, формой своей напоминающая здание цирка, или что-то в этом роде, но каково ее назначение в этой земляной дыре и как ее умудрились сюда загнать, оставалось для Мельского загадкой. Где у нее вход, тоже было тайной, и Штопор лишь почесал затылок. Он не увидел, но почувствовал, как совсем рядом замер Ларри. - Хороша крепость, а? - восхищенно поделился впечатлением Штопор. Представляешь, если эта штука сейчас поедет? Она подавит нас, как клопов... - Это летательный аппарат, Пит, - тихо произнес Кристиан, - в этом не может быть сомнений... Помнишь ты сказал об инопланетянах? Ты говорил шутливо, но оказался прав - мы имеем дело с инопланетянами... Меня бы ничего не убедило, но это.., - Ларри ткнул пальцем в сторону летающей тарелки. Мельский вторично почесал затылок: - Ты смотри! А ведь и правда на тарелку похоже... Может мы все-таки спим? - Ходило множество слухов о похищении людей представителями внеземных цивилизаций... Поначалу я интересовался ими, затем перестал верить, боксер говорил очень тихо и Мельскому приходилось напрягать слух, чтобы его услышать. - Знаешь, корешок.., ты это мне расскажешь дома, за бутылочкой водки, когда все будет позади, а сейчас давай рвать отсюда когти... Кристиан был полностью согласен с Мельским, но что-то удерживало его возле космического корабля. Сознание того, что подобного зрелища ему никогда не увидеть, задержало боксера на несколько лишних секунд и этого было достаточно для того, чтобы оказаться втянутым в новые приключения... Штопор уже хотел отвернуться от чужого корабля, когда услышал тихий низкий звук... Он остановился и спиной почувствовал какое-то движение... Он был почти уверен, что это открывается дверь... Штопор словно прирос к месту, он не мог повернуться и не решался посмотреть на корабль. Его вдруг охватил страх, намного больший чем тогда..., в машинном отделении с мертвецами. Не в силах отвести в сторону взгляд, Ларри словно завороженный смотрел на массивную дверь, которая открывалась сверху вниз, одновременно образуя мостик со ступенями. Тот, кто попытался бы сейчас разжать пальцы Кристиана, сжимающие пистолет, мог бы с уверенностью сказать, что их проще отрубить... Ларри принял твердое решение стрелять в первого, кто появится в освещенном мерцающим светом проеме, но никто так и не появился. - Слушай, они не выходят, - захрипел у самого уха Мельский. - Это шанс, слышишь. Уходим отсюда! - Поздно, дружище... Я не хочу получить удар в спину, к тому же это вызов... Они вызывают нас на контакт, - лицо Ларри было совершенно серьезным, хотя Штопор тщательно пытался рассмотреть на нем хоть какой-то намек на юмор. - Неужели ты такой же ненормальный фанатик, как доктор? - вспылил Мельский. Ты послушай сам, что несешь! Какой контакт? С Поленковым у них тоже был контакт, и что из этого вышло? Пойди поищи что от него осталось! Я больше чем уверен, что дед нарвался на эту пещеру и твои эти педики заманили его так же, как сейчас пытаются заманить нас. Неужели мы окажемся такими дураками, что спляшем под ихнюю дуду? Ларри тяжело и медленно дышал. Его ладони вспотели от страха перед неизвестностью, но изменять своего решения он не стал. - Я зайду, Пит, не отговаривай меня - это бесполезно... А ты возвращайся назад, найди нашу истеричку и постарайся уйти от погони, если ОНИ вообще погонятся за тобой. Постарайся спасти хотя бы малышку, мне очень ее жаль... Давай, Пит, действуй. Пока я буду входить, все внимание будет приковано ко мне, ты сможешь уйти, Пит... - Если бы здесь было хоть немного светлее, я бы показал тебе любопытную комбинацию из трех пальцев. И не думай, что ты пойдешь туда один! Если уж ты такой упрямый, мы пойдем вместе... Так-то, корешок, ты меня недооценил. Ну, идем? - Послушай, Пит... - Нет, я уже тебя не слушаю, я иду... Хочешь, пошли со мной. Я надеюсь у этих инопланетян есть хотя бы один глаз, под который я мог бы поставить фингал? - Штопор действительно первый направился к ведущим в чрево корабля ступеням, хотя минуту назад умирал от страха. Кратковременные наплывы отваги - это явление было ему знакомо. Окунаясь в мягкий голубоватый свет, Мельский пожалел, что не взял с собой виски. Именно сейчас оно бы пригодилось... "Может удалось бы споить хозяина этого бункера", - мельком подумал Штопор и усмехнулся, но в следующую секунду, его челюсть безвольно отвисла. Прямо перед ним, как из-под земли, выросло что-то чудовищное. Мельский едва сдерживал свое желание бросится назад. По телу градом покатился пот. Подобной образины он еще не видел, да и после хорошей попойки такое навряд ли представилось бы... Первое, что он увидел, это выпуклые шевелящиеся глаза. Весь остальной кошмар вокруг них, по всей видимости, был лицом... Повстречавшись с таким существом где-то в другом месте. Штопор наверняка бы подумал, что они имеют дело с инопланетянами, и он понял, кто перед ним. Увидев ракообразное существо, Ларри предупредил, что перед ним жертва химического эксперимента, но Ларри невольно остановился и забыл о пистолете. Он предполагал, что представитель внеземной цивилизации будет отличаться от человека, но чтобы настолько! Существо стояло на каких-то отростках отдаленно напоминающих ноги и смотрело своими жуткими глазами на мужчин. Они стояли и смотрели на него, не веря своим глазам, даже приблизительно не представляя, что будут делать дальше. Из-за спины у ракообразного чучела, как его мысленно окрестил Штопор, появился старый знакомый в серебристом комбинезоне. Он подошел к Мельскому и взял у него из рук винтовку. Тот ошарашенно смотрел на черную выпуклость вместо лица, заметив свое взъерошенное отражение в нем и даже не сразу сообразил, что у него отбирают оружие. Он без лишнего шума отдал его и только потом понял, что лишился последнего средства защиты. У него был еще нож, но заметив на комбинезоне дырку от своего выстрела, Мельский понял, что этого парня можно взять только гранатометом. Глаз на блестящей выпуклости так же не оказалось, и Штопор сник. Кристиан успел сунуть пистолет в карман и робот оказался не настолько подозрительным, чтобы его проверить. Наверняка заложенная в него программа этого не предусматривала. Что ж.., хоть что-то прошло так, как хотелось бы... Ларри почувствовал себя увереннее. Ракобразный повернулся к людям спиной и поплелся куда-то, вглубь мерцающего света, где, наверное, были другие помещения. При этом, его конечности, соприкасаясь с полом, издавали жуткий скрежет. Комп стал позади Ларри и Штопора и замер в ожидании. Его действия были расценены, как предложение последовать за образиной. Мужчины молча переглянулись и неуверенной походкой направились в соседний отсек. Помимо страха, притаившегося где-то в области позвоночника, ими овладело любопытство. Они как бы окунулись в другой мир, где каждый предмет был чужим и незнакомым. Помещение, в которое вошли боксер и Штопор и где их уже ждал Джуннг, было похоже на миниатюрный центр управления космическими полетами: многочисленные экраны на стенах и один большой экран в центре, а также никаких окон, что очень удивило Мельского. Впрочем, в области космоса, он был парнем недалеким и его можно простить... Как только дверь за спиной бесшумно закрылась, мужчины "уверенно" почувствовали себя в ловушке. Пока вход в космический корабль был рядом, все казалось не таким безнадежным, но сейчас, не зная, как выбраться из отсека с экранами, все их положение предстало в более мрачных тонах. К тому же, существо без лица стояло позади Штопора и немного левее Ларри и готово было, по всей видимости, пресечь любую попытку к бегству. Кристиан прекрасно понимал, что спорить с этим малым бесполезно. Он уже понял, что перед ним отнюдь не живое существо, а прекрасно отлаженная машина. И все же, боксер не терял надежды и время от времени косился на Компа, бегло отыскивая у него возможные, уязвимые для выстрела, места. В данный момент пистолет согревал карман получше денег... Что ни говори, а оружие - это прекрасная вещь в критической ситуации. Внезапно, Ларри почувствовал какой-то неприятный шум, давящий на перепонки откуда-то изнутри головы. Его лицо приняло растерянное выражение, а Штопор принялся в панике озираться. - Ты чувствуешь? У меня в голове помехи, как в радиоэфире... По-моему эти гады проводят над нами какой-то опыт, - завозмущался Мельский. Когда же в глубине его мозга возник металлический жесткий голос, он инстинктивно пригнулся. - Не нужно было сюда идти... Ларри осторожно дотронулся рукой до головы, но чужой голос не исчез. - Посмотрите сюда, земляне, - повелительно прогремел неестественный голос. Штопор и Кристиан посмотрели на Рака, глаза которого застыли, устремившись на них. Мельский чувствовал себя не лучшим образом и часто пытался утешить себя тем, что это просто горячечный бред... - С вами говорит представитель Великой Империи Созвездия Рака, проговорило существо. Штопор был похож на старушку, у которой в доме среди ночи начала сама передвигаться мебель: - Ларри... Ларри, ты слышал? Это чучело разговаривает с нами! - внезапно лицо Мельского осветилось. - Ларри, да он же говорит по нашему! Они просто издеваются над нами! Напялили на себя весь этот маскарад и издеваются! Кристиан продолжал оставаться серьезным и озабоченным, нисколько не сомневаясь в своих первоначальных выводах. В том, что он понимает чужаков не было ничего удивительного. Глядя на сложнейшую, диковинную для землян аппаратуру внутри тарелки, множно было смело сказать, что уровень технического развития у инопланетян намного превосходит земной. Жаль, что Мельский никак не может это уяснить", ведет себя по идиотски... Так думал Кристиан, пока ракообразное существо, ворочая глазами, ожидало ответа. А может и не ожидало ничего, но, по крайней мере, черепная коробка пока не разрывалась от неприятного звука. Вспыхнуло изображение на одном из настенных экранов, и существо переключило свое внимание на него. Ларри мельком взглянул на экран, и сердце его сжалось... Он спешно толкнул локтем Штопора, который, воспользовавшись паузой, осматривал стоящего у стены Компа, причем делал это открыто и враждебно. - Пит..., посмотри на экран. Мельский глянул на мерцающий квадрат, где увидел Снегиреву и доктора Хоуза, которые, взявшись за руки, медленно пробирались по лесу, испуганно озираясь. Штопор сжал губы, и лицо его стало жестоким: - Подлец... Он бросил девчонку в пещере... - Теперь им обоим крышка, - печально проговорил Ларри, прищурив глаза. Доктор и девушка теперь были показаны ближе. Их лица занимали весь экран. Их глаза смотрели прямо на боксера и Штопора. По выражению глаз можно было предположить, что они увидели пещеру и стоят прямо у входа в нее. - Бегите! - несдержанно выпалил Кристиан и ракообразное существо снова уставилось на него своими ужасными глазами, а черепная коробка наполнилась шумом. - Им некуда бежать, - проскрежетал голос и Джуннг снова повернулся к экрану. - Эй, образина! - крикнул Штопор так громко, что звук его голоса едва не разорвал перепонки, как у него самого, так и у Ларри. - Может мне выдти и пригласить их сюда? Они не решатся войти сами... Джуннг ничего не ответил, а Мельский почувствовал сзади какое-то движение и втянул голову в плечи. Он был уверен на все сто, что его сейчас стукнут. Ларри круто повернулся и увидел, как робот вышел в соседний отсек, и дверь за ним закрылась, слившись с панелью. - Он вышел, Пит... Все, пропали ребята... Увидев, что тип в комбинезоне вышел, Штопор немного осмелел: - Ларри, - зашептал он, - это чучело осталось одно... Другой возможности не представится. Тот фантомас, который вышел, не внушает мне доверия, мне не хотелось бы действовать при нем.., - к удивлению Мельского, Ларри даже не пошевелился. - Не двигаться! - скомандовало ракообразное существо. - Вы сделаете себе только хуже. В отличии от Штопора, Кристиан поверил ему. Он принимал создавшееся положение вполне серьезно, понимая, что чужаки не шутят, и все сказанное лупоглазым - непросто угроза. Достаточно вспомнить Поленкова... - Не делай ничего, Пит, - посоветовал Ларри. - Сдается мне, мы попали не в добрую сказочку и сейчас лучше не рисковать. Признаться, где-то в душе, Мельский на то и рассчитывал, что его остановят и изобразить из себя лишний раз героя не помешает. Что ж.., оставалось подчиниться и молча пялиться на экран. Лица Снегиревой и Хоуза попрежнему были напряжены, а глаза выдавали беспокойство и страх. Внезапно, сзади доктора возникла фигура робота, и тот, почувствовав чье-то присутствие, обернулся. Увидел черное лицо и невольно попятился. Ларри напрягся, представляя реакцию девушки, которая еще не видела Компа. Но вот она повернулась... Изображение было без звука, и пронзительного крика никто не слышал. Все увидели, как Снегирева исчезла с экрана и Кристиан понял, что она упала, потеряв сознание. Доктор даже не взглянул на спутницу, он весь сжался, втянув голову в плечи, готовый в любую секунду дать деру. "Винчестер" в его правой руке выглядел обычной палкой и Ларри скрипнул от злости зубами. "Кретин! Не нужно было ему оставлять оружие", про себя выругался он, и в голове у него мелькнула мысль, пришедшая еще раньше в голову Штопора: напасть на ракообразного. "Будь что будет, но с .этим спектаклем нужно кончать", - Кристиан перевел взгляд с экрана на Джуннга и вздрогнул. Существо не интересовалось событиями на экране, все время оно внимательно наблюдало за Ларри и Мельским, как бы стараясь предугадать их возможные действия. "Интересно, умеют ли они читать мысли", - мелькнуло в голове боксера, и настроение напасть на Рака улетучилось как дым. Ларри посмотрел на клешни стоящего перед ним инопланетянина: "Интересно, что он имел ввиду, когда советовал не двигаться? Какой сюрприз он преподнесет, если на него напасть? Какое-то скрытое оружие? Навряд ли... Такими руками, как у него невозможно стрелять... Впрочем, у них, наверное, и оружие не такое, как у нас...". В конце концов Ларри остановился на мысли, что нападать, не зная, чем инопланетяне могут им противостоять просто глупо и равносильно самоубийству. Следовало набраться терпения и ждать... Ждать, что будет дальше... Ждать-удобного момента. Взгляд Кристиана снова переместился на экран, где события развивались в широком масштабе. Доктор взял себя в руки и, положив на землю оружие, принялся приводить в чувства Веру. На это у него не ушло много времени и девушка быстро пришла в себя. Она вцепилась в Хоуза, словно грудной ребенок, и в страхе наблюдала за незнакомцем без лица. Доктор сделал неуверенное движение, пытаясь подобрать "винчестер", но в руках робота возникло какое-то устройство в виде блестящей трубки с окуляром в верхней ее части. Наверное у Хоуза хватило сообразительности понять, что это оружие, и он оставил идею подобрать винтовку. Вел он себя, конечно, очень глупо, и Ларри сжимал кулаки от бессильной ярости. В это время Комп, держа людей под прицелом своей пушки, указал рукой куда-то в сторону кустов и те нехотя подчинились... Кристиан сжал кулаки еще сильнее: - Послушай, ты, - обратился он к Джуннгу. - Что с ними будет? Куда он их повел. - Они скоро будут здесь, - заскрипело в голове, и Мельский скривился. Он никак не мог привыкнуть к тому, что слышит чей-то голос внутри себя. Они увидели запасной вход в пещеру, с другой стороны горы... Им не нужно было быть любопытными. Теперь и они станут нашими пленниками. Сейчас только ребенок не знает о нашем существовании, и он продолжает свой путь выживания на острове один. - А что будет с нами? - встревоженно спросил Штопор, но Ларри перебил его, задав другой вопрос: - Это эксперимент? - Да, землянин, но для вас он тоже не закончился. - А почему он закончился для другого человека, который был с нами? Я имею ввиду старика, чей труп мы нашли ночью у дверей виллы? Инопланетянин некоторое время молчал, видимо некоторые слова имели на его родном языке другой смысл. - Он должен был умереть... В эксперименте участвовал его труп... Последних слов Ларри не понял, но смутно представлял себе, что этими словами могли сказать... Ощущение холодного липкого мертвого мяса во рту не покидало боксера весь день... Заставить нас есть мертвеца - не это ли цель эксперимента? Все это было слишком ужасно, чтобы долго об этом думать, и Ларри попытался переключиться на что-нибудь другое. Шипение открывающейся двери заставило мужчин повернуться. Они увидели растерянные лица доктора и Снегиревой. Вера издала какой-то гортанный звук и, всхлипывая, повисла на Ларри. Хоуз недоуменно и вместе с тем виновато посмотрел на друзей и отвел глаза. Увидев Джуннга, он побледнел и на некоторое время перестал дышать. Когда он снова посмотрел на Кристиана, его взгляд задавал немой вопрос, но тот не был настроен дружелюбно. Об этом говорил его осуждающий взгляд и плотно сжатые губы. - Ну ты даешь, хирург, - прошипел Мельский. - Почему ты бросил девчонку? Хоуз ничего не ответил. Он не мог говорить, пораженный тем, что увидел. Человек без лица - это еще куда ни шло, но отвратительное существо у экранов было выше его понимания и всякой фантазии... Заработал "переводчик", и брови доктора удивленно взметнулись вверх. Скажи мне, что это такое? Такое чувство, будто у меня звуковые галлюцинации... Вместо боксера ответил Штопор: - Спокойно, док, - посоветовал он, хотя сам никак не мог успокоиться после того, как увидел прямо перед собой Джуннга с его отвратительной физиономией. - Таким образом эти милые выродки с нами беседуют... Черт, мне дома никто не поверит, что я говорил с инопланетянами так же просто, как на допросе у ментов... Нужно будет что-нибудь здесь украсть для доказательства. Оптимизм Мельского доктора нисколько не успокоил, а о Снегиревой и говорить нечего. Она была похожа на посаженную в спичечную коробку канарейку, такая же взъерошенная и беспомощная. - Вам не повезло, земляне, - заявило ракообразное существо, ворочая глазами. Попав сюда, вы лишаетесь острых ощущений, которые преследовали вас на острове... - И на том спасибо, - перебил его Штопор, ехидно ухмыльнувшись. - Что с нами будет? - задал вопрос Ларри. - Пока ничего. Вы будете помещены в специальный изолятор, где проведете тридцать часов до начала Великого Эксперимента. Все сказанное, Ларри ни о чем не говорило конкретно, и он продолжал наседать на инопланетянина с вопросами: - А что потом? - Если эксперимент пройдет удачно, вы сами все увидите. Если нет, то все вы получите возможность жить... - Какое великодушие, - проворчал Штопор. - А если ваш опыт удастся, будет очень больно? - Не вижу причины отвечать на твой вопрос, землянин, - проскрипело в голове. - Что вы от нас хотите? - поинтересовался Ларри. - Пока - только покорности, - прямо заявил Джуннг. - Все идет по плану, Великая империя не сомневается в исходе эксперимента. - Но почему мы!? - вскричал Кристиан. - Этот же вопрос задавал и ваш предшественник. Ответ будет тот же самый вы все родились под нашим созвездием... Под созвездием Рака. Для эксперимента требовались представители двух самых крупных государств на земле. Выбор остановился на государствах, одно из которых называется Россия, другое - Америка. Кроме того, вы все представители разных слоев общества, так это у вас называется... Все вы соверщенно разные люди. - В чем суть эксперимента? - робко поинтересовался Хоуз. Все касающееся вопросов науки занимало каждую его клеточку. Трудно было сказать, жалеет он о том, что попал на космический корабль, пусть в качестве пленника, или нет... Ракообразный не успел ответить. Возле самого большого экрана загорелась красная лампочка, и он поспешил включить его. Своей клешней он сделал это неуклюже, но экран все же засветился. Кристиан, Хоуз, Снегирева и Мельский увидели то самое место на берегу, где они высадились в первый день своего пребывания на острове. Катер с мертвецами все так же стоял на песке, накренившись на правый борт, но не к нему были прикованы взгляды несчастных пленников Острова одичавших псов... Над спокойным океаном завис огромный космический корабль, намного превосходивший тот, в котором они находились. Он замер в десяти метрах над водой, и изображение на экране походило на обычный слайд, если не замечать "шевеления" серо-голубых волн. Внезапно все четверо почувствовали огромное облегчение и даже не сразу поняли, что это отключился "переводчик". Как только посторонние шумы прекратились, появилась возможность услышать чужую "речь" в оригинале. Как только Джуннг принялся свистеть во что-то, напоминающее переговорное устройство, Мельский почему-то презрительно скривился. По всей видимости, он посчитал существ не такими уж разумными. Доктор же, напротив, проявлял какой-то восторженный интерес к представителям далекого мира и "поедал" главами уродливое существо, прилипшее к пульту у экрана. Что-то в его поведении заинтересовало Хоуза особенно сильно. Общение инопланетян между собой при помощи свиста уже само по себе было любопытным, но и в этом доктор усмотрел что-то неестественное. Хоуз продолжал наблюдать за Джуннгом, мельком поглядывая на экран, где панорама немного изменилась... В стремительном падении космического корабля вниз было что-то захватывающее дух и вместе с тем оставляющее неприятный осадок на душе. Так бывает, когда становишься свидетелем автокатастрофы. Колоссальных размеров громадина рухнула в океан и в считанные секунды скрылась под водой, оставив на поверхности лишь огромные волны, которые через пол минуты налетели на берег и дошли даже до катера. По экрану прошла черно-белая рябь, затем появилось еще более жуткое лицо.., или морда, это уж кто как увидел. Сплошной утыканный шипами панцирь можно было бы принять за неодушевленный предмет, кольчугу, например, но движущиеся глаза говорили о том, что это живое существо. - Куда я попал? - плаксивым голосом пропел Штопор - Здесь их целый зверинец. Вы только посмотрите на этого вампира! Ларри, нужно действовать скорее, пока их мало... Слышишь, Ларри? Ты как хочешь, а я сейчас этому экспериментатору клешни повыдергиваю... - Не дури, Пит, - предостерег Штопора Кристиан и для верности схватил его за плечо. - Мы не знаем, как открываются двери этой коробки. Если бы все было так просто, думаешь я стоял бы сложа руки? Мельский и Ларри едва не начали ругаться, но Хоуз предостерегающе поднял руку, требуя тишины и целеустремленно всматриваясь в существо, возникшее на экране. Создавалось впечатление, будто доктор понимает, о чем переговариваются инопланетяне. На самом же деле он следил за ними и делал свои выводы. Ему удалось заметить такой факт: когда существо начинает говорить, оно как бы отключается от внешнего мира... Всяческие движения конечностями прекращаются, глаза стекленеют, или вообще скрываются в недрах глубоких глазниц. Первое впечатление доктора еще ни о чем не говорило, но он продолжал наблюдать и убедился в том, что так повторяется всякий раз, когда из булькающей щели вырывается свист. Что полезного можно из этого выжать, Хоуз не знал, но чувствовал, что наблюдения еще могут пригодиться. В клешне Джуннга появился прибор дистанционного управления, и он что-то просвистел замершему у стены Компу, после чего тот растворился. Как и где открылась дверь, снова никто не заметил. В который раз в голове неприятно зашумело, и резкий звук ворвался в самый мозг: - Очень скоро здесь будет сам магистр Созвездия Рака. Помните, ваша жизнь находится полностью в его руках. Я выполнил свое задание и удаляюсь. Появление Магистра говорит о том, что Великий Эксперимент близок, и ближе всех к нему ВЫ! "Переводчик" отключился так же внезапно, как и включился и снова приятное облегчение наполнило мозг. Как только Штопор понял, что инопланетяне его уже не прослушивают, он заговорил.., заговорил быстро, отрывисто, опасаясь, что снова включится шум в голове, и он не успеет поведать о пришедшей к нему идее: - Вот самый удобный момент друзья... Больше такого не будет. Если мы струсим сейчас, нам останется только превратиться в покорных подопытных мышей. Ларри.., когда эта тварь будет проходить мимо, я его ударю... Если не сработает - стреляй! Ты усек, Ларри! Нельзя откладывать... Черт с ней, с дверью. Найдем, как она открывается... Ответь же хоть что-нибудь, Ларри! Все равно нас не понимают... - Я понял тебя. Пит, - спокойно сказал Кристиан и мышцы его напряглись. Сделаем, как ты сказал... Попробуем обойтись без оружия.., для начала. - Рад, что твою голову посетили правильные мысли, дружок, - заулыбался Мельский. - А теперь приготовились... Покажем этим залетным пташкам, где раки зимуют. - Проще спросить у них самих, - пошутил Кристиан, внимательно наблюдая за ракообразным, который, казалось, не обращал внимания на землян, набирая на приборной доске какой-то шифр. Но вот существо повернулось, и Штопор инстинктивно набрал в легкие побольше воздуха. Он не чувствовал страха и был полон уверенности в своих силах. Он уже прикидывал в какое место на хитиновом панцире удачнее всего будет ударить. Штопор решил бить в глаз. Мягкая на вид, полупрозрачная розоватая масса была видна только в этом месте, все остальное было закрыто под коричневато-зеленым панцирем, о твердости которого трудно было судить на глаз. Итак.., Мельский был готов нанести решающий удар, результат которого мог сыграть решающую роль в дальнейшей жизни.., не только его, но и Ларри, доктора. Верки и самое главное - белокурой девочки, которая по чьей-то злой прихоти вынуждена в свои десять лет рисковать жизнью..., но... Того, что произошло никто не ожидал... Свет в помещении вдруг померк и через четверть минуты исчез совсем. Все вокруг наполнилось красноватыми отблесками, и во всех настенных экранах появилось мутное изображение чьих-то глаз. Что самое удивительное - от этих глаз невозможно было оторваться, они парализовывали каждого полностью, оставив только ясность рассудка. Ларри хотел посмотреть в другую сторону, туда, где нет тяжелого взгляда чьих-то неестественно больших чужих глаз, но это ему не удалось. Он давал себе мысленный приказ - не смотреть на глаза! "Вот сейчас я отведу глаза в сторону... Сейчас..." Каждый из четверых, попавших в эту нелепую ситуацию, хотел не смотреть на экраны, но все равно смотрел. Это было что-то похожее на гипноз, и не оставалось ничего иного, как признать себя побежденными. Существа оказались разумнее, чем их себе хотели представить земляне. Это был урок на будущее.., которого, правда, могло и не быть. Мельский попробовал поднять руку. Ему казалось, что мышцы подчиняются мозгу. Он поднес руку к лицу, но... не увидел ее.. Рука осталась на месте, и любое движение тела было лишь иллюзией. Тогда Штопор рискнул заговорить. Услышав свой собственный голос, он просиял. - Ларри... Ты меня слышишь? Кристиан ответил, что слышит, и Мельский с облегчением вздохнул, так как ему начинало казаться, что душа отделилась от тела и уже существует отдельно. - Ларри. Ты видишь, что делает образина, которая нас загипнотизировала? - Нет, - доносилось сбоку. - Я вижу только глаза. Нас обвели вокруг пальца... - Ты можешь взять пистолет? - Тело не подчиняется мне, - обреченным голосом проговорил боксер. - Нас вывели из строя, оставив нам способность соображать... Вот теперь мы действительно похожи на подопытных лабораторных мышей... - Да.., идиотское состояние, - проворчал далекий голос Хоуза. Все кончилось внезапно и быстрее, чем себе представляли люди, смирившиеся со своим положением, и как только все прошло, тревога мгновенно надавила на грудь прохладным комом. Такое состояние может быть, когда зубной врач отлучается на минутку из кабинета, оставив вас с наполовину вылеченным

зубом и с открытым ртом. В какой-то момент чувствуешь себя героем, но вот врач возвращается, и от геройства остаются только расширенные ужасом зрачки, которые видишь в зависшей над головой лампе. Глаза исчезли и помещение наполнилось обычным мерцающим светом. Навряд ли кто-то из четверых не вздрогнул, увидев открывшуюся взорам картину... У пульта управления стояло три диковинных существа, вид которых внушал не только страх, но и полное бессилие перед ними... Одного из них доктор рассматривал на экране с четверть часа назад, но натуральный вид "гостей" превзошел все ожидания... Похожие на шипы наросты покрывали весь панцирь, который, в свою очередь, покрывал все участки тела, за исключением глаз. Конечностей или, грубо говоря, рук у этих существ было гораздо больше, чем у Джуннга, а именно - шесть. Они находились в непрерывном движении, щелкая грозными клешнями, и затею о рукопашном бое мог поддержать только сумасшедший. Кроме того, все тело ракообразных существ отливало синевой и казалось, если не железным, то во всяком случае, достаточно крепким для кулака... Итак.., возле пульта находились Раки, один из которых был, по всей видимости, Магистром, а возле стен замерли в напряженных позах, роботы полнейшая копия Компа. Их было трое.., три безликие запрограммированные машины, способные на убийство... Навряд ли они отличали зло от уборки отсеков в корабле... От подобной компании на голове Снегиревой зашевелились волосы. Она нашла в себе силы не показывать эмоции и всего лишь отвернулась от пульта, спрятав лицо на плече Кристиана. Поразительно, как быстро меняется настроение человека! Только что воинственно настроенный, Мельский сник в считанные минуты и навряд ли смог бы теперь ударить себе подобного, не говоря уже о тех, кто пялил на него вылезшие из орбит глаза. Ларри машинально приспособил руку поближе к карману с пистолетом, хотя и не был уверен, что справится с таким противником. Поглядывая на доктора, он начинал думать, что тот явно сходит с ума от пережитых событий. Глаза Хоуза блестели, как у склонившегося над коллекцией редких растений, натуралиста. Можно подумать он не в плену у отвратительных существ, а на лекции, посвященной межпланетным контактам.., в качестве почетного гостя. Позже он забросал Раков вопросами, и никто не знал, действительно ли он интересуется экспериментом, о котором Магистр рассказывал с такой охотой и так долго, что у Штопора едва не раскололась голова, или же он просто затягивает время. После долгой томительной паузы, в течение которой представители разных цивилизаций молча рассматривали друг друга, включился "переводчик". Один из стоящих у пульта существ действительно оказался Магистром Созвездия Рака. Он даже представился. Имя.., или как это у них там называется, было из ряда таких, которое не станешь лишний раз повторять без надобности - Ррурк... Когда это слово через "переводчика" впилось в мозг, Мельскому показалось, что по его зубам прошла дрожь. Сразу же ему вспомнились кислые яблоки. Весь ход разговора был построен так, как хотелось доктору и если бы не он, разговор был бы коротким. Со стороны все было похоже на пресс-конференцию, и Мельский с Кристианом не пытались вмешиваться. Что касается Верки, то она вообще не подавала никаких признаков жизни, замерев на плече боксера. - Послушайте, Магистр, - вежливо обратился доктор к самому большому и самому грозному на вид существу. - Я доктор... Не знаю, о чем вам говорит это слово, но, в общем, человек я ученый, и мне было бы очень интересно узнать о цели вашего прилета к нам на землю... Почему вы прежде не пошли на мирный контакт, а применили силу? Выгодна ли вам наша смерть, и если да, то почему? Рак не шелохнулся. Он долго смотрел на Хоуза, словно прицениваясь, и тому уже показалось бессмысленным ждать чего-либо от чудовища в панцирях... В то же время включение "переводчика" имело определенную цель... Прошло не менее пяти минут, прежде чем Магистр заговорил: - Что бы ты хотел знать, землянин? - спросил Ррурк доктора, игнорировав присутствие остальных. - В первую очередь конечную цель вашего, так называемого, эксперимента, заявил Хоуз. - Прежде всего нас интересует внутренний мир человека, его сознание и работа мозга в различных условиях. Вполне возможно, что земляне просто не могут дать своему мозгу необходимую работу и не занимаются совершенствованием того, что уже знают. - Это не так, - перебил Хоуз. - Ты землянин и, конечно, будешь это отрицать... - А теперь скажите мне конечную цель вашего прибытия на Землю, - снова потребовал ответа толстяк, чувствуя, что Рак уходит от нужной темы. - Мы хотим доказать принадлежность вашей планеты к нашему созвездию... Ответ ошеломил Хоуза, но он быстро взял себя в руки: - Земля - это часть солнечной системы, и она не может иметь никакого отношения к созвездию Рака, как и к любому другому созвездию... - В прямом смысле слова, планета не имеет к нам отношения, но будет иметь, если нам удастся доказать, что все жители земли - раки... Хоуз выпятил нижнюю губу и изобразил задумчивый вид. - Как вас понимать? - Миллиарды и миллиарды лет назад человека, как такового, ие существовало. Был сначала рак. Конечно, за такой огромный промежуток времени строение организма способно измениться до неузнаваемости. Здесь еще нужно учитывать мутационные изменения, вызванные различными внешними воздействиями... Хоуз сморщил лоб и крепко задумался. Перед глазами смутно вставала, виденная еще в колледже, таблица возникновения жизни на земле... Что было сначала? Какие-то мельчайшие водоросли? Затем рептилии... Нет.., все в голове перепуталось... Хоуз никогда не интересовался этой областью науки и теперь жалел... Впрочем, мог ли он знать, что дело обернется таким образом. - Исследователями нашего созвездия изучены корни возникновения многих планет, в том числе и земли... Ваше представление о возникновении жизни на планете в общих чертах верно, но до определенного периода... Затем, и именно этого никто из землян знать не может, над вашей планетой прошла комета, которая проделала невероятный путь от нашего созвездия, и все изменилось. - Как комета могла повлиять на ход развития жизни? - нетерпеливо спросил доктор, не замечая, как утомляется его мозг от долгой работы "переводчика". - Дело в том, что созвездие Рака, как никакое другое обладает энергией колоссальной мощности, способной повлиять на многие, даже органические процессы любого постороннего тела, оказавшегося в радиусе действия наших звезд. Ты слышал об энергии солнца, землянин, но ты никогда не мог слышать, что какой-либо энергией заряжены звезды. Луна, правящая планета Рака, влияет на ваши эмоции, а изменения ее фаз влияет, также, на психику... Я это говорю для того, чтобы вы представляли влияние некоторых планет на земную жизнь... Только вашей планете свойственны люди-лунатики... Что заставляет человека блуждать во сне? Что было бы с ними, если бы Луна оказалась ближе к Земле в два, три раза? Сила, влияющая на все живое на земле, присуща и нашему созвездию. Сила способная обратить вспять физические и органические процессы! Земля совершенно случайно стала нашей колонией". Это случилось миллиарды лет назад, в тот момент, когда над ней прошла комета, принесшая часть нашей жизни на вашу планету. - Разрешите мне немного вернуться к одной части нашего разговора... Вы говорили о Луне, как о планете, влияющей на людей и о том, что если ее приблизить к нам, это влияние оказалось бы вдвое и втрое большим. - Да. Мы уверены в этом... Представители Земли побывали на Луне и ничего с ними не случилось. Ничего не случилось, потому что они не были "лунатиками". - Постойте, - Хоуз замотал головой, останавливая Магистра. - Если верить вашим теориям, приближение созвездия Рака к Земле, может вернуть развитие человечества в исходную точку? - Да. Ты все понял правильно, землянин... В исходную точку. И чем быстрее человек будет приближаться к созвездию, тем скорее будет меняться его организм. Меняться в корне, вплоть до жаберного дыхания и превращения костей в хитин. То, что происходило миллиарды лет, может произойти в считанные минуты. Первыми изменению подвержены люди, родившиеся под нашим знаком. Процесс изменения у других, будет гораздо слабее... Доктор печально посмотрел на своих друзей. Все они, а особенно Меяьский, мало что понимали в интереснейшей, на его взгляд, беседе. - Я все понял, - изменившимся голосом проговорил Хоуз. - Нам придется лететь с вами, туда, где вы сможете проверить вашу теорию на практике. Так? - Нет, землянин. Это слишком хлопотно. В эксперименте участвуете не только вы. Эксперимент охватывает двадцать два города на побережье океана и все, родившиеся с 22-го июня по 23-е июля будут подвергнуты звездному влиянию. В разговор вмешался Штопор, который, может и следил за разговором, но ничего из него не понял: - Э-э-э, ребята... Вы хотите отправить в космос жителей двадцати двух городов?! Это ж сколько тарелок нужно, что бы всех вывезти? Посуды не хватит! Магистр видимо понял, что вести разговор с голубоглазым человеком, который сам не знает, что несет, не обязательно и даже не взглянул на него. - Скажите, чем мы лучше всех остальных, родившихся под вашим созвездием? Зачем вы доставили нас на остров? - продолжал расспрашивать Хоуз. Глаза Магистра остекленели и он "заговорил": - Несколько человек нам были нужны для более тщательного изучения... При помощи червей нами зафиксирована работа вашего мозга, его приказы телу в случае опасности и многое другое. Выяснилось, что человек, во многих ситуациях ведет себя, как обычный рак. Он отступает назад, когда видит, что с врагом ему не справиться, делая это непроизвольно. В случае нападения, он выставляет руки, защищаясь от удара, так же делают живущие в водоемах раки, когда оказываются зажатыми в своей норе со всех сторон. Кроме того, вы ели труп себе подобного - это самая любопытная часть изучения поведения человека. Червь, живущий в вашем организме должен был питаться и он выделял вам в желудок такое вещество, которое смешиваясь с желудочным соком, возбуждало желание принимать в пищу то, что считалось раньше для организма не только непривычным, но и нежелательным... Как вы знаете, раки питаются в основном мертвечиной, а в безвыходном положении, вы, земляне, сделали то же самое. В заключение хочу сказать, что только на Земле существует страшная болезнь, которую вы сами назвали раком. А теперь, - Ррурк сделал паузу и заговорил заметно медленнее. Скорее всего, он говорил торжественно, но "переводчик" не мог менять интонацию и все сказанное, получилось монотонно-тягучим, действующим на нервы: - Последнее, что я могу для вас сделать, земляне, - это ответить на вопрос, заданный в самом начале. Конечная цель эксперимента вам известна, но я готов объяснить вам, как все будет происходить. Нет необходимости приближать к звездам людей. Все будет в обратном направлении - созвездие Рака приблизится к Земле настолько, что каждая звезда будет выглядеть величиной с Луну. Это будет всего лишь оптический обман, но и этого достаточно. Так же как Луна действует на "лунатиков", созвездие Рака подействует на родившихся в середине лета. Эксперимент будет длиться около двух часов земного времени и изменениям подвергнутся только эти люди. Другие почувствуют лишь некоторое недомогание. На одной из наших звезд, самой крайней, которая не заселена и служит для проведения разного рода испытаний, создана огромная увеличивающая линза, площадью в два раза превышающая площадь земного шара. Эта линза зависнет над Землей в нужное время, в нужной высоте, за пределами стратосферы и увеличит звезды настолько, что в небе будет находиться практически только созвездие Рака. Учитывая размеры линзы, оптический эффект будет достигнут лишь над несколькими городами. Город, под названием Оверселл находится в самом удобном, для достижения желаемого результата, месте и наше пристальное внимание будет обращено именно на него. - Все произойдет через тридцать три часа, - добавил в завершении Магистр и глаза его оживились. Конечности также пришли в движение... - Ну что, удовлетворил любопытство, док, - поинтересовался Штопор. Теперь спроси у них, чем они нас собираются кормить все это время, дохлятиной? Когда спросишь, скажи, пусть выключают свои приемники к чертям собачьим, а то у меня голова разболелась. Хоуз не внял просьбе Мельского и задал совершенно посторонний вопрос, услыхав который, Штопор со злостью проскрипел: "Фанатик". - Я сегодня видел на камнях собачьи лапы. Скажите ваш эксперимент распространяется и на животных? - Собака, лапы которой ты видел, была отловлена специально... Поедая замлянина, она проглотила червя, нужного нам для исследования, - Ррурк шевельнул глазами и заговорил снова. - Время не позволяет мне продолжить контакт с тобой... Сейчас вы будете доставлены в лабораторию. Не пытайтесь сопротивляться и не думайте, что мы не применим оружие, рискуя повредить корабль... Он отслужил свой срок и навсегда останется здесь... - Лаборатория находится в этом корабле? - Нет. Вас переведут в корабль из которого Я руковожу экспериментом... Мельскому наскучило стоять без движения и он принялся переминаться с ноги на ногу, даже не подозревая, что совершенно неожиданно узнает, как открывается дверь, ведущая в другой отсек. Без всякой побочной мысли он сделал шаг назад и услышал шипение. Повернувшись, заметил, как панель плавно ушла в сторону. Желание бежать прочь от этого места овладело каждой его клеточкой, но он всегда смертельно боялся выстрела в спину. Снова, не думая ни о чем, он стал на место и дверь слилась со стеной. Штопор многозначительно посмотрел на друзей, уловив в из взглядах одобрение. Ему также было интересно, как отреагируют на это его открытие раки, но те, или и не думали реагировать, или их отвлек вспыхнувший экран. Мужчины замерли и даже Снегирева пришла в себя и посмотрела на экран, почувствовав, как напрягся Ларри. Снова возникла панорама песчаного берега и все увидели, как на малой высоте, к острову летят три военных вертолета. Пролетев над пляжем, они исчезли с экранов, но минуты через три появились вновь. Скорее всего они сделали круг над островом и теперь садились возле катера. Из темно-зеленых винтокрылых машин вышли люди и у пленников защемило сердце. Спасение было совсем рядом и, что самое обидное, никто из прилетевших на остров не знал о них, даже не подозревал. Они, правда, были чем-то возбуждены: размахивали руками и разговаривали, перебивая друг друга, но это не значило, что они примутся прочесывать лес, а стоит им найти мертвых людей в машинном отделении, они и вовсе забудут зачем прилетели... - Ваш корабль видели с побережья и сейчас на острове будет полно людей, с каким-то злорадством в голосе произнес доктор, как будто это могло шокировать инопланетян. Становилось ясным, что падение большой тарелки в океан - это есть обычная посадка с целью маскировки. - Если земляне обнаружат местонахождение космического корабля, они будут незамедлительно уничтожены, - отозвалось в голове и "переводчик" отключился. Существа принялись пересвистываться между собой, после чего, в отсеке остался всего один робот и два Рака. Стало быть, появление вертолетов не входило в планы чужаков. Как только голова освободилась от неприятных ощущений, доктор Хоуз взял инициативу в свои руки. Не обращая внимания на пришельце", он громко заговорил: - Вы заметили, что когда эти твари говорят, они как бы отключаются от всего.- Так ведет себя глухарь, когда поет... - И именно в этот момент к нему подбирается охотник, чтобы убить, перебил Штопор. - Молодец, док - это то, что нужно... Нам нужно напасть на Раков. В первую очередь на ихнего начальника. Мы сделаем это, когда он будет свистеть... Это я беру на себя, а ты, Ларри сразу стреляй в того, что без лица, целься прямо в черноту, мне кажется она стеклянная... Лоб Кристиана покрылся капельками пота. Он мягко отстранил от себя Снегиреву: - Мы сделаем это! Пока вертолеты не улетели... Дверь, как я понял, открывается автоматически... Разберемся что к чему... Это лучше, чем ничего, - боксер осекся, так как голова наполнилась шумами и он услышал чужой голос: - Вам придется побыть некоторое время здесь. Не пытайтесь бежать, за вами будут наблюдать, - Рак указал на стоящего у стены робота. - Вам некуда бежать... Находящийся внутри вас червь остановит вас, как только ему будет дан мысленный приказ другого червя, который находится здесь. Он парализует вас. Кроме этого, у нас есть множество других способов найти вас и уничтожить, - пришелец нажал какую-то кнопку и на экране возникло изображение гигантской ящерицы с множеством мелких зубов в красной пасти. Это изображение сменилось другим, на котором была изображена еще более ужасная фурия... Картинки менялись одна за другой, как автоматическое расписание на вокзале и на каждой были чудовища, одно страшнее другого... Для чего устроен этот просмотр, не догадывался даже доктор. Но вот мельтешение прекратилось и на экране замерло изображение какой-то мерзости: нечто среднее между лошадью и гиеной и к тому же с перепончатыми лапами. Раскрытая пасть с множеством жутких саблевидных клыков устрашала даже на картинке. Придумать подобное, мог только психически больной человек. - Смотрите внимательно, земляне. Перед вами креодонт - последняя из существующих живых форм на планете РС-55505в. Два экземпляра доставлены нами на вашу планету для изучения его приспособляемости к чужим условиям. Нам достаточно выпустить их на острове и от вас ничего не останется. Благодаря своему невероятному чутью, эти хищники найдут вас в очень короткий промежуток времени. Они немного медлительны, но будут преследовать вас день и ночь, а так как ваш организм требует сна и отдыха, вы, земляне, не выдержите первыми. Мы же, в случае "охоты", получим новые данные о ваших рефлексах... Своим побегом, земляне, вы ускорите свой конец, - сразу же, на последнем звуке, "перводчик" замолчал. - Что будем делать? - упавшим голосом спросил Хоуз. - Неужели он напугал тебя своими ящерицами? - не слишком уверенно воскликнул Мельский. - У нас нет выбора, как говорится - без труда и кашу маслом не испортишь, или что-то в этом роде... Делаем как задумали. - Но как? "Переводчик" отключен. Как заставить Рака заговорить? - Спроси у них что-нибудь, док, - предложил Ларри.- Что-то такое, на что бы он долго отвечал... Пит, когда нападешь, постарайся оттянуть эту тварь от пульта, чтобы она не включила "глаза". - Давай, док, - подбодрил Хоуза Штопор и сам принялся привлекать внимание пришельцев, размахивая руками и издавая какие-то непонятные звуки, от которых по спине у Верки забегали мурашки. Магистр действительно заинтересовался странным поведением землянина и "переводчик" заработал. - Забыл задать вам еще один вопрос, - скороговоркой заговорил доктор, не позволяя существу перебить его. - По прошествии двух часов отведенных для эксперимента, строение тела землян может обрести прежний вид? - Нас это интересует также как и вас, - прозвучал короткий ответ, слишком короткий для Штопора, он даже не успел сжать кулаки. По всей видимости у Хоуза был приготовлен еще один вопрос, так как он сразу же его задал: - Насколько я понимаю вашу теорию, на изменение живых форм нашей планеты влияет не время, а расстояние? Вам не кажется это абсурдным? - И время и расстояние, а проще - расстояние во времени... Снова короткий лаконичный ответ, недостаточный для нападения наверняка, но и на этот раз доктор нашелся быстро: - Почему же, в таком случае, со временем не произошло никаких изменений с обычными речными раками? К какой категории в своем сообществе вы относите их? - Рак речной - это низшая форма.., брак... Всего лишь ответвление на дереве жизни. Так же точно, после появления на Земле человека, сохранились приматы, от которых оттолкнулся человек разумный, - Магистр принялся объяснять что-то еще и Мельский не стал упускать шанс. Прилив отваги, на который он надеялся и который всегда приходил в последние секунды перед дракой, помог ему в этом... Одним прыжком Штопор достиг пульта и, вложив в удар всю свою силу, ткнул Рака в то место, откуда у него росли его конечности. К радости своей, Мельский услышал хруст и в следующую секунду почувствовал ослепляющую боль. Клешни устрашающе защелкали вокруг него, но Штопор даже не пытался от них уворачиваться, он с остервенением бил по хитиновому панцырю, закрыв глаза, потеряв счет ударам, чувствуя, как поддается коричневато-зеленая "скорлупа" и в лицо ему брызжет что-то теплое и липкое. Затем, когда Мельскому начинало казаться, что руки входят в туловище Рака по локоть, он прекратил орудовать кулаками и изловчился перехватить одну из конечностей пришельца. К счастью, тот не слишком сопротивлялся и Штопор легко сломал ее. Второй Рак отступил к стене и, выставив перед собой клешни, не пытался повлиять на ход схватки. Что касается робота, то тот только успел взять в руки свою пушку, как прогремел выстрел и пуля ударилась в черную выпуклость, оставив на ней светлое пятно и не больше. И все же выстрел нельзя было считать неудачным. Робот, казалось, на время потерял ориентацию и замер в нелепой позе, как боксер после блестящего нокаута. Пушкой своей он воспользоваться не успел. Люди бросились к дверям, как при землетрясении. В считанные секунды они оказались в другом отсеке и потеряли полминуты в поисках двери. Но вот она отыскалась и, бесшумно открывшись, пропустила людей в другое помещение, ничем не отличающееся от предыдущего... В нем не было почти ничего, кроме какого-то резервуара и поблескивающей массы на прохладном полу. Эта масса напоминала собой выстроенную на берегу моря песочную пирамиду, чуть больше метра в высоту. Снегирева дико завизжала, когда пирамида эта зашевелилась и поползла прямо на нее. Она схватила Мельского за руку и едва не свалила его с ног... - Ничему не удивляйся, - дрогнувшим голосом прошептал Штопор и попытался освободиться от Верки, но безуспешно. Доктор обернулся на крик девушки и увидел то, что ее испугало: - Ларри! - крикнул он боксеру, который целеустремленно пытался отыскать в отсеке другой выход. Как он успел убедиться - каждое помещение на корабле имело две двери и из него можно было пройти в следующее. Сколько таких помещений еще предстоит пройти, Кристиан не знал. - Ларри, стреляй! - кричал доктор, указывая на мерзкое ползучее существо. - Это наверное тот червь, о котором говорил Рак. Он дает приказ червям, что находятся внутри нас... Ларри не пришлось уговаривать дважды. Он медленно прицелился и нажал курок. То, из чего состояло коричневатое толстое тело, брызнуло в разные стороны. Густое вещество неопределенного цвета попало Мельскому в лицо и тот отплевываясь, принялся вытираться рукавом рубашки. Для верности Кристиан выстрелил вторично и существо перестало ползти, распластавшись на полу, словно кусок теста. Может быть именно это подтолкнуло к более тщательным поискам выхода и он скоро нашелся. К удивлению всех, найденная дверь открывалась не в сторону, как все двери в корабле, а снизу вверх и открывала она не проход в другое помещение, а темную земляную нору, из которой в лицо ударила сырая прохлада. Где-то далеко виднелось светлое пятно - по всей видимости выход из открывшегося тоннеля. Земляной проход куда-то вел и это было лучше, чем заблудиться в бесчисленньгх отсеках тарелки. Ларри уверенно пошел в темноту, передав пистолет Мельскому, который должен был быть замыкающим. Он шел, ориентируясь по светлому пятну, ощущая близкое дыхание идущего позади него доктора и думал о вертолетах, которые еще должны были находится на берегу. Только в них был единственный шанс спасения и Кристиан очень спешил... Очень... Вслед за Хоузом Штопор подтолкнул в тоннель Верку и в последний раз оглянулся на опустевший отсек с резервуаром в центре. Он уже готов был последовать за девушкой, когда, краем глаза, заметил появление в противоположном углу помещения робота. Пушка, извергающая разрушительной силы лучи была при нем и находилась в полной готовности. Каждая мышца Мельского сжалась, превратившись в твердые комочки и он вспомнил о пистолете. Никогда еще ему не приходилось вскидывать оружие так молниеносно и стрелять так точно. Прозвучал, не слишком громкий, хлопок и на черном лице Компа появилось еще одно светлое пятно, рядом с тем, которое осталось от первой пули... Робот отшатнулся и ослепительный луч, вырвавшийся из его пушки, метнулся вверх, полоснув по блестящему потолку. Что-то вспыхнуло, посыпались искры и мгновенно запахло горелой проводкой, но Штопор ничего этого уже не видел. Он метнулся в темный проход и, вдруг, услышал впереди себя нечеловеческий крик, как ему показалось, кричать могла только Снегирева. В следующую секунду, он споткнулся обо что-то мягкое и распластался на спрессованном земляном полу. Падая, он успел позвать Ларри. Боксеру пришлось вернуться. К этому времени, Мельский уже встал на ноги и осветил своей зажигалкой лежащую на земле Верку, из горла которой вырывались крики, от которых становилось дурно. Присмотревшись повнимательнее, Штопор увидел причину ее "беспокойства". Ногу девушки обхватила какая-то металлическая конструкция, чем-то похожая на обычный капкан и вынырнувшая из земли. Наверное это и был капкан, отличающийся от обычного тем, что его невозможно было открыть. Дорога была каждая секунда, но Мельский все же пытался разжать стальные клешни, перебившие голень, словно тупая гильотина. Вера кричала, словно безумная и тут уж Мельский мог ее понять. Он даже не пытался представить, как ей больно, от одной этой мысли ему становилось не по себе. Смахнув с носа крупную каплю пота, он попросил Ларри осветить капкан и поднес дуло пистолета к тому месту, где металлический ободок был наиболее тонким. Выстрелил. Пуля противно взвизгнула и, отлетев от капкана, впилась в потолок. Мельский выстрелил второй раз и его едва не убило рикошетом. На металле не осталось ни царапинки и, увидев это, Кристиан первый понял всю бессмысленность данной затеи. Когда Штопор нажимал курок в третий раз, Ларри сжал его плечо: - Остановись, Пит... Ты же видишь, что это ничего не дает... - Что ты предлагаешь? - огрызнулся Мельский, грубо отбросив руку боксера. - Ты предлагаешь оставить Верку здесь? - Ты уже ей не поможешь! - Так что же мне теперь, пристрелить ее как собаку, чтобы не мучилась! Не мешай мне! - Опомнись, ты, придурок! - заорал Ларри и принялся отбирать пистолет у Штопора. Это оказалось не так-то просто, так как Мельский не на шутку рассвирипел. У входа в тоннель со стороны тарелки появился робот. Напичканный сложнейшей аппаратурой, он быстро приходил в себя. Его пушка была направлена на Штопора, который находился к нему ближе всех. Обе руки, сжимающие пистолет в ненужной схватке, направили дуло в сторону чужака. Пистолетный выстрел прогремел раньше и пуля достигла цели, ударившись: то ли в руку робота, то ли в его пушку, но так или иначе, в том месте, где он стоял, посыпались густые искры, осветив подземелье, словно фотовспышка. Ларри разжал пальцы и бросил пистолет: - Бежим! - крикнул он Штопору, но тот и не собирался последовать его совету. - Проваливай, если хочешь, я не могу бросить землячку, - с этими словами, Мельский приготовился стрелять по стальным оковам, впившимся в ногу девушки. - Ты ненормальный! - прокричал Кристиан. - Там же остался всего один патрон! Боксер схватил Штопора за плечо и заставил его выпрямиться. После этого он нанес ему короткий и резкий удар в солнечное сплетение. Изо рта Мельского вырвался свистящий звук и он повалился на Ларри всем телом. Перекинув Штопора через плечо, боксер зажег зажигалку и быстро взглянул на Веру: - Прости, крошка... Ну чем мы можем тебе помочь? В глазах девушки, он не заметил никакого понимания и, сглотнув подступивший к горлу комок, потушил огонь. Полные ужаса, боли и мольбы глаза, исчезли во тьме. Сгибаясь под тяжелой ношей, Ларри побежал к выходу, зная, что подобный капкан может в любую секунду впиться и в его ногу. К счастью, все прошло благополучно и скоро он зажмурился от ослепившего его солнечного света. Вместо непривычного окружения сложной аппаратуры, Кристиана окружали обычные деревья, среди которых стоял доктор Хоуз, едва сдерживающий желание побежать. Ларри прислонил Мельского спиной к шершавому стволу и принялся шлепать его по щекам, в надежде привести его мозг в состояние сообразительности. - Где девушка? - тихо спросил Хоуз, который, оказывается не терял времени даром и пока в пещере происходила потасовка, отыскал брошенный им "винчестер". - Боюсь, что ей не повезло, - коротко ответил боксер и поставил на ноги ничего не соображающего Мельского. - Ты готов передвигаться самостоятельно, парень? - Кажется, да, - без особого энтузиазма отозвался Штопор, с опаской посмотрев на зиящую в овраге дыру. - Тогда вперед! - скомандовал Кристиан и бегом бросился сквозь кусты, забрав перед этим у Хоуза оружие. Пистолет с одним патроном так и остался у Штопора. Он побежал следом за Ларри, часто оглядываясь на пещеру, пока она была видна. Он, видимо, смирился с мыслью, что Вера осталась там и больше не касался этой темы, оставив Кристиана в покое, чему тот был несказанно рад. Обратную дорогу мужчины, естественно, потеряли и блуждали по острову до сумерек, пока доктор не обнаружил какую-то, запомнившуюся ему примету на местности. Прежде чем это произошло, они едва не застряли в болоте и едва не столкнулись с блуждающими по лесу роботами. Когда Ларри подходил к пещере, его переполняла тревога за Джулию, которая осталась одна и, которую, сила страха могла толкнуть на необдуманные, опасные для жизни поступки. Кроме этого, в пещере могли побывать роботы... Мужчины не сразу заметили маленький неподвижный комочек, прижавшийся к стене грота. Это была Джулия. Ее глаза были закрыты и она молча ждала от судьбы новых "сюрпризов", не заметив склонившегося над ней доктора. Тихо, так, чтобы не испугать девочку, Хоуз позвал ее. Несмотря на его предосторожности, Джулия вздрогнула всем телом и на толстяка уставились большие круглые глаза, полные паники. - Это мы, детка... Все хорошо... Мы снова вместе Мягкий спокойный голос Хоуза успокоил девочку и она прильнула к нему, дав волю слезам. Ларри облегченно вздохнул и вышел из пещеры. Штопор последовал его примеру, так как не любил сцен со слезами... Кристиан быстро нашел себе занятие... Он обследовал все ближайшие скалы и чудом умудрился найти среди них две сухих палки. Он перекинул их через расщелину и снова исчез среди валунов, провожаемый скептическим взглядом Мельского. Он не пытался как-то помочь Ларри, не подозревая, что он хочет предпринять. Он стоял и смотрел в одну точку, пока боксера не было поблизости и не на ком было остановить свой взгляд. Обида душила его невидимыми руками... Перед глазами стояли взлетающие вертолеты, поднявшие тучи мелкого песка в тот самый момент, когда мужчины только-только подбирались к пляжу. Пилоты так и не заметили несчастных... Ларри удалось отыскать среди камней одинокий куст и, изрядно над ним попотев, он наломал тонких прутиков, оттащив их затем к расщелине. Там он сложил их на сухие палки и получил жалкое подобие мостика, который мог обрушиться в пропасть от дыхания бабочки. Наблюдая за работой боксера, Мельский усмехнулся, сделав это нарочно громко, и Ларри повернулся к нему с немым вопросом. - Этим ты успокаиваешь свои нервишки? - спросил Штопор, указывая на декоративный мост. - Чтобы до нас добраться, необходимо пересечь вот эту расщелину... Роботы обязательно найдут нас, вот увидишь, и если они клюнут на мою ловушку - с тебя бутылка виски... Программа, заложенная в них, подскажет им наиболее легкий вариант преодоления препятствия и они не станут прыгать... Штопор прикусил язык. Объяснение показалось ему логичным... - Неплохо, - расщедрился он на похвалу, - но только я сомневаюсь, что эти чучела нас здесь найдут, - помолчав немного. Штопор добавил. - Как ты думаешь, Ларри, они правда думают напустить на нас ящеров? Второй час Вера не приходила в сознание. Она полулежала в огромном кресле, освещенная ослепительным светом, исходящим с потолка большой лаборатории. Руки, ноги и голова ее были зажаты специальными зажимами и она не смогла бы пошевелиться, даже если бы пришла в себя. Кресло окружили Раки. Они смотрели, как безмолвный робот уверенно подносит остро отточенный, похожий на скальпель инструмент к голове девушки. В несколько ловких движений, лишенные чувствительности, руки оскальпировали Снегиреву, оголив испещренный сетью кровеносных сосудов череп... Сделав свое дело, робот отошел в сторону и на его место встал другой. Он пристроил на окровавленную голову девушки какой-то блестящий зеркальный колпак, от которого к пульту управления вели многочисленные цветные провода. Поправив свое приспособление, он нажал несколько кнопок и лаборатория наполнилась низкочастотным гулом. Через минуту цвет лица Снегиревой стал меняться 'до неузнаваемости, одновременно с изменениями становился тише гул... Когда тело девушки приняло землистоголубой оттенок, робот отключил серебристый колпак и снял его. Оскальпированный череп Веры был изменен до неузнаваемости. От крепкой черепной коробки осталась лишь прозрачная эластичная пленка, сквозь которую просвечивался мозг. Рассмотреть можно было каждую извилину. На место зеркального колпака был помещен такой же, но только совершенно черный со множеством мелких ячеек по всей плоскости... Снова что-то загудело и на экране, занимающем половину лаборатории, замелькали извилистые линии. Меняя цвет, они закручивались в замысловатые узоры. В руках робота появился красный провод с тонкой иглой на конце. Он приблизил иглу к колпаку и вогнал ее в одну из ячеек... По экрану поплыли радужные пятна... Некоторые из них, на несколько секунд, превращались в лица каких-то людей. Игла переместилась в соседнюю ячейку и изображение на экране поменялось, превратившись в смутное очертание какого-то дома, который затем превратился в черное пятно... Поменяв ячейку, робот поменял изображение. На этот раз, на экране отчетливо возникли деньги... Вся информация, которую держал в себе мозг девушки: люди, места, эпизоды и многое другое - все перенеслось на экран и на это было потрачено полтора часа. Но вот одно из изображений особенно заинтересовало Раков. Они задвигались и их клешни создали дружное стрекотание... На экране появилась скала и вход в пещеру, при этом замигала красная лампачка и через несколько секунд изображение было увеличено и превратилось в схему острова. Мигающая точка на схеме указывала Ракам место, где должны были прятаться сбежавшие пленники... Выжав из мозга девушки всю информацию, роботы убрали колпак и мягкая пульсирующая поверхность черепа снова блеснула в ярком свете. Вера очнулась в тот момент, когда был убран колпак. Прямо над ее головой висел большой шар, зеркальная поверхность которого позволяла видеть себя в несколько увеличенном виде... Тело Снегиревой не чувствовало ничего: ни боли, ни усталости, страх ушел куда-то, как давно забытое ощущение, но от увиденного, глаза ее полезли из орбит. Опухшее серо-зеленое лицо, похожее на кусок воска, или даже больше на утопленника, было несомненно ее лицом. Голова казалась пустой, как перевернутое ведро, но в глубине ее что-то подсказывало Вере, что уродливое отражение в шаре - это она. Она долго еще рассматривала свои, сравнявшиеся с носом губы, затем увидела свой мозг... Чьи-то, шершавые как наждачная бумага, руки, освободили ее кисти и первое, что сделала Снегирева - это дотронулась до своего затылка. От прикосновения руки, черепная коробка вдавилась внутрь. Такое впечатление, будто она надавила плохо надутый шарик... Даже обработанный мозг не смог не отреагировать на все увиденное и в глазах Веры потемнело...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать