Жанр: Научная Фантастика » Н Неизвестный » Клешни для 'именинников' (страница 4)


Молодой следователь уголовного розыска Виктор Гриффулин, вышел из приземистого здания городского морга и поспешно закурил. После нескольких затяжек подступивший к горлу комок исчез. Скоро к моргу бесшумно подъехала черная "волга", и из нее вышел склонный к полноте мужчина, слегка прихрамывающий на левую ногу. Он пожал Гриффулину руку и поинтересовался: - Вскрытие закончено? - Закончится с минуты на минуту, товарищ майор. - Ну что ж, подождем, - майор извлек из кармана пачку сигарет. - А ты пока обрисуй мне в общих чертах, что там произошло с этой девочкой. Сколько ей лет, кстати? - Четыре дня назад исполнилось десять... Под утро нас вызвали на улицу Павлова, в дом № 13. На лестнице, в подъезде, нами был обнаружен труп... Нелепая смерть: она споткнулась на верхней ступени лестницы и пролетела десять ступеней, разбила голову. Что мог делать в подъезде полураздетый ребенок в половине пятого утра? А после рассказа ее матери, все запуталось еще больше! - Так что же произошло? - нетерпеливо спросил майор. - В указанное время гражданка Шестова услышала крик, который доносился из спальни ее дочери. Девочка металась по комнате, время от времени хватаясь за ногу. Успокоить ее было невозможно. Мать пыталась осмотреть ногу силой, но дочь вырвалась и, продолжая кричать, бросилась к двери. Выбежав на лестничную площадку, она упала с лестницы и погибла. Уже после этого был произведен осмотр ноги и обнаружена рана между пальцами. Повреждение не имело какого-либо характерного признака и представляло собой отверстие. Медэкспертиза сейчас занимается именно этим. Не успел следователь закончить свой рассказ, как в дверях появился мужчина в белом халате и жестом предложил войти. Неприятный холод и пропитанный формалином воздух давили на психику. - Можете взглянуть, - предложил эксперт, кивнув на закрытое простыней тельце. - Но я вас пригласил не для этого... Вот, смотрите. Он взял со стола стеклянную колбочку и поднес ее к свету. На дне лежал небольшого размера червь. Он был жив и пытался вползти на стеклянную стену. - Вот это мы извлекли из правого бедра погибшей... Никаких объяснений на этот счет дать не могу. Впервые встречаю в своей практике, да и вообще сомневаюсь, что существуют какие-то объяснения!

Глава 3

"ГДЕ МЫ И ЧТО С НАМИ?"

Жара стояла неимоверная... Создавалось впечатление, что солнечные лучи пропустили сквозь увеличительное стекло и сконцентрировали на тесной грязной палубе рыболовного судна, которое покачивалось на волнах в стапятидесяти метрах от какого-то острова. Ржавого цвета посудина сиротливо прижалась к верхушкам выступающих из воды подводных скал, что торчали здесь в изобилии, как свечи из торта. Ларри Кристиан очнулся внезапно, словно после ведра вылитой на него холодной воды. Секундой позже в голову пришла мысль, что ведро воды сейчас как раз бы и не помешало: голова казалась горячей, словно вынутой из духовки. Ларри попытался открыть глаза, но поплатился за эту попытку сильной головной болью. Глаза пришлось закрыть, но ударившее в них солнце успело создать массу переливающихся, вырастающих друг из друга, черных кругов и пятен. Несколько минут Кристиан лежал, не двигаясь, лицом вверх, и пытался вспомнить, что с ним в последнее время происходило. Затылок болел от долгого соприкосновения с твердой поверхностью и на какое-то время подумалось, что он лежит на ринге, нокаутированный той черномазой гориллой, к встрече с которой он так долго готовился... Можно было подумать так, если бы не солнечные лучи, обжигающие лицо и грудь. Может это свет прожекторов? - думал Ларри, - а лицо обжигает его собственная кровь? Почему же тогда никто к нему не подходит? Бред какой-то... Ларри вдруг отчетливо вспомнил, что выиграл встречу с Сэмом, огромным негром, похожим на бельевой шкаф. Ну конечно же! Все так и было: сияющее лицо менеджера, поздравления Аниты, затем ужин в ресторане и... Что же потом? Он напряг память, но от этого сильнее разболелась голова. Не проще ли встать, открыть глаза и посмотреть в чем дело? Кристиан повернулся на бок, оперся на локоть и открыл глаза. Увидел в нескольких сантиметрах от лица грязные, воняющие рыбой, доски. Голова кружилась и слегка подташнивало: состояние, как после хорошей вечеринки. Черт возьми, неужели я так напился? Но Анита... Она бы никогда не позволила! Ужин в ресторане... Что же потом? Что же?! Затем они остались одни- это точно... Ларри снова закрыл глаза и не смог удержать отяжелевшую голову. Медленно опустил ее на руку. Анита... В тот вечер она была особенно хороша в постели... Именно это почему-то вспомнилось поразительно легко, как-будто только что произошло... Белокурая головка Аниты, бессильно откинувшаяся на подушку... Легкая полуулыбка на опухших от поцелуев губах - все ясно предстало перед глазами. И вдруг то же самое лицо, но в глазах паника и ужас, вызванные... Чем же? Ларри открыл глаза и только сейчас увидел рядом с собой чью-то руку. По наманикюренным ногтям понял, что рука принадлежит женщине, но не Аните. Он хорошо знал ее руки и готов был поклясться, что не спутает их ни с какими другими. Превозмогая головокружение и тошноту, Кристиан сел. Пол под ним слегка покачивался и это опять-таки наталкивало на мысль о безмерном количестве выпитого спиртного. Молодая, не лишенная привлекательности женщина лежала рядом, прижавщись щекой к доскам. Ларри посмотрел вдаль. Увиденное не столько удивило его, сколько потрясло и напугало - поблескивающая сине-зеленая гладь океана, уходила за горизонт. Забыв о головной боли, боксер вскочил на ноги и.., едва удержал равновесие, успев схватиться за связку канатов. Слабость была, как после тропической лихорадки. Вздох облегчения вырвался из груди, когда он посмотрел в другую сторону, где был каменистый берег и заросшие лесом холмы. Все не так уж плохо, подумал Кристиан и сделал несколько неуверенных шагов по палубе. В нескольких метрах от него лежали в причудливых позах люди. Их было пятеро. Симпатичная девушка, увиденная им ранее, была шестой. Ларри показалось, что все они мертвы. Но все же он решил убедиться в этом. Нет, они не были мертвы, мало того, они постепенно приходили в себя. - Боже, почему так жарко? - скривив личико простонала девушка с наманикюренными ногтями. - Где я? Точно такой же вопрос задавали и другие. Лежать продолжала лишь девочка лет десяти. Какой-то полный приземистый человек стал возле нее на колени и приподнял девочке веко. В этом толстяке угадывался врач. Не обращая ни на кого внимания, Ларри подошел к нему и присел рядом. Веки малышки, наконец-то, дрогнули. - Ну вот и отлично, - пробормотал себе под нос толстяк и посмотрел на боксера. - Послушайте, сэр.., - понизив голос до шепота, чтобы его не услышали остальные, обратился тот, - скажите мне, где я нахожусь? Толстяк с задумчивым видом выпятил нижнюю губу: - На какой-то посудине, которая слишком уж воняет рыбой! - Ваши остроты неуместны, - слегка раздраженно сказал Кристиан и облизнул потрескавшиеся губы, - я действительно не знаю, где нахожусь! - Я тоже... Может спросим у остальных? - Дайте мне воды,- попросила пришедшая в себя белокурая девочка. Ларри про себя отметил, что лет эдак через несколько из этой крошки получится женщина - высший сорт. - Сейчас вода будет,- неуверенно пообещал толстяк. - Если ты можешь подняться, то лучше перейти в тень. Сможешь? - Наверное.., - белокурая малышка привстала, и лицо ее болезненно скривилось. - Ужасно болит голова... А где моя мама? Ларри и толстяк переглянулись, цожали плечами. В нескольких шагах стояли все остальные) половина из них держалась за голову. Поставив девочку на ноги, толстяк направился к ним. Не отставал и Кристиан. Он уже открыл было рот, чтобы задать свой вопрос, когда коренастый мужчина с голубыми хитрющими глазами и ехидной улыбочкой в уголке рта опередил его: - А вы... Вы тоже не знаете, где мы находимся? Ларри моментально сник, и его охватило беспокойство за Аниту. - Так что же, все-таки, происходит?! - отвлек его голос шустрого невысокого старичка:- Неправда ли, странно, что никто из нас не знает друг друга? - старик посмотрел вокруг. - Да и потом.., это море... Откуда оно взялось, хотел бы я знать? - Это не море. Это океан, - устало проворчал толстяк, - и позвольте спросить - где это "у вас"? Старичок замялся: - Как где? Вы что, видели когда-нибудь океан в Саратовской области? Толстяк опешил: - Я не был в этой, как вы сказали, саратовской области и не могу разделить вашего удивления! Я всю жизнь прожил в Оверселле и океан вижу, черт возьми, каждый день! - Оверселл? А это где? - Американское побережье Тихого океана,- невозмутимо ответил толстяк. - А что вы тогда делаете здесь? - удивился старик. - А что здесь делаете вы? - отпарировал доктор. В разговор вмешался голубоглазый: - Ты сказал Американское побережье, так, корешок? Ты американец? Толстяк растерялся еще больше: - Да, а что здесь удивительного? Я такой же американец, как и вы, наверное... - Никогда им не был... По крайней мере - родился русским. - Да? Но вы превосходно говорите на английском, и я подумал... - На английском? Нет, почтеннейший, это вы неплохо говорите на русском, а лично я по-английски знаю только слово "мани". Ларри Кристиан приблизился к голубоглазому вплотную: - Я не знаю, что ты хочешь сказать своей глупой шуткой, приятель, но ты говоришь по-английски так же просто, как и я. Голубоглазый посмотрел на боксера взглядом ребенка, который впервые увидел поезд: - Только не говори мне, что ты тоже американец, корешок! - Вот именно, я тоже. А вам я бы посоветовал не строить из себя советских шпионов. - Постойте, постойте.., - заговорила женщина, до этого молчавшая. Все повернулись к ней и, наверное, подумали об одном и том же, а именно о том, что ее формам могла бы позавидовать Мерлин Монро.- Мне кажется, что шутить в этой обстановке никто не станет, и вы зря друг на друга напали. Давайте просто представимся и затем спокойно все обсудим. - Неплохая мысль, - поддержал кто-то. - Тогда с меня и начнем. Меня зовут Дженнис Копленд. Что касается рода моих занятий, то тут все просто- никогда не отказываюсь доставить мужчине удовольствие, если он платит. - Шикарно! - усмехнулся голубоглазый и зачем-то пошарил в карманах. Следующим заговорил шустрый старичок: - Поленков! Юрий Михайлович! Сейчас на пенсии, а в прошлом руководитель совхоза, причем передового, - сказав это, старик принялся пожимать всем руки. На рукопожатие отвечали довольно вяло. - К чему здесь можно придраться? - проворчал голубоглазый. - Слышь, дед? Нас с тобой тут советскими шпионами обозвали! - Прекрати поясничать, парень, - угрожающе прорычал Ларри, - лучше представься нам. - Это запросто, - вяло отозвался тот, но вдруг осекся, и взгляд его замер на красотке в мини-юбке. - Вот это номер! Верка! Ты, что ли? Девушка смущенно улыбнулась. - А я тебя сразу не узнал. Припеклась на солнышке, потемнела. На финик похожа стала, - голубоглазый положил ей на плечо руку. - Хоть одно знакомое лицо. Разрешите представить вам Верку Снегиреву, грозу иностранных туристов, сборщицу валюты и... - Заткнись! - прошипела девушка и оттолкнула парня от себя. - Посмотрим, как ты представишься, Штопор! Мельский широко улыбнулся и посмотрел на остальных. Все молча наблюдали разыгравшуюся сценку. - Петр Мельский, - хлопнув себя по груди, представился Штопор. - По профессии - джентльмен удачи! Дженнис Копленд усмехнулась: - Джентльмен? А что же тогда русским прикидываешься? В ответ на это, Мельский заржал, как конь, но тут же остановился, увидев что его укоризненно рассматривают. - Ларри Кристиан. Боксер, - представился Ларри и скромно посмотрел вдаль. - Э-э-э, так это вас вчера показывали по телевизору? - оживился толстяк. - Лихо вы уложили Большого Сэма! Ух! Вот это удар! - Угу, - кивнул головой боксер, - но только мне все время кажется, что это было не вчера. - Вчера, уверяю вас! Рад познакомиться поближе, - толстяк протянул руку. - Меня зовут Пол Хоуз. Я врач и, хоть убей, не понимаю, как из своей клиники я попал на этот катер. А там, между прочим, у меня тяжелый больной, и чем быстрее мы придумаем что-нибудь, тем лучше... Для него! Шесть пар глаз посмотрели на растерянную девочку, которая стояла в сторонке и, казалось, не слушала о чем идет речь. К ней обратился доктор: - Как тебя зовут, девочка? Та посмотрела на Хоуза своими большими круглыми глазами, и в них показались слезы. - Где моя мама? Давайте ее поищем, она, наверное, где-то здесь! Мы с ней никогда не расставались надолго! - Конечно, мы ее поищем, а теперь скажи нам свое имя! - Джулия, - тихо произнесла девочка и заплакала. - Мы обязательно постараемся найти твою маму, - заверил доктор и отошел к мужчинам. - Предлагаю осмотреть баркас, если не найдем владельца, то.., Хоуз замолчал, задумавшись. - Тогда попробуем добраться до берега, а там у первого встречного выясним где мы. С сосредоточенным выражением лица Штопор обыскал свои карманы и достал кнопочный нож. Голубые глаза азартно блеснули. - Я с удовольствием потолкую с хозяином этого корыта. и если он не заговорит... - ухмылка стала злой. - Нет, нет, прекратите это! - замахал руками Поленков. - На территории чужой страны, знаете ли! - Да какой там страны! Не верю я ни черта, что они американцы, - Штопор указал подбородком на Ларри и доктора. - Говорят по-русски лучше меня. - Ну вот, все начинается заново, - сплюнул Хоуз. - Давайте оставим выяснение отношений до лучших времен. Итак, я и мистер Кристиан осмотрим каюты и трюм, а вы осмотрите машинное отделение. Насколько я разбираюсь в подобных катерах, туда ведет вот эта лестница, - доктор указал на дверь с разбитыми стеклами, за которой виднелись давно некрашенные ступеньки. Мельский подошел поближе и подозрительно заглянул в темноту, затем повернулся к старику и весело прокричал: - Ну что, председатель, идем? Поленков смутился и даже, казалось, обиделся. Он виновато посмотрел на двух иностранцев и произнес: - Совершенно невоспитанный молодой человек, - с этими словами, старик приблизился к лестнице и шагнул на первую ступеньку. Немного ниже, его поджидал Мельский. Старик ощутил горячее дыхание и слабый запах табака. - Слышь, дед? Что думаешь насчет этого маскарада? А? Я тут смекнул малость и прикинул, что нам лучше держаться вместе. Мы с тобой, похоже, одни нормальные среди шайки придурков. Ну еще Верка с нами... Все они заодно и зачем-то прикидываются иностранцами. Тут какая-то афера, помяни мое слово! От зловещного шепота, Поленкову стало не по себе. - Да, да. Конечно, все это подозрительно, но море... Откуда оно взялось? Штопор ничего не ответил и принялся спускаться вниз. Старик нерешительно двинулся за ним, с каждым шагом ощущая все более сильный неприятный запах, исходящий из дыры. Внизу было совершенно темно, и когда Мельский снова остановился, Поленков уткнулся ему в спину. - Осторожно, дед! У тебя спичек нет? Сдается мне, здесь кого-то пришили. - П-почему вы так думаете? - Потому что я сейчас начну блевать от этого запаха, и вообще, кончай называть меня на "вы". Я твой соратник по несчастью! - Может это воняет рыба?- неуверенно предположил Юрий Михайлович, стараясь дышать реже. - Ерунда! Рыба так не воняет, - Мельский сделал пару шагов в темноту и принялся ощупывать теплую шершавую стену в поисках выключателя. Поленков так и остался стоять в темноте, прислушиваясь к ругательствам Штопора. Загремели какие-то железки, и старик робко спросил в чем дело. Ответом послужил трехэтажный мат. Привыкнуть к темноте Мельский не надеялся, оставалось искать источник света на ощупь. Запах стоял настолько удушливый, что Штопор старался не дышать вообще, насколько это было возможно. Когда же легкие требовали глубокого вдоха, он прижимал к носу рукав своей рубашки и дышал через нее. Уже можно было не сомневаться, что помещение пропитано запахом смерти... Нервы напряглись до предела. Внезапно Мельский обо что-то споткнулся, но, падая, успел выставить вперед себя руки. И они уперлись во что-то твердое, прикрытое тряпкой. Он пошарил вокруг, пошевелил пальцами, и они коснулись чего-то. Мельский оцепенел и с ужасом отдернул руку, мгновенно поняв что это было. В темноте он нащупал чьи-то, неестественно толстые, опухшие губы... Преодолевая приступ тошноты, он бросился прочь от этого места, едва не разбив в темноте голову. Не сделав и пяти шагов, уперся в шершавую стену, наступил на какой-то предмет, как ему показалось - на человеческую ногу. - Эй, дед! - задыхаясь, прокричал он. - Отзовись, я не найду выхода! - Я здесь, - жалобно отозвался Поленков. И через секунду Штопор чуть не сбил его с ног. - В гробу я видал это машинное отделение! Там труп, или даже два! прошептал он, оттолкнув старика, помчался наверх. Когда он вывалился на палубу, с жадностью глотая воздух, женщины невольно ощутили страх. Штопор выглядел так, словно ему удалось вырваться из клетки со львом. Бледный и взъерошенный, он уселся на грязные доски. Вслед за ним выполз Поленков. Он растерянно хлопал глазами и представлял собой человека, который вдруг проснулся в самом центре Сахары. Юрий Михайлович со страхом смотрел на Мельского. Штопор был рад, что на него сразу не накинулись с расспросами и он получил возможность придти в себя. Запах мертвеца настойчиво давал о себе знать, сохранившись в носу, словно запах нитрокраски. Пять минут спустя из кают выбрались мистер Кристиан и мистер Хоуз. - Ничего и никого, - объявил доктор, с интересом покосившись на Мельского. - А у вас? Штопор поднял голову, прищурив один глаз, долго смотрел на Хоуза. - А у нас, милейший, была возможность потоптаться в полной темноте по трупам. Большего я сказать не могу так как не счел нужным задерживаться там. Сходи-ка сам, корешок! - Постой-ка, парень, - Ларри присел рядом с Мельским и положил руку на его плечо, - ты действительно видел там трупы? Штопор горько усмехнулся: - Я не видел, и слава Богу! Я только пощупал один из них вот этой самой рукой, - Мельский поднес свою пятерню к лицу боксера. - Там темно, как... да что там говорить! - Не кипятись, - Ларри встал. - Пол, ты не захватил в каюте фонарик? - Вот он, - доктор с готовностью протянул

Кристиану фонарь. Тот взял его и уверенно направился к машинному отделению. Мистер Хоуз немного потоптался на месте и пошел следом. Поленков сделал вид, что сосредоточенно осматривает горные вершины, а Штопор так и остался сидеть на досках. Последние сомнения в словах Мельского развеялись сразу, как только Ларри спустился на несколько ступеней вниз. Ударивший в нос тяжелый запах невозможно было ни с чем спутать. Шаги боксера стали менее уверенными, теперь он ступал осторожно, словно все вокруг было усеяно стеклами. Луч фонаря осветил большой двигатель и кучу хлама, разбросанного как попало. Переместив желтоватый овал немного вправо, Ларри увидел то, к чему мысленно готовился, правда выглядело это намного ужаснее, чем он себе представлял. В углу, наваленные один на другой, лежали шесть трупов. Шестеро мужчин с искаженными болью и ужасом лицами, застыли в самых причудливых позах. И лиц этих уже коснулась разрушительная сила. Зажав нос платком, Кристиан осмотрел остальное и заметил две аккумуляторные батареи, внешне не поврежденные и наверняка действующие. - Пол, - позвал он замершего в дверях доктора. - Давно они мертвы? - луч фонаря вторично уперся в груду тел. Хоуз подошел ближе и склонился над одним из трупов. - Я думаю два-три дня... При такой жаре все внешние признаки соответствуют этому сроку. Ларри не мог больше находиться в машинном отделении, но доктор продолжал осматривать мертвых, и ему оставалось одно - терпеть. - Мистер Кристиан, а ведь они убиты! Взгляните-ка! Причем, убиты довольно странным оружием. Желания приближаться к трупам у Ларри не было, и он остался на месте. - Конечно же они убиты, док. Не могли ведь шесть человек взять и умереть своей смертью! - Повреждения на теле очень похожи на ожоги вызванные током высокого напряжения. Любопытно! Жаль, не взял очки, - бормотал Хоуз, увлекшись своим занятием. - Послушай, док,- не выдержал Ларри,- нам от этого не легче. Пойдем отсюда, не могу уже этим дышать! Уходя от трупов, доктор имел такой вид, словно у него отобрали пару сотен долларов. На палубу боксер вышел с явным облегчением, посмотрел на Мельского понимающим взглядом. - Ты был прав, приятель. Там их шесть человек. Все мертвы. Дженнис Копленд сдвинула свои тонкие брови. - Там, внизу шесть человек? Но какое отношение они могут иметь к нам? - Возможно, самое прямое, - вмешалась в разговор Снегирева,- ведь мы не помним ничего... Может их убил кто-то из нас, - Верка смотрела на всех поочередно, ожидая поддержки, но ни у кого ее слова энтузиазма не вызвали. Напротив - некоторые глядели неприязненно. - А я, например, сомневаюсь, что все здесь потеряли свою память, заговорил Штопор. - Кто-то здесь играет в кошки-мышки! - Вы подозреваете кого-то конкретно? - поинтересовался доктор, пронзив Мельского испытывающим взглядом. - Никого из вас я на мушке не держу, потому что никого не знаю. - Мы о вас тоже ничего не знаем... Не будем препираться, а лучше обсудим, как нам быть дальше. Примерно две минуты сохранялось молчание. Голосок Джулии вывел всех из оцепенения. Девочка подошла к Ларри и тронула его за рукав. - Мистер, можно я посмотрю на тех людей там, внизу? Я быстро, дайте мне фонарик. Несколько секунд Кристиан не знал, что ответить, затем изменившимся голосом спросил: - Ты хочешь убедиться, что там нет твоей мамы? Джулия кивнула. - Нет, малышка... Твоей мамы там нет. Там совсем нет женщин, понимаешь? Тебе не нужно туда идти. Девочка послушно отошла в сторону и замерла, опустив глаза. Все продолжали молчать, с жалостью посматривая в сторону белокурой малышки. Ларри вздохнул: - Ничего не понимаю... - У меня есть предложение! - заявил доктор, и пять пар глаз устремились на него. Безучастной ко всему осталась лишь Джулия.- Я предлагаю всем напрячь свою память и постараться вспомнить свои действия последних дней: встречи, поездки... После этого каждый расскажет другим, что он вспомнил, и мы попробуем как-то связать все услышанное. Кто знает, может зацепим ниточку... Шанс невелик, но стоит попытаться! - А это не может быть массовым гипнозом? - спросил Поленков. - Может быть и это.., - задумчиво проговорил доктор, - но пока давайте вспоминать. Уверен, никто из нас еще не пытался сосредоточиться. Ларри не стал ломать голову: все то, что помнил, он уже вспомнил, лежа на палубе. Снова перед глазами появлялось лицо Аниты: ее улыбка, обнаженное тело, а затем лицо, искаженное страхом, широко раскрытые глаза, лишавшие ее привлекательности. На этом все заканчивалось, и Ларри ничего не мог вспомнить. Мельский помнил только засаду в баре и Лизу в ночной рубашке. Дальше, все как-будто опускалось в туман. Впрочем, Штопор особенно не расстраивался, приписывая потерю памяти выпитому. Подобное уже случалось не раз. Доктор потер свой покатый лоб и встряхнул головой, словно приводя в порядок мысли: - Чертовщина какая-то, - выдохнул он. - Помню все до определенного момента, а затем, как-будто стена вырастает. Может кто-то из вас вспомнил нечто заслуживающее внимания. - Лично мое мнение таково,- произнес Мельский, - все мы, жертвы какой-то авантюры, и за ней ктото стоит. Я не имею ввиду кого-то конкретно, но предупреждаю - меня голыми руками не возьмешь, - Штопор во второй раз продемонстрировал свой нож. - Этой пикой, я умею пользоваться получше, чем некоторые пистолетом. - Что касается меня, - заговорил Ларри, -то и я так просто не дамся. Кроме того, я готов защищать этих милых женщин. - Получается, что виновники ваших бед - или я, или доктор? - всполошился старик. - И я подумал о том же, - вымученно улыбнулся Хоуз и приблизился к девочке: - Джулия, может, ты что-то вспомнишь? Девочка посмотрела на свою правую ногу и задумчиво произнесла: - Я только помню, что было очень больно, когда в ноге появилась дырочка... Очень, очень больно! Доктор присел на корточки и внимательно посмотрел в глаза Джулии. - Какая дырочка? Ты можешь показать? Джулия сбросила с ноги туфельку и показала черное отверстие между пальцами. Шесть человек смотрели на рану, как на змею.., их лица окаменели, превратившись в маски. У Снегиревой вырвался громкий возглас, и она обхватила голову руками, стараясь остановить нахлынувшив жуткие воспоминания. Она вспомнила червя, и ее охватила дрожь. Она принялась расшнуровывать спортивные тапочки, не понимая, как на ней вообще оказалась вся эта одежда, если спать она ложилась совершенно раздетая. Сдернув носок и отбросив его в сторону, Вера увидела такое же отверстие как у Джулии. Отверстие между пальцами оказалось у каждого. Края чернели корочкой и напоминали сгустки засохшей крови. - Нет! Это слишком! - вскочил Ларри и поспешно обулся. - Давайте заводить катер - и к берегу! Здесь мы ничего не выясним... Кто соображает в дизелях? - Ну я.., - нехотя признался Мельский, - но только в машинное отделение меня не загонят никакие деньги, и уж тем более ты, корешок. Я лучше доберусь до берега вплавь! Доктор неприязненно взглянул на Штопора. - Ты, наверное, забыл, что здесь не Россия. В этом водоеме могут быть и акулы! Мельский резко повернул голову к Хоузу и глаза его вспыхнули: - Напротив, корешок, я продолжаю думать, что мы находимся на территории Советского Союза... А у нас морей сколько хочешь. Так-то вот... - В конце концов, ты же не бросишь здесь женщин? - спросил Ларри. - Из нас только ты разбираешься в моторах. - Женщин? - Штопор почесал за ухом и крепко задумался, поочередно осмотрев трех представительниц слабого пола... На груди Дженнис, его взгляд задержался особенно долго. - Ладно, но только вы найдете мне противогаз! - Прекрати изображать идиота! - Ларри сжал кулаки и двинулся на Мельского, в руках которого, словно из воздуха, появился нож. - Прекратите! - доктор Хоуз встал между ними. - Послушай, Мельский, на тебя в самом деие вся надежда. Я сделаю тебе ватно-марлевую повязку. Кто-нибудь из нас тебе посветит. С четверть минуты Штопор делал вид, что борется с соблазном, затем махнул рукой и согласился: - Тащи свою повязку, посмотрим, что можно сделать,- Мельский подмигнул Дженнис, та ответила улыбкой. Аккумуляторы были еще довольно сильными, и двигатель легко завелся. С горем пополам удалось разобраться с управлением посудины и вскоре, вспенив воду, она отделилась от скалы... Решено было пройти вдоль берега, причалить где-нибудь в более удобном месте. При заходе в бухту попадались едва видимые верхушки подводных скал, но их удалось благополучно миновать. Скоро катер сел на мель, и его сильно тряхнуло. На ногах удержался только Поленков, который стоял прислонившись к кабине. Мельский при этом грубо выругался, совершенно не стесняясь присутствия ребенка, и первый прыгнул за борт. Катер подошел к берегу довольно близко, вода была Штопору лишь до пояса. Набрав в ладони и выплеснув ее себе в лицо, Мельский не спеша вышел на прогретый солнцем песок. С блаженством, которое читалось на лице даже издалека, сел и вытянув ноги, принялся наблюдать, как остальные покидают наполненный мертвецами катер. Не прошло и пяти минут, как на судне не осталось ни одной живой души. - В какую сторону пойдем?- равнодушно спросил Штопор, рисуя на песке силуэт обнаженной женщины. Уперев руки в бока и широко расставив ноги, доктор Хоуз долго и сосредоточенно осматривал поросшие лесом холмы. - Мне кажется, что вон там, на втором отсюда холме, виднеется что-то похожее на антенну. Возможно там дом лесника, или что-то в этом роде... Видит кто-нибудь? Все смотрели в указанном направлении, но увидел лишь Поленков. - Да, да, что-то торчит из-за деревьев, похожее на шест. Да вон же... Неужели никто не видит? - Ну и зрение у тебя, пенсионер, - проворчал Штопор, так ничего и не разглядевший в зелено-голубой массе леса. - Не проще ли пойти по берегу? Половина в ту сторону, половина в эту... Например, я и блондинка пойдем туда, а остальные - сюда... Если здесь есть акулы, то в лесу, наверное, есть львы. Вы как хотите, а я с ножичком туда не пойду, - Штопор пошарил в нагрудном кармане, который оставался сухим и нашел измятую сигарету. - Прекращайте ерепениться, молодой человек, - вспыхнул Юрий Михайлович. Может быть, в ближайших десяти километрах никого нет, и этот шест указывает на жилье. Думаю, каждый из нас хочет элементарного - попить воды и поесть... - Старик прав,- задумчиво проговорил доктор,- мы пойдем в сторону антенны. - А почему ты принимаешь решения?- голубые глаза Мельского сузились.Никто не знает, кто ты такой. Может, ты заведешь нас туда, откуда нам не выйти! - Вспомни о дырке на ноге, Мельский, - строго проговорил Хоуз. - У меня есть такая же, и я ничем от вас не отличаюсь, поэтому оскорбления выслушивать не намерен. - Кстати, приятель,- вмешался Ларри,- ты ведь можешь оставаться здесь, или пойти куда тебе будет угодно. - Я так и сделаю, не суетись, - процедил сквозь зубы Штопор и глубоко затянулся. В этот момент, взгляд его упал на ближайший холм, где он увидел яркий солнечный блик, отраженный от чего-то стеклянного: - Не поворачивайтесь никто! За нами наблюдают в биноколь! Это точно! - Ну и отлично! Значит нас заметили! - воскликнула Снегирева и повернулась в ту сторону, где блестели линзы бинокля. В ту же секунду, блик исчез. - Драная кошка, - выругался Мельский. - Что? Что ты сказал? - Я сказал не поворачиваться! Не нравится мне это место. Гнилье, я нутром чую. На этот раз в пререкания никто не вступал, только Поленков робко предположил, что все это Мельскому показалось. Правда, стоило последнему на него взглянуть и он тут же изменил свое мнение. - Что будем делать, - спросила Дженнис, набрав в руку песка и пропуская его меж пальцами. - Может действительно пойдем по берегу? - предложила Вера. - Ладно... Идем..,- Ларри первый двинулся вдоль воды, увязая в песке, взяв направление на перевернутый вверх дном катер. Горстка людей нестройно поплелась за ним. - Покурить хочешь? - спросил Штопор у доктора, протягивая ему окурок. - Да, спасибо, - Хоуз с наслаждением затянулся. Скоро подошли к перевернутому судну, и Кристиан остановился, как вкопанный. Его взгляд был устремлен на еле заметную надпись на ржавом боку катера. - "Великолепный"! Черт возьми, это же "Великовепный"! Теперь понятно, где мы находимся. - Что-нибудь не так? - тревожноспросид доктор. - Да все не так! Не так, как хотелось бы. Вы разве не читали в газетах о крушении этого судна? Мы на острове! Причем на печально известном острове... Эта посудива везла ва киностудию девять, или десять самых огромных на побережье псов. Это было года полгода назад... - Да, да, да... Что-то припоминаю, - на лбу Хоуза выступила сеть морщин.Ты хочешь сказать, что это тот самый катер? - Да.., и тот самый остров. Псы наверняка еще здесь. Боюсь нам прядется вернуться, пока эти твари нас не заметили. Повторять дважды не пришлось: девушке побледнели и первыми повернули назад, с опасхой посматривая на подступающий к океану лес. - Мистер, э-э-... Кристиан, - задыхаясь от быстрой ходьбы лепетал Поленков.- Этот остров обитаем? Нам действительно угрожает опасность? - Насколько я знаю здесь никого нет, только собаки. - Но мы видели антенну. - Теперь понятно и это... Давным-давно, на этом острове соорудил себе виллу один придурковатый бизнесмен. Он любил уединение и умер в уединении года два назад. Его племянница и ближайшая наследница, приехав однажды на какикупы, нашла изъеденный крысами труп дядюшки и даже не сочла нужным его похоронить. Завещание крысы не тронули, и она преспокойненько уехала. Виллу так никто что не купил. Она прекрасно сохранилась, и я думаю, и антенна находится как раз там. - Понятно.., но что нам теперь дедать? - Побережье не так уж и далеко, сразу за горизонтом. Мы снова заведем катер и поплывем. Думаю, к рассвету или даже раньше, мы будем в Оверсеви. Старик облегченно вздохнул и взглянул на заходящее за горизонт солнце, которое уже не было таким белым и палящим. - Смотрите! Смотрите! - закричала Джеивис и указала на катер. - Там кто-то ходит! Вы видите? Семь человек замерли, словно их остановила неведомая сила. Человека в блестящем комбинезоне увидели все: он поспешно спустился в машииное отделение, прогретую насквозь коробку, где разлагались шестеро несчастных. - Не может быть, - прошептал Ларри, - мы же осмотрели все. - Кто бы он ни был, уж им-то я займусь, - скрипнув зубами, заявил Мельский и бегом бросился к катеру. Кристиан, не раздумывая побежал следом. Штопор первым прыгнул в воду и быстро достиг кормы судна. Оно было не слишком высоким, да к тому же глубокая посадка позволила Мельскому без труда взобраться на палубу. Он подал руку Ларри, и вот они уже остановились у входа в машинное отделение, тяжело дыша и не решаясь спуститься по темной лестнице. - Вот что приятель, - заговорил боксер, - темнота на руку этому ублюдку, предлагаю вначале вооружиться. В каюте есть оружие, я видел. Стараясь не создавать шума, мужчины быстро спустились в каюту для экипажа. В пирамиде у стены стояли две винтовки, а в ящиках стола Мельский обнаружил два пистолета полицейского образца. Оружие придало уверенности. Перепрыгивая через три ступеньки, Штопор и Ларри помчались наверх. Они опоздали на какие-то секунды: некто в блестящем комбинезоне, прыгнул в воду. Не задумываясь, Мельский передернул затвор автоматической винтовки и дважды выстрелил. Пули прошли мимо. - Он ненормальный! Там же мелко! - воскликнул Ларри и в два прыжка достиг борта. Смутные очертания человека под водой удалялись от катера к горизонту. - Ах, подлец,- процедил Штопор и выстрелил по силуэту. Пуля подняла фонтанчик брызг. Ларри ударил по стволу, и следующая пуля ушла вверх. - Ему некуда деться... Рано или поздно, он вынужден будет выбраться на берег. Штопор согласился, и они принялись ждать, когда на поверхности океана появится голова незнакомца. Время шло, но ничего не появлялось. - Похоже он чемпион по подводному плаванию, - высказался Ларри. - Не может же этот фокусник обходиться без воздуха! - Тут что-то не так... Скорее всего нас обманули. Нет смысла ждать - мы стоим уже пять минут, - Кристиан поставил свой "винчестер" на предохранитеяь. - Нужно посмотреть, что он делал в машинном отделении... - У нас нет фонарика, - с явным облегчением объявил Мельский, которому очень не хотелось спускаться в зловонную дыру. - Я видел у тебя зажигалку. Соорудим что-нибудь наподобие факела,- Ларри быстро спустился в каюту и принес оттуда стопку газет. Сложил несколько в трубочку и сделал знак Штопору спускаться за ним в машинное отделение. Отпираться было бесполезно, Мельский спустился за ним. Газеты легко загорелись, осветив неровным светом душное помещение. В носу и горле сильно першило от чего-то едкого, и Штопор несколько раз кашлянул. Причину Мельский понял раньше, чем Ларри осветил разбитые аккумуляторы. Кислота с шипением расползалась по полу.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать