Жанр: Детская Фантастика » Дмитрий Емец » Возвращение космического пирата (страница 16)


— Похоже на песчаную яхту, — сказал он. — Ну и ловко же кто-то с нею управляется! Она идет со скоростью не меньше двадцати морских миль!

— Может, бабахнем ее? Там могут быть враги! — обрадовался Грохотун.

Боевой робот вытащил из звездолета лазерный пулемет и стал устанавливать его на треугольной зенитной подставке.

— Не надо! Там могут быть люди! — крикнул Баюн, и, увидев, что Грохотун уже целится, опрокинул подставку вместе с пулеметом.

— Не смей этого никогда делать! Слышишь ты? В следующий раз я разберу тебя на части и разбросаю их по песку так, что от микросхемы до микросхемы будет не меньше ста метров! — прорычал тот, схватив Баюна и подняв его над землей.

— Хорошо на того грозиться, кто угроз боится, — бесстрашно сказал робот-нянька.

Он видел, что легкая парусная яхта остановилась в нескольких десятка метрах от похожей на башню громады «Звездного Странника» и бросила якорь.

— Грохотун, отставить! — рявкнул с палубы знакомый голос, и над бортом показалась голова пирата-киборга.

— Это вы, капитан? А я вас чуть не шлепнул! — поразился робот. Он разжал руки, и Баюн едва не упал на песок.

— Где мои воспитанники? Вы обещали, что с ними ничего не случится! — взволнованно кричал Баюн, подбегая к паруснику.

— А с ними ничего и не случилось, беспокойный ты старик! — ответил пират, и тотчас Андрей и Лависса, перемахнув через борт, спрыгнули на песок рядом со старым роботом.

— За который палец не укуси — все больно. Я вызывал вас по передатчику несколько часов! — укоризненно сказал Баюн.

— Ничего удивительного. Передатчика с нами нет, — объяснил капитан. — У планетохода заклинило заднюю ось, и мы воспользовались песчаным кораблем Василисы. Когда починим «Странник», нужно будет забрать планетоход, пока его не занесло песком. Не знаю, что бы мы делали без Василисы.

— Василиса то, Василиса сё, все время одна Василиса, — проворчала светловолосая дочка президента. — Надоела мне она!

— А по-моему она хорошая, милая и очень красивая! — возразил Андрей.

Не нужно было этого говорить, потому что терпение Лависсы истощилось.

— Ну и целуйтесь с капитаном со своей Василисой! А от меня отстаньте! — крикнула она, пнула ногой песок и ушла в «Звездный Странник».

— И что на нее нашло? Всю дорогу кипятилась, — пожал плечами мальчик.

— А кто это Василиса? — спросил Баюн. — Это ее корабль?

— Да. — сказал Андрей. — Смотри, как Василиса высоко забралась!

Робот-нянька увидел на высокой мачте ловкую фигурку девушки, которая подбирала паруса. Две веревки перепутались, и усиливающийся ветер грозил сломать мачту и опрокинуть маленькую песчаную яхту, которая еле держалась на якоре.

Девушка почти закончила распутывать веревки, как вдруг ее нога потеряла опору, парус раздуло ветром, а Василиса едва не упала, повиснув на одной руке.

Капитан, коротко крикнув что-то, бросился к мачте, спеша девушке на помощь, но она уже успела перехватить рею другой рукой и, закрепив парус, ловко спустилась вниз.

— Вы могли разбиться, — хрипло сказал пират. — Не стоило так рисковать!

— И что бы вы сделали, если бы я разбилась? — весело спросила Василиса. — Засунули бы меня в корпус робота, вроде вашего?

Капитан нахмурился, его человеческая щека покраснела и, пробормотав, что должен заняться ремонтом, киборг направился к «Звездному Страннику».

Девушка удивленно посмотрела ему вслед, только теперь сообразив, что обидела пирата.

— Простите! — крикнула она, стараясь догнать его. — Простите, я не хотела!

Но капитан Крокс уже собрался в звездолёт, и только на песке остались следы его крупных металлических ступней.

Тут к Василисе подошёл Баюн, и она с удивлением уставилась на старого робота с квадратной головой, антенной и речевым динамиком.

— Вы тоже робот? — спросила девушка.

— Я робот-нянька, — с гордостью уточнил он. — У вас случайно нет младенчика, чтобы его понянчить?

— Младенчика? — засмеялась Василиса. — Нет, конечно.

— Жаль, — серьезно сказал Баюн. — Очень жаль.

А в это время Грохотун рассматривал девушку издали. Несмотря на свою грубость, рогатый робот был, по своему, застенчив и ему порой было проще стрелять в людей, чем с ними разговаривать.

— Грохотун, ты не находишь, что она красавица? — спросил попугай, садясь роботу на правый рог.

— Гм... — хмыкнул тот. — Я небольшой знаток девчонок. По мне так самый плохонький пулеметик лучше самой красивой девушки.

— Дурак ты! — вздохнул попугай. — А вот у меня, например, душа романтика. Порою посмотришь на что-нибудь красивое, и приятно! А в другой раз посмотришь на твою ржавую голову и думаешь: до чего же она на ведро похожа!

— А ну, марш с моего рога, будильник пернатый, пока я тебя не прихлопнул вместе с твоей болтовней! — рявкнул вдруг робот.

— Не переживай, Грохотушка! Свой дурак дороже чужого умника! — крикнул попугай, взлетая с головы любителя пострелять. Эту пословицу неглупая птица явно позаимствовала у Баюна.

* * *

Вскоре наступил их второй вечер на планете Вечных Ветров. Похолодало. Андрей и Лависса включили обогрев скафандров, а Василиса достала из внутреннего

отсека своей яхты теплый шерстяной плед и, закутавшись в него, подвинулась поближе к костру. Свою деревянную яхту она предусмотрительно, с помощью Старого Шкипера и Грохотуна, которые использовались в качестве тягловой силы, оставила с надветренной стороны и откатив на несколько десятков метров для того, чтобы случайно попавшие искры не прожгли паруса и не вызвали пожара.

— Это яхта — всё, что у меня есть. Это мой странствующий дом. Ее постороил еще мой отец, — сказала девушка. — Не представляю, как я смогла бы с ней расстаться.

— Я вас понимаю, — кивнул Старый Шкипер. — Для меня таким же домом всегда была «Гордость Земли». В сущности, у моряка и космического волка — много общего. Их дом там, где их корабль.

— А я, например, за оседлый образ жизни, — высказал свое мнение Баюн. — Никогда нельзя терять контакта с Землей. Только древние кочевники говорили, что их дом там, где стоит шатер и пасется конь.

— При всем том кочевники были куда ближе к Земле, чем мы сейчас. Сколько они ни странствовали, они никогда не расставались с Землей, — усмехнулся капитан Крокс.

Он сидел у костра и подбрасывал в него доски от сгнившей деревянной обшивки, которые нашел в звездолете. Весь вечер пират был особенно грустен и задумчив и только сейчас вдруг включился в разговор, точно затронули какую-то струну его души.

— А вы когда-нибудь были на Земле, капитан? — спросила Василиса.

Пират долго молчал, и все решили, что он не хочет отвечать, но пират сказал:

— Был ли я на Земле? Я там родился. Мои родители — сейчас, разумеется, глядя на мой роботизированный корпус, трудно поверить, что у меня существовали родители — были очень консервативными людьми и следовали устоявшимся традициям. Они оставались на Земле до последнего, до самой Галактической войны. Впрочем, я доставлял им одни неприятности. Едва закончив школу, убежал в космическое училище, а когда началась война, записался на звездный флот. Я делал кое-какие успехи, и меня отправили в Москву в высшее командное училище звездных капитанов, которое находилось на Воробьевых горах, рядом с университетом. А потом начались мои скитания, но больше меня на Землю так никогда и не заносило. Теперь уж, конечно, моих родителей давно нет в живых и никто на Земле меня не ждет... Нигде не ждет, — грустно добавил капитан.

— Вы видели Москву? — поразилась Лависса.

Ей все это казалось чудом. Даже ее отец — президент Деметры — никогда не бывал в Москве, хотя ему и случалось несколько раз залетать на Землю. Рейсы звездолетов на Землю давно ограничили, чтобы корабли не сжигали своими соплами столь оберегаемую атмосферу планеты. Поэтому ближайшей перевалочной базой к Земле были Сатурн и Юпитер, а уже оттуда на Землю пассажиры доставлялись специальным экономичным космобусом, но только после специального карантина и кучи прививок от всевозможных космических вирусов.

— А как выглядит университет? — спросил Андрей. Побывав на Земле, его родители привезли массу слайдов и видеокристаллов, но они не смогли утолить и половинной доли любопытства.

— Не забывай, что я рассказываю о том, что было пятьсот лет назад, — напомнил пират. — Тогда университет выглядел примерно так: сорок этажей под землей и десять над, а сверху все обтянуто защитным куполом.

Василиса слушала рассказы о Земле с жадным любопытством. Почти вся ее жизнь прошла на планете Вечных ветров, а космос она представляла как мириады сверкавших звезд над головой.

— Мне бы тоже хотелось все это увидеть, — вздохнула она.

Крокс медленно поднял голову и посмотрел на нее.

— Нет ничего проще, — сказал он. — Как только починим корабль, мы возьмёт тебя с собой. Ты же не можешь вечно жить одна и скитаться по пескам. Это чудо, что мы нашли тебя — могли пройти столетия, прежде чем на эту планету залетел бы какой-нибудь другой звездолет.

— А мой парусник? — спросила Василиса. — Мне не хотелось бы бросать его здесь. Как только представлю, что его заносит песком...

— Мы сможем взять его с собой. У нас в ангаре хватит для него места, нужно будет только размонтировать мачту, — поразмыслив, сказал пират.

Девушка подбросила в огонь полено. В сполохах пламени, отбрасывающих красноватые тени на ее лицо, оно казалось грустным.

— Я должна подумать. На этой планете прошла вся моя жизнь, и я привыкла уже считать ее своей.

— Я понимаю, к мысли о расставании нужно привыкнуть, — мягко сказал киборг. — Мы не будем тебя торопить и примем любое твоё решение.

Пират встал и, стряхнув с себя грустное оцепенение этого вечера, отправился внутрь звездолета помогать Старому Шкиперу, продолжавшему ремонт.

А остальные, за исключением, разумеется, Грохотуна и попугая, которые вскоре последовали за капитаном, еще долго сидели у гаснущего костра, говорили о Земле и о звездах.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать