Жанр: Детская Фантастика » Дмитрий Емец » Возвращение космического пирата (страница 14)


В этот момент Баюна кто-то отодвинул, и в передатчике показался рогатый шлем Грохотуна. На плечах робот держал здоровенный оторванный люк, который тащил куда-то приваривать.

— Старшина Гаврилов! Ваше водительское удостоверение! — объявил Грохотун, и, не разъясняя суть этой таинственной фразы, ушел.

— Он уже несколько часов так бормочет, — сказал Баюн.

— У него процессор перегрелся, а вентиляторы не справляются, — объяснил киборг. — Если Грохотун и дальше будет заговариваться, отправьте его внутрь звездолета — там он немного остынет.

Обогнув зыбучие пески, планетоход подъехал к концу песчаной равнины и остановился на крутом склоне. В этом месте Крокс взял пробу грунта, но ни воды, ни полезных ископаемых не обнаружил. Значит, нужно было продолжать поиски дальше.

Андрей и Лависса вылезли из планетохода и остановились на крутом склоне рядом с капитаном. Лависса осторожно наклонилась и заглянула вниз, где в нескольких метрах под ними видно было рифленое дно с вкраплениями ракушечника.

Неожиданно песок под ногами у нее пополз, и Лависса едва не сорвалась вниз, но пират легко поймал ее изгибом механического локтя и отнес на несколько шагов назад.

— Осторожнее, — сказал он. — Не упади в океан, или ваш старый Баюн не простит меня до конца жизни.

— В океан? Где вы здесь видите океан? — изумился Андрей, глядя с каменистого склона на протянувшийся за горизонт песок.

— Это высохшее дно океана, — указал на углубление киборг. — Или, может быть, моря. Впрочем, это мы вскоре узнаем. Залезайте в планетоход!

Капитан нашел севернее пологий съезд, и вскоре они уже ехали по красноватым камням и рифленому песку. Кое-где на песке виднелись ракушки и большие каменные наросты, это убедило Андрея, что они действительно едут по дну давно высохшего океана. Довольно часто в коре попадались трещины или скалистые препятствия, и тогда Крокс осторожно объезжал их.

В двух местах он взял пробу грунта и обнаружил довольно высокое содержание золота и красной руды.

— Неплохо, совсем неплохо, — отметил пират. — С каждой новой пробой количество полезных ископаемых возрастает. Я думаю, мы находимся поблизости от месторождения.

— Капитан, а нам нужно много красной руды? — спросил Андрей.

— В зависимости от богатства породы. Если она богатая, то тогда всего несколько десятков килограммов, а если порода бедная, то, возможно, тонна. Красная руда пригодится для восстановления главного двигателя. От перегрузок топливо в стартовых цилиндрах слишком уплотнилось и застыло, и теперь нужно вызвать химическую реакцию. Вам все понятно?

— Разумеется, — важно кивнул Андрей, хотя для него это звучало как тарабарская азбука. «Филькина грамота», — говорил в таких случаях Баюн.

Прежде чем снова залезть в планетоход, Лависса наклонилась и, заметив что-то, разгребла песок. В руках у нее оказалась небольшая, округлая раковина с оранментом из спиралей на внешней стороне.

— Смотрите, капитан! Здесь не только лишайники!

— Надо же, неплохо сохранилась, — сказал Крокс, подбросив на ладони находку. — Когда-то на этой планете были какие-то формы жизни, но потом что-то помешало их развитию. Возможно, интенсивность светила возросла или что-то произошло с атмосферой. Ладно, поехали. Вселенная наполнена чужими трагедиями и успехами, но нас почему-то всегда больше занимают свои.

Чувствовалось, капитану неприятно зрелище высохшего океана и жаль планету, так и не реализовавшую свой шанс на существование.

Путешественники забрались в планетоход, опустились на разогревшуюся под колпаком кожу сидений и продолжили путь по океанскому дну. Под гусеницами похрустывали створки моллюсков и известковые раковины, одна из которых лежала теперь на приборном щитке капитана.

Каждые несколько километров пират опускал в песок щуп-анализатор и убеждался, что содержание красной руды в породе возрастает. Он не скрывал своей радости.

— Еще несколько удачных проб, и мы сможем наполнить кузов породой и повернем обратно, — заметил киборг. — Кстати сказать, и золота здесь полно, но я предпочитаю брать этот благородный металл в слитках с гербами правительственного казначества.

Лависса обнаружила, что попугай, который все время летел впереди планетохода, куда-то исчез. Сколько она ни вертела головой, птицы нигде не было. Девочка сообщила об этом капитану. Пират огляделся и, не обнаружив нигде попугая, нахмурился.

— Надеюсь, с ним ничего не случилось, — сказал он. — Его главное качество — осторожность, и он не стал бы рисковать. Я боюсь только, не отказал ли у попугая в такой жаре микродвигатель. Нам непросто будет найти этого бездельника на океанском дне.

Но предположение Крокса, к счастью, не оправдалось. Не успел киборг настроить свой встроенный в запястье компьютер на поиск пропавшего болтуна, как в небе над планетоходом показалось небольшое пятнышко. Не прошло и нескольких секунд, как пятнышко опустилось на бронированный купол и оказалось попугаем. Вид у птицы был встревоженный, а перья растрепаны, будто птицу использовали вместо волана, играя в бадминтон.

— Капитан, — закричал попугай, долбя носом в купол, чтобы Крокса его открыл, — капитан, я обнаружил на планете жизнь! Слышите, я обнаружил жизнь!

Влетев внутрь, он плюхнулся на приборный щиток рядом с ракушкой и стал обмахиваться

крыльями:

— Уф! Все это так выматывает. И угораздило меня угодить в пиратский экипаж! Когда я жил у робота-ювелира жизнь моя протекала куда более размеренно, ни стрессов, ни опасностей — зато смазка каждый день, любовь и уход... Стоило мне, скажем, сказать: «Хочу колокольчик!» и я получал колокольчик, или потребую новый комплект перьев — и на тебе на блюдечке. А один раз...

— Ты, кажется, что-то упомянул о жизни, которую обнаружил на планете! — нетерпеливо перебил болтуна Андрей.

— Разве я говорил? — усомнился попугай, искоса по-птичьи посматривая на мальчика. — Ах да, вспомнил. Ну и что тут такого? Жизнь как жизнь. Поверьте мне, мой юный друг, если бы я обнаружил новый комплект перьев для своей модели, я был бы рад куда больше. Личная заинтересованность — великая сила! Так вот, как-то раз, когда мы с моим роботом-ювелиром занимались огранкой большого изумруда...

— Попугай! — рявкнул капитан. — Не раздражай меня! Или рассказывай, или выметайся из планетохода!

— Так и быть, — нахохлился болтун. — Если вам не интересны события из моей жизни, поговорим о том, что достойно вашего внимания. Мне надоело лететь перед этим дурацким планетоходом, и я решил взлететь повыше. Взлетел, должно быть, километра на полтора, а потом, расставив крылья, стал парить в воздушных потоках как гордый орел, обозревая местность с высоты своего полета.

— Тоже мне орел, чудо в перьях, — усмехнулся пират.

— Попрошу без намеков, хотя сравнение с чудом мне и льстит, — обиделся попугай. — Так вот, парю я и вдруг вижу далеко внизу что-то крошечное, похожее на белую запятую. Я присматриваюсь, фокусирую зрение и убеждаюсь, что это парусник.

— Парусник? — не поверил Андрей. — Ты не путаешь?

Наклонившись вперед и затаив дыхание, Лависса слушала рассказ птицы.

— Я люблю смотреть старые фильмы! — возмутилась птица-робот. — У меня в процессоре заложено их не меньше сотни. Парусник — это большая шхуна с парусами, которая приводится в движение ветром.

— И ты уверен, что то, что ты увидел, было парусником? — уточнил капитан Крокс. — Ты не мог ошибиться?

— Разумеется, нет. Я подлетел поближе и смог его рассмотреть. Это и в самом деле был парусник. Он двигался в направлении северо-северо-запад.

— Как он мог двигаться по песку, здесь же нет воды? — удивился Андрей.

— Понятия не имею. Я даже не знаю, есть ли на нем экипаж. Я просто пересказываю, что видел.

Капитан Крокс наклонился над приблизительной компьютерной картой местности.

— Он сейчас далеко отсюда? — спросил он.

— Не больше десяти-пятнадцати километров. Он движется с нами на встречных курсах, так что думаю, мы его скоро увидим. Ветер в нашу сторону.

Птица оказалась права. Минут через десять далеко впереди они разглядели крошечную белую точку, двигавшуюся им навстречу. Точка постепенно увеличивалась, и вскоре Андрей и Лависса смогли уже разглядеть большой треугольный парус, а под ним деревянный борт корабля.

— Это не мираж? — севшим от волнения голосом спросила девочка. — Или, может, это летучий голландец? Тот проклятый корабль с мертвым экипажем, который вечно скитается по Вселенной?

— Слишком романтично, чтобы быть правдой. Впрочем, вскоре мы раскроем секрет. Вот уж не думал, что на этой планете есть еще кто-то, кроме нас, — усмехнулся капитан, разворачивая планетоход навстречу приближающемуся кораблю.

По сравнению с изящным быстрым парусником и его высокими деревянными мачтами и красиво изогнутыми бортами их низкий гусеничный планетоход под бронированным колпаком казался неуклюжим чудовищем, как большая черепаха рядом с лебедем.

Наконец курсы корабля и планетохода пересеклись. Только теперь пират, Лависса и Андрей смогли разглядеть его. Парусник был невелик, всего в несколько раз больше обычной лодки. По песку он перемещался с помощью десяти деревянных колес, закрепленных под бортами. Над ним на мачте реяло белое треугольное полотнище паруса.

Вероятно, на корабле тоже заметили планетоход, потому что паруса вдруг убрали и сбросили большой железный якорь, глубоко воткнувшийся в песок.

— Оставайтесь в планетоходе! Если со мной что-нибудь случится — дайте знать Грохотуну и уезжайте! — приказал ребятам капитан Крокс.

Пират отбросил бронированный колпак и, на всякий случай держа руки на поясе поближе с кобуре с бластером, спрыгнул на песок.

Он подошел к высокому борту корабля и остановился рядом с ним. Широкое деревянное колесо парусника доставало ему примерно до груди.

— Эй, на паруснике, есть тут кто-нибудь? Мы не хотим вам зла! — крикнул Крокс.

Сверху что-то прошелестело, и капитан едва успел отскочить. С борта был сброшен широкий трап из плетеных веревок, с деревянными ступеньками. Пирата словно приглашали подняться на борт, что он после некоторого колебания и сделал. Пират положил свою механическую руку на первую планку, подтянулся и стал карабкаться по веревочной лестнице наверх.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать