Жанры: История, Мифы. Легенды. Эпос, Древнерусская Литература, Документальное: Прочее » Владиміръ Даль » О пов?рьяхъ, суев?ріях и предразсудкахъ русскаго народа (страница 19)


По саду саду, по зеленому, ходила, гуляла Молода княжна Мар?а Всеславична: Она съ камня скачила на лютаго на зм?я — Обвивается лютый зм?й около чобота зеленъ-сафьянъ, Около чулочка шелкова, хоботомъ бьетъ по б?лу стегну… А въ ту пору княжна поносъ понесла… А и на неб? просв?тилъ ясенъ м?сяцъ. А въ Кіев? родился могучъ-богатырь, Какъ бы молодой Волхвъ Всеславьевичъ: Подрожала мать-сыра земля, Стряслося словно царство инд?йское, А и сине море всколебалося Для ради рожденья богатырскаго…

У насъ осталось еще преданіе, въ поговорк?: обвести мертвою рукою. Суев?рье говоритъ, что если соннаго обвести рукою мертвеца, то челов?къ спитъ непробуднымъ, мертвымъ сномъ. На этомъ основаніи, воры нашивали съ собою руку мертвеца, и вломившись тихонько въ избу, усыпляли этою рукою, по уб?жденію своему, т?хъ, кого хот?ли обокрасть. Къ сожал?нію, даже и нов?йшее суев?рное мошенничество приб?гало изр?дка къ этому средству, и воры разрывали для этого могилу.

Русскіе литейщики, собираясь отлить какую нибудь значительную вещь, напр., колоколъ, стараются отвлечь вниманіе праздной и докучливой толпы отъ своей работы какою нибудь новостью, выдумкой или в?стью, которую молва пускаетъ по городу. Мастера ув?рены, что отливка отъ этого лучше удается и въ колокол? не будетъ пузырей. Такимъ же точно образомъ тщательно скрываютъ день и часъ родовъ, отвлекая иногда вниманіе сос?дей какими нибудь сказками и заставляя даже домашнихъ отлучиться на это время, подъ произвольно придуманными предлогами. Этотъ обычай впрочемъ полезенъ, потому что всякій лишній челов?къ при подобномъ д?л? пом?ха. По той же причин? родильницъ уводятъ тайкомъ въ баню, чтобы изб?жать въ т?сномъ дом? пом?хъ и свид?телей; но топить въ это время баню и душить роженицу на полк?, въ страшномъ жар?, есть обычай нев?жественный и вредный.

XIV. Привид?нія.

Вс? пов?рья о привид?ніяхъ, мертвецахъ и вообще о взаимныхъ сношеніяхъ двухъ міровъ, видимаго и незримаго, вещественнаго и духовнаго, составляютъ см?шанный рядъ преданій и разсказовъ, принадлежащихъ, можетъ быть, ко вс?мъ видамъ принятаго нами разд?ленія пов?рій. Эта статья до того обширна, что изъ нея можно бы составить десятки томовъ; постараемся объясниться на н?сколькихъ страничкахъ.

Подъ словомъ вид?ніе разум?емъ мы такое явленіе, такой видимый предметъ, который предсталъ глазамъ нашимъ необыкновеннымъ, сверхъестественнымъ образомъ, т. е. необъяснимымъ, по изв?стнымъ намъ досел? законамъ природы. Подразум?вается, что челов?къ видитъ явившееся не во сн?, а на яву; что сверхъ, того, вид?ніе это, по крайности, большею частью не вещественное, неосязаемо для рукъ, хотя и видимо для глазъ; словомъ, что оно занимаетъ какую-то неопред?ленную средину между плотскимъ и безплотнымъ міромъ. Вид?нія эти большею частію основаны на явленіи т?ни или духа, какъ выражаются, т. е. челов?ка, уже отшедшаго въ в?чность и снова принявшаго плотской, видимый образъ, и въ этомъ-то смысл? вид?ніе получаетъ бол?е точное, опред?лительное названіе привид?нія. Впрочемъ, есть и вид?нія другаго рода, безконечно разнообразныя, какъ самое воображеніе челов?ка.

Умъ, разумъ и разсудокъ нашъ р?шительно противятся тому, чтобы допустить возможность или сбыточность вид?ній. Частнаго, таинственнаго свид?тельства небольшаго числа людей, слишкомъ недостаточно для изнасилованія нашего здраваго ума и для вынужденія изъ насъ в?ры, вопреки уб?жденію; мы слишкомъ хорошо знаемъ, что чувства наши и воображеніе несравненно легче и чаще подвергаются обману, ч?мъ здравый смыслъ нашъ и разсудокъ. Въ д?л? такого рода, конечно, в?рн?е вид?ть и не в?рить, ч?мъ в?рить не видавши. Мы не см?емъ утверждать, чтобы душа наша ни подъ какими условіями не могла войти въ духовныя связи съ безплотнымъ міромъ, не см?емъ потому, что у насъ н?тъ къ тому достаточныхъ доказательствъ. Но спросимъ, могутъ ли сношенія эти сопровождаться признаками вещественными? Какимъ образомъ душа, коей бренная плоть несомн?нно давно уже истл?ла, можетъ облечься снова въ ту же плоть, уничтоженную всев?чными законами природы? А какимъ же образомъ плотское око наше можетъ принять впечатл?ніе отъ чего либо не вещественнаго, т. е. для него не существующаго? Если допустить даже, что душа можетъ быть приведена особыми обстоятельствами въ восторженное состояніе, въ коемъ д?лается независимою отъ пяти чувствъ и превыше времени и пространства, что она въ ясновид?ніи своемъ созерцаетъ въ настоящемъ и прошедшее и будущее, то все-таки этимъ еще не будетъ разр?шена загадка: какимъ образомъ являющійся намъ духъ можетъ вызвать изъ праха истл?вшую плоть свою, или облечься въ ея подобіе?

Съ другой стороны, мы видимъ, что чувства наши безпрестанно подвергаются обманамъ. Наприм?ръ: не слышимъ ли мы иногда внезапно звукъ, звонъ, свистъ, даже имя свое, между т?мъ какъ все около насъ тихо, спокойно и никто не звалъ насъ и не свисталъ? Не видимъ ли мы иногда, подъ дрему, или въ потьмахъ на яву, или забывшись и кр?пко задумавшись, такіе предметы, какихъ около насъ н?тъ? это происходитъ отъ двоякихъ причинъ: какая нибудь причина произвела волненіе, переворотъ въ крови нашей, отъ котораго посл?довали на нервы зр?нія или слуха впечатл?нія, сходныя съ д?йствіемъ зримаго предмета или слышимаго звука; тогда органъ слуха или зр?нія передаетъ впечатл?ніе это въ общее чувствилище, и сіе посл?днее бываетъ обмануто. Въ этомъ случа? д?йствіе основано на вещественной, плотской половин? нашего существа; но можетъ быть и противный случай: воображеніе съ такою живостью и уб?жденіемъ представитъ себ? какой либо звукъ или предметъ, что впечатл?нія идутъ обратнымъ порядкомъ изъ общаго чувствилища и до самыхъ орудій чувствъ, производятъ тамъ т? же перем?ны, какъ и явленія д?йствительныя, и мы опять-таки бываемъ обмануты.

Что сила воли и воображенія производитъ въ насъ вещественныя перем?ны, это доказать не мудрено, потому что мы видимъ это безпрестанно и на каждомъ шагу: вспомните только мнимо-больныхъ; кром? того каждый изъ насъ въ состояніи силою воображенія значительно участить біеніе сердца, если настроить себя умышленно, вообразивъ живо радость, гн?въ, безпокойство и пр. Также легко играть з?ницей своей, расширяя и суживая ее по произволу, если, глядя на одинъ и тотъ же предметъ, воображать поперем?нно, что напрягаешь зр?ніе для разсмотр?нія въ подробности самаго близкаго предмета.

Безспорно, что воображеніе наше сильно участвуетъ во вс?хъ вид?ніяхъ. Вотъ почему люди нервическіе, или не привыкшіе обуздывать своего воображенія бол?е д?льнымъ направленіемъ, склонны къ вид?ніямъ. Вотъ почему мракъ, или полусв?тъ, опутывая зр?ніе наше непрободаемыми тенетами, бываютъ всегдашними спутниками вид?ній. Ночная тишина, гд? каждый мал?йшій шорохъ раздается иначе и громче нежели днемъ; покой и сонъ, потемки, сумерки, одиночество, настроенное воображеніе, непріятное и непривычное положеніе челов?ка, временно лишеннаго одного изъ главн?йшихъ чувствъ

своихъ, зр?нія; наконецъ сл?дующій за напряженіями т?ла и духа приливъ крови къ мозгу и къ самымъ орудіямъ зр?нія, все это въ совокупности олицетворяетъ передъ нами безличное и неодушевленное, переноситъ картины воображенія въ окружающую насъ туманную существенность. Въ другихъ случаяхъ, мы обращаемъ грезы въ вид?нія; душа не распознаетъ, при живости впечатл?нія, минувшаго отъ настоящаго и также бываетъ обманута. Это въ особенности часто встр?чается у д?тей, прежде ч?мъ они научаются различать сонъ отъ д?йствительности; а какъ и взрослые весьма часто въ томъ или другомъ отношеніи походятъ на д?тей, то и они нер?дко поддаются тому же обману.

Если вид?нія, привид?нія, духи во плоти т?ни, призраки, живые мертвецы и пр. возможны, то многіе изъ насъ дали бы дорого за то, чтобы увид?ть ихъ и созерцать спокойнымъ духомъ. Людей, кои постоянно видятъ разныя вид?нія или призраки, называютъ духовидцами. Есть особый родъ вид?ній, по сказанію очевидцевъ, это двойники, т. е., челов?къ видитъ самого себя, и тутъ народное пов?рье наше о домовомъ, который-де иногда од?вается въ хозяйское платье, садится на его м?сто и пр., совпадаетъ съ распространеннымъ по всей Европ?, особенно с?верной, пов?рьемъ о двойник?. Иногда видятъ его также другія люди, но обыкновенно видишь его только самъ; для прочихъ онъ невидимка. Если двойника застанешь у себя въ комнат?, или вообще, если онъ предшествуетъ челов?ку, идетъ напередъ, то это означаетъ близкую кончину; если же двойникъ идетъ сл?домъ за хозяиномъ, то обыкновенно нам?ренъ только предостеречь его. Есть люди, кои, по ихъ ув?ренію, почти безпрестанно видятъ своего двойника, и уже къ этому привыкли. Этотъ непонятный для насъ обманъ чувствъ чаще встр?чается между людьми среднихъ и высшихъ сословій, ч?мъ въ простомъ народ?.

Загадочная вещь, въ царств? вид?ній, это вещественные призраки, сопровождающіе, по ув?ренію многихъ, такія явленія. Сюда принадлежатъ, наприм?ръ, трещины, кои старая, сухая деревянная утварь даетъ внезапно, въ предв?щаніе б?дствія, особенно смерти, или собственно въ то мгновеніе, когда является призракъ. Въ трещины эти, какъ въ предв?щаніе б?ды, в?рятъ почти вс? народы, и легко было бы набрать ц?лые томы росказней о подобныхъ происшествіяхъ. В?роятн?е всего, однако же, что внезапная и неожиданная трещина, иногда среди тихой и спокойной ночи, подаетъ собственно поводъ къ т?мъ разсказамъ, кои сочиняются безсознательно разгоряченнымъ воображеніемъ. Допустивъ возможность предчувствія въ животныхъ, въ томъ смысл?, какъ это было объяснено выше, мы однако же до крайности затрудняемся найти какую либо связь между усыхающимъ отъ погоды стуломъ или шкафомъ и долготою дней его хозяина. Недавно еще я вид?лъ разительный прим?ръ такой случайности: старинная мебель прошлыхъ в?ковъ, простоявъ столько времени спокойно, внезапно и безъ всякой видимой причины, начала лопаться съ ужаснымъ трескомъ. Безъ всякаго сомн?нія, воздушныя перем?ны были причиной этому явленію, и если бы наблюдать за симъ внимательно, то в?роятно это могло бы служить указаніями метеорологическими, им?ющими одну только общую и отдаленную связь съ долгол?тіемъ челов?ческаго рода.

Я вид?лъ однажды милое, желанное вид?ніе, которое не стану ближе описывать, вид?лъ очень ясно, и не мен?е того, не только теперь, но даже и въ то самое время очень хорошо понималъ, какъ это сталось, и не думалъ искать тутъ ничего сверхъестественнаго. Воображеніе до того живо представило себ? знакомый ликъ, что безсознательно олицетворило его посредствомъ обратнаго д?йствія на чувства, и очи узр?ли снаружи то, что изваялось на глубин? души…

Я еще два раза въ жизни своей вид?лъ зам?чательныя привид?нія, и оба случая стоятъ того, чтобы ихъ пересказать. Они пояснятъ н?сколько то, что сказалъ я объ этомъ предмет? вообще, то есть, что должно всякую вещь десять разъ прим?рять и одинъ разъ отр?зать!

Будучи еще студентомъ, я жилъ въ вышк? или чердак?, гд? печь стояла посреди комнаты, у проходившей тутъ изъ нижняго жилья трубы. Кровать моя была въ углу, насупротивъ двухъ небольшихъ оконъ, а у печки стоялъ полный оставъ челов?ческій – такъ, что даже и въ темную ночь я могъ вид?ть въ постели очеркъ этого остава, особенно противъ окна, на которомъ не было ни ставень, ни даже занав?ски. Просыпаюсь однажды за полночь, во время жестокой осенней бури; дождь и в?теръ хлещутъ въ окна и вся кровля трещитъ; в?теръ, попавъ видно гд? нибудь въ глухой переулокъ, завываетъ по-волчьи. Темь такая, что окна едва только отличаются отъ глухой ст?ны. Я сталъ прислушиваться, гд? завываетъ такъ жестоко в?теръ, въ труб? ли, или въ с?няхъ, и услышалъ съ чрезвычайнымъ изумленіемъ совс?мъ иное: бой маятника отъ ст?нныхъ часовъ, коихъ у меня не было и никогда не бывало. Прислушиваюсь, протираю глаза и уши, привстаю, одно и то же; кругомъ все темно, холодно, сыро, буря хлещетъ въ окно, а гд?-то въ комнат?, по направленію къ печи, м?рно ходитъ маятникъ. Одумавшись хорошенько и сообразивъ, я всталъ и началъ подходить на слухъ, медленно, шагъ за шагомъ, къ тому м?сту, гд? ходитъ маятникъ. Въ продолженіе этого перепутья, короткаго по разстоянію, но долгаго, если не по времени, то по напряженію чувствъ, я еще положительн?е уб?дился въ томъ, что слышу не во сн?, а на яву, что маятникъ ходитъ, м?рно, звонко, ровно, хотя у меня ст?нныхъ часовъ н?тъ. При едва только зам?тномъ сумеречномъ отлив? противъ оконъ, ощупью и на слухъ, дошелъ я до самой печи и стоялъ еще въ большемъ недоум?ніи, носомъ къ носу съ костякомъ своимъ, коего очеркъ мутно обозначался противъ б?лой печи. Что тутъ д?лать и какъ быть? Маятникъ явнымъ образомъ ходитъ въ скелет?; изъ него отдавались м?рные удары, но движенія незам?тно никакого. Ближе, ближе носомъ къ лицу его, чтобы разсмотр?ть въ потьмахъ такое диво, какъ оставъ мой, съ к?мъ я давно уже жилъ въ такой т?сной дружб?, внезапно плюнулъ мн? въ лицо… Невольно отшатнувшись, я обтерся рукою и удостов?рился, что все это было не воображеніе, а существенность: брызги, разлет?вшіяся по лицу, были точно мокрыя. Этимъ сл?довало бы кончить изсл?дованія, и я попросилъ бы васъ переув?рить меня, что я ошибся, что все это было не то, и не такъ! Я стоялъ, все еще сложа руки передъ постояннымъ товарищемъ, пялилъ глаза и прислушивался къ м?рнымъ ударамъ маятника, который однако же вблизи стучалъ н?сколько глуше; но подумавъ еще немного и не видя ни зги, я безотчетно протянулъ руку и погладилъ черепъ по лысин?: тогда я вздохнулъ и улыбнулся, вс? объяснилось. Въ кровл? и потолк?, подл? трубы или печи, сд?лалась небольшая течь, капля по капл?, на лысую, костяную, пустую и звонкую голову моего н?маго товарища!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать