Жанр: Научная Фантастика » Н Неизвестный » Клешни для 'именинников' (страница 2)


Глава 2

ЧЕРВИ

Маленький, не более двух сантиметров, червь, скорее похожий на кукурузного опарыша, подбирался к ноге Ларри Кристиана. Упругий словно пружина, он, сжимаясь и разжимаясь, оставлял небольшие складки на простыне. Червь протиснулся между пальцами на ноге и замер, сжавшись настолько, что превратился в маленький комочек серого цвета. Внезапно он вытянулся и вонзился в кожу между большим и соседним с ним пальцами. Ларри вскочил и, завопив, схватился за ногу. Спящая рядом женщина испугалась не меньше его самого. Она проснулась, села на широкой кровати, поджав под себя ноги и, вжавшись спиной в стену, с ужасом смотрела на Кристиана. Обезумев от боли, он рухнул с кровати на пол, оглашая спальню нечеловеческими криками. - Свет! Анита, свет! Скорее! - хрипел Ларри, катаясь по полу, - Что ты сидишь? - дальше он не мог говорить- слова уступили место душераздирающим воплям. Анита продолжала прижиматься к ковру, сама не своя от ужаса, будучи не в силах шевельнуться. Она услышала, как что-то рухнуло на пол и разбилось. Остатки сна улетучились окончательно. Женщина отбросила одеяло и рванулась к торшеру. Когда комната осветилась бледным светом, она увидела Ларри, который сидел на полу у двери, совершенно белый, с застывшими капельками пота на лбу. Он сжимал руками правую ногу и больше не кричал, а лишь глухо стонал да скрипел зубами. - Что? Что с тобой, дорогой? Что случилось? Ларри не мог ей ответить, ему казалось, что стоит разжать зубы, и он снова закричит. Боль уже охватила половину ноги, медленно ползла вверх. Собрав в себе силы и приготовившись увидеть самое худшее, Ларри убрал руку, и его расширенные болью зрачки уперлись в небольшую дыру между пальцами. Кристиана поразило то, что ранка совсем не кровоточит и выглядит совершенно черной, как-будто кто-то вогнал в нее раскаленный добела шомпол. Взгляд скользнул на бедро, где боль в данный момент была особенно сильной. Ларри показалось, что в том месте шевельнулась мышца и создалось впечатление, что в ноге проползло что-то постороннее и живое. От этой мысли и от невыносимой боли подступила тошнота. Теперь Кристиан отчетливо чувствовал, что в мышце чтото, или кто-то шевелится... - Скорее врача, - выдавил он, глядя на Аниту безумными глазами. Та быстро выскользнула из комнаты, а Ларри почувствовал, что теряет сознание...

Боб Стивене до боли сжал руку Дженнис, когда они остановились у дверей дешевой гостиницы с сомнительной репутацией: - Ты уверена, что нам стоит туда заходить? - взволнованно спросил он. Его подруга равнодушно пожала плечами и еще более равнодушно ответила: - Ты ждал от меня развлечений, не так ли, дорогой? Я же не могу тебе позволить ЭТО прямо на тротуаре! Мы поднимемся ко мне в номер, и ты, если захочешь, сможешь там остаться... А можешь и не оставаться... Стивене испуганно посмотрел по сторонам: - Ты же понимаешь, что если мои противники увидят меня здесь, пост министра мне не видать никогда... Даже у стен есть глаза и уши! Дженнис презрительно посмотрела на клиента: - В конце-концов ты знал на что идешь, когда хотел поразвлечься, так ведь? Да и потом, мы здесь стоим уже пять минут. Если кто-то и захочет облить тебя грязью, повод для этого уже есть, - женщина вульгарно хохотнула. Боб прикинул, что стоять возле этой гостиницы, все равно что в ней находиться, и решительно пошел к дверям... - Давай ты первая... Дженнис скривилась в усмешке и толкнула рукой застекленную дверь. Стивене словно тень скользнул за ней в тесный неубранный холл гостиницы, внутри которого все нагоняло тоску. Портье даже не взглянул на вошедших, но Стивене настолько втянул голову в плечи, пряча взгляд, что стал чем-то похож на птицу марабу. Портье по-прежнему не проявлял никаких знаков внимания - а зря, мог бы немного поразвлечься зрелищем. Лишь закрывшись в номере своей красотки Боб вздохнул свободно, почувствовав, правда, что рубашка прилипла к спине от выступившего пота. Некоторое время он и Дженнис просто рассматривали друг друга, затем хозяйка номера принялась раздеваться. Стивенс слегка опешил и, с трудом сглотнув слюну, спросил: - Что же.., так сразу? - Конечно не сразу, сперва мы выпьем по рюмочке". Кроме того, сначала ты со мной рассчитаешься! - Да, да.., - засветился Боб и достал бумажник. Бросил его на ветхий журнальный столик, который едва не рухнул, - Отсчитай сама, а я.., я пока схожу приму душ... Здесь есть ванная? - Это там, - лениво махнула рукой Дженнис, - только поторопись, мальчик, я очень хочу спать... Стивенс нахмурился: вот уже тридцать пять лет его никто не называл мальчиком. Последний раз это слово произнесла мать, поздравлявшая его с восемнадцатилетием. Как только Боб скрылся в ванной, Дженнис взяла бумажник и выбрала себе три купюры на сумму известную лишь ей одной. Спрятала деньги в ящик стола, тоскливо посмотрела на бумажник и принялась раздеваться. Когда на ней ничего не осталось, она подошла к большому зеркалу и некоторое время любовалась своим телом. В какие-то секунды ей стало жаль отдавать его в лапы этому обрюзгшему бизнесмену. Подмигнув самой себе, Дженнис прыгнула в постель и натянула одеяло до самого подбородка. Прислушиваясь к шуму воды в ванной, она задумалась над своей жизнью. Мучительный крик Стивенс услышал сразу, как только перекрыл воду. Он за две минуты оделся. Всё это время крики в спальне не прекращались. Дженнис он застал корчившуюся от боли на широкой кровати. Ее наполненные ужасом глаза умоляюще смотрели на него, но Стивене и не думал ей чем-то помогать, он даже не пытался выяснить, чем же вызван такой переполох. "Бежать!" - эта мысль овладела всем его нутром, и он рванулся к двери. Уже взявшись за ключ, подумал о портье и о тех жильцах, которые могли выглянуть на крик... "Черт возьми! Почему она так орет? Окно!.. Слава богу первый этаж..." Подбежав к окну, Стивенс отдернул штору и в лицо ему ударил поток свежего воздуха. В стекле был вырезан ровненький овал, как будто это было не стекло, а бумага. Паника охватила Стивенса, и он сжал штору до боли в суставах. Когда же он увидел, что прямо напротив окна стоит чья-то черная машина, страх совершенно парализовал его, и он решил, что будет выбираться из этой паршивой гостиницы, даже если для этого ему придется кого-то убить. Боб обратил внимание на то, что подобной машины никогда в жизни не видел, но сейчас не было времени рассмотреть ее получше. В дверь постучали, и Стивенс посмотрел на нее, как затравленный зверь. Итак, с одной стороны черная машина, с другой - портье. Не соображая, что делает, Боб подошел к Дженнис и попытался закрыть ей рот, прижав к лицу подушку. - Что ты орешь,

стерва? - шипел он сквозь зубы. - Откройте, мисс Копленд! Что там у вас происходит? - забеспокоился портье. - Все нормально... Убирайтесь! - охрипшим голосом проговорил Стивенс, вполне понимая, какую сейчас несет чепуху. - Откройте, или я вызову полицию,- потребовали за дверью. Стивенс отбросил подушку и шагнул вперед. Ошеломленный портье хотел, наверное, спросить "что случилось?", но успел произнести только слово "что", когда тяжелый кулак развернул его голову на девяносто градусов. Портье отшатнулся, и Стивенс получил возможность прошмыгнуть мимо него. К его великому удивлению любопытных в коридоре не оказалось. Встряхнув головой, портье увидал лишь спину убегающего незнакомца. Он хотел броситься следом, так как ни разу еще не позволял себя бить, но в недрах комнаты глухо стонала женщина. Портье робко переступил порог и увидел мисс Копленд, которая лежала на полу возле своей кровати, обнаженная, обхватив руками бедро. Что-либо еще он увидеть не успел - откуда-то сбоку вынырнула чья-то жесткая, как кирпич, рука... Сильные пальцы сжали лицо портье и неизвестный с такой силой оттолкнул его от себя, что тот вылетел в коридор и, ударившись головой о стену, потерял сознание...

- Черт возьми! - шериф Баум хлопнул кулаком правой руки по ладони левой, - Второй странный случай за последние полтора часа! Куда это годится? Похоже Оверселл сошел с ума! Пришедший в себя портье сидел на стуле в комнате мисс Копленд и бережно потирал шишку на затылке. - Ну, милейший.., - обратился шериф, нагнувшись к портье так, что тот почувствовал запах его пота, исходящий откуда-то из-под пиджака, - привел в порядок свои мозги? Теперь, давай, рассказывай! Портье посмотрел на измятое постельное белье и несколько раз растерянно моргнул: - А... ее нет? - Кого вы имеете ввиду? - нагнулся еще ниже Баум. - Мисс Копленд... Она снимала этот номер и была здесь, на этой кровати, в тот момент, когда я сюда заглянул. - Она была жива, когда вы сюда заглянули? - казалось, что шериф своим взглядом хочет сдвинуть портье с места. - Да... Она вопила, как-будто ее режут, - портье замолчал и принялся осматривать свои нечищенные туфли. - Что еще вы нам скажете? Здесь был кто-то кроме нее? - Да, - портье потрогал больной затылок. - Как он выглядел, вы конечно не заметили, - с иронией заключил Баум и подошел к кровати, которую методично осматривал эксперт. - Я видел его со спины. Он бежал по коридору и... Шериф резко повернулся и пригвоздил портье своим взглядом к спинке стула. - Вы видели его со спины? Вы так сказали... Как вы могли видеть его, если находились без сознания, - Баум снова оказался возле свидетеля. - Он был, не один, - печально улыбнулся портье, - тот, первый, ударил меня не так уж сильно. А второй оказался проворнее. Он вышвырнул меня из комнаты как тряпичную куклу. Шериф оскалился и потерял всякую деликатность: - Ты и есть тряпичная кукла, потому что не видишь толком, что творится у тебя под носом. Хоть какие-то приметы второго, ты засек? - Нет, - портье опустил глаза, - но меня поразила его рука. Она... - Так что же у него с рукой? Если ты скажешь, что на ней отсутствовал палец - это будет уже что-то! - Она показалась мне искусственной - холодная и гладкая... В общем, кожа такой не может быть. Шериф закурил и выпустил дым в лицо портье. - Если ты надумал меня одурачить, парень, я позабочусь о том, чтобы у тебя болел не только затылок... А теперь подойди сюда, - Баум указал на окно и сам направился к нему, отодвинув эксперта в сторону. Портье встал и это доставило ему новые неприятные ощущения в затылке. - Давно это у тебя? - спросил шериф, показывая ровно вырезанную дыру в стекле. По тому, как у портье полезли из орбит глаза, можно было судить, что он сейчас скажет: - Я не понимаю... Я ничего не понимаю. Конечно же, ничего этого не было! К шерифу подошел эксперт: - Эта дыра, сэр, очень странная, - сбивчиво проговорил он, пригладив на голове свои редкие рыжие волосы. - Эту дыру невозможно сделать никаким известным нам инструментом. Края ровные и гладкие, а также... Баум весь побагровел: - Значит невозможно! А тем не менее дыра перед тобой. Если у вас в лаборатории все такие как ты, то не лучше ли взорвать ее к чертям собачьим?! В эту дыру запросто пролезет человек... Факт налицо, а ты говоришь невозможно! Эксперт ничего не ответил, а глядя на шерифа можно было не сомневаться, что он с удовольствием почесал бы свои, огромные, как боксерские перчатки, кулаки о его челюсть. Противостоять Бауму, в этом отношении, эксперт не мог. Краска немного схлынула с лица шерифа, и это означало, что он несколько успокоился. Подойдя к кровати, он долго рассматривал три кровавых пятнышка на простыне, пока его не отвлек помощник; - Вас запрашивают из управления, шеф... - Что? Еще что-нибудь? Кто-то пропал? - Похоже на то, шеф. Это случилось совсем рядом, на соседней улице. Пропала девочка десяти лет, исчезла прямо из своей кровати. На простыне осталась кровь. Ее мать в панике и требует, чтобы вы приехали лично. - Кровь на простыне, говоришь? - шериф многозначительно посмотрел на кровать Дженнис Копленд. - И много там крови? Помощник проследил за взглядом своего шефа и увидел три красных пятнышка: - Нет, совсем чуть-чуть. Наверное столько же, как здесь. Тед Хьюстон говорит, что кровь можно было и не заметить. Он с ребятами уже там. - Поехали! - рявкнул Баум и, смерив портье уничтожающим взглядом, зашагал к двери. Пока ехали к дому исчезнувшей девочки, эксперт донимал шерифа техническими тонкостями. Суть его болтовни сводилась к тому, что он отличный эксперт, и если уж он не смог найти объяснения происшедшему, то и никто не сможет. Шериф к его словам отнесся почти терпеливо. Он повернулся к нему с переднего сиденья и вежливо произнес: - Послушай, парень. При всем моем уважении к тебе, мне иногда очень не терпится вытряхнуть твои мозги... И попробуй только свалить все на летающую тарелку, которую видели прошлой ночью, тебе этой процедуры не миновать, шериф отвернулся, закурил и разговаривая сам с собой, добавил.Запаниковали... Теперь все неприятности валят на тарелки... Ублюдки!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать