Жанры: История, Мифы. Легенды. Эпос, Древнерусская Литература, Документальное: Прочее » Владиміръ Даль » О пов?рьяхъ, суев?ріях и предразсудкахъ русскаго народа (страница 3)


II. Знахарь и знахарка.

Знахарь и знахарка – есть нын? самое обыкновенное названіе для такихъ людей, кои слизываютъ отъ глазу, снимаютъ всякую порчу, угадываютъ о пропажахъ и проч. Колдунъ, колдунья, в?дунъ и в?дунья встр?чаются р?же, и должны уже непрем?нно знаться съ нечистой силой, тогда какъ знахарь, согласно пов?рью, можетъ ходить во страх? Божіемъ и приб?гать къ помощи креста и молитвы. Волхвъ означаетъ тоже, что колдунъ, но слово это въ народ? неупотребительно; даже о колдун? или колдунь? слышно уже бол?е въ сказкахъ; кудесники и доки м?стами тоже изв?стны, бол?е на с?вер?, и означаютъ почти тоже, что колдунъ. Ворожея, ворожка относится собственно къ гаданію разными способами, не заключаетъ въ себ? условіе чернокнижія, но и не исключаетъ его положительно, почему и говорится: я не колдунъ, да отгадчикъ – то есть, не знаясь съ б?сомъ, ум?ю отгадывать. Кром? общеизв?стныхъ способовъ гаданія на картахъ, на кофейной гущ?, на рук?, на воску, или на вылитомъ въ вод? яйц?, или топленомъ свинц?, на бобахъ – отчего родилась поговорка: б?ду на бобахъ развести, – есть также гаданія по священнымъ книгамъ, суев?ріе, выходящее нын? уже изъ употребленія. Гадаютъ также, пов?сивъ на веревочку р?шето и псалтырь, причемъ то или другое должно перевернуться, если назовутъ имя виновнаго.

Н?сколько л?тъ тому назадъ, одинъ кучеръ, подозр?вавшій товарища своего, деньщика, въ воровств?, потребовалъ, чтобы этотъ шелъ съ нимъ къ вороже?, жившей у тріумфальныхъ воротъ, по Петергофской дорог?. Пришли, ворожея еще спала; кучеръ просид?лъ съ деньщикомъ за воротами около часу, потомъ пошелъ справиться, не пора-ли? Говорятъ: можно. Онъ возвращается, зоветъ товарища – но его н?тъ, и н?тъ по сей день. Струсивъ ворожеи, при нечистой сов?сти, онъ б?жалъ и пропалъ безъ в?сти. Для такой же острастки кладутъ на столъ заряженное ружье и велятъ вс?мъ ц?ловать его въ дуло, ув?ряя, что оно вора убьетъ. Кто боится этого и виноватъ, тотъ признается, или, покрайности, откажется, подъ какимъ нибудь предлогомъ, отъ ц?лованія ружья.

Святочныя гаданья, представляющія бол?е игры – также нер?дко принимаются въ прямомъ значеніи, и суев?рные имъ в?рятъ: строятъ изъ лучинъ надъ чашкой воды мостикъ и ставятъ его подъ кровать – суженый приснится и поведетъ по мосту; кладутъ гребень подъ подушку, суженый-ряженый почешется и оставитъ волосокъ; ставятъ два прибора, въ бан?, д?вушка садится о полуночи, и суженый является ужинать; ставятъ зеркало и дв? св?чи, д?вушка сидитъ передъ нимъ и должна увид?ть суженаго; бросаютъ башмачекъ за ворота, куда ляжетъ носкомъ, туда идти д?вушк?; кормятъ курицу счетнымъ зерномъ, насыпаютъ передъ каждымъ гостемъ овесъ, пускаютъ п?туха, и къ кому онъ подойдетъ, тому идти замужъ или жениться; накрываютъ приборы, по числу гостей, и подкладываютъ разныя вещи – что кому придется; д?вушка выходитъ за вороты и спрашиваетъ имя перваго прохожаго – такъ будутъ звать жениха ея; подслушиваютъ подъ окнами – и изъ этого выводятъ заключенія; выливаютъ олово, свинецъ, воскъ, и проч.

Гаданія гороскопическія, со времени познанія истинной планетной системы и теченія міровъ, сами собой потеряли всякую ц?ну. Не отвергая связи между землею съ ея жителями и между планетами, луной и солнцемъ, – невозможно, однакоже, допустить какую либо зависимость собственно судьбы или участи каждаго изъ людей отъ взаимнаго стоянія или сосложенія земли нашей и другихъ небесныхъ т?лъ. Тутъ нельзя найти и т?ни смысла.

Обо вс?хъ поименованныхъ нами выше лицахъ, ворожеяхъ и колдунахъ, ходитъ столько чудесъ по б?лу св?ту, что они всякому изв?стны. Если какая нибудь Ленорманъ могла дурачить въ нын?шнемъ в?к? весь Парижъ, въ теченіе десятковъ л?тъ, и оставить посл? себя огромное состояніе, то н?тъ ничего мудренаго, что крестьяне наши, а иногда, можетъ быть, и какое либо иное сословіе, наклевываются на эту же удочку. Иногда обманъ чрезвычайно простъ и не мен?е того для т?хъ, до кого относится, навсегда остается загадкой. Офицеръ, будучи на съемк?, заступился за хозяина своего, у котораго ночью были украдены деньги. Весьма основательное подозр?ніе падало на Карпа, котораго, однакожь, нельзя было уличить и заставить сознаться. Офицеръ собралъ мужиковъ въ одну избу, объявивъ имъ, что у него есть волшебная стр?лка, которая во всякой толп? отыщетъ вора и прямо на него укажетъ. Заставивъ вс?хъ мужиковъ напередъ перекреститься, сложить шапки въ кучу и повернуться по солнцу, онъ разставилъ ихъ въ изб?, какъ ему нужно было, каждаго порознь, вынулъ и раскрылъ съ разными околичностями компасъ свой, разверт?лъ пальцемъ стр?лку, и потомъ далъ ей свободу; со страхомъ и ожиданіемъ мужики гляд?ли на волшебную стр?лку, которая, къ безконечному изумленію ихъ, указала прямо на Карпа, поставленнаго, какъ само собою разум?ется, на с?веръ. Карпъ едва не обмеръ, палъ въ ноги и повинился. Надобно, впрочемъ, сознаться, что изъ посвятившихъ себя этому промыслу людей, попадаются люди необыкновенные по способностямъ своимъ, и что н?которые, д?йствуя иногда чисто наугадъ, по темному, безотчетному чутью или чувству, нер?дко угадываютъ истину. Безспорно, что ложъ и обманъ гораздо чаще ими руководятъ; но сила воли, навыкъ обращать все вниманіе свое на одинъ предметъ, сосредоточивать напряженныя духовныя силы по одному направленію, можетъ быть и способность смекать, соображать и заключать мгновенно, безсознательно, какъ бы по вдохновенію – возвышаютъ людей этихъ

временно надъ толпою и даютъ имъ средство угадывать и знать бол?е обыкновеннаго. Впрочемъ, не говоря зд?сь объ уловкахъ, коими хитрые знахари, ворожеи и другіе всезнайки пользуются, – выспрашивая осторожно, окольными вопросами о томъ, о чемъ нужно гадать, узнавая о томъ же черезъ лазутчиковъ своихъ, или постороннихъ людей, – знахари вс?хъ наименованій иногда еще пользуются изв?стными имъ по преданію тайными средствами, снадобьями и зельями разнаго рода, и т?мъ производятъ мнимыя чудеса. Прим?ры этому встр?тятся ниже, гд?, по случаю разныхъ тайныхъ пов?рьевъ, кой-что будетъ объяснено. Колдуны употребляютъ, такъ говорятъ, сушеное волчье сердце, или медв?жье мясо или сало, чтобы испортить по?здъ молодыхъ, на свадьбахъ; лошади весьма естественно боятся этого духа и потому ртачатся, не идутъ; тогда вс? кланяются знахарю, дарятъ его, зовутъ на свадьбу, потчуютъ – и онъ исправляетъ б?ду, не знаю какими средствами; но см?шно и досадно вид?ть, съ какою глупою важностію такой знахарь сидитъ въ подобномъ случа?, не ломая шапки, на первомъ м?ст? свадебнаго стола. Однако такого знахаря умный гость прекрасно наказалъ за наглость и безстыдство его. Поспоривъ съ нимъ, онъ вызвался, по предложенію знахаря, выпить ковшъ наговорной воды, и исполнивъ это при вс?хъ, сказалъ: ну теперь ты выпей моей водицы, изъ того же ковша и ведра. Знахарю нельзя было отказаться, такъ какъ онъ слишком много напередъ того хвасталъ и хвалился, что ему никто ничего не можетъ сд?лать. Гость зачерпнулъ въ ковшъ воды и, отошедши въ темный уголъ нашептывать, бросилъ въ ковшъ порядочную щепоть табаку. Несчастный знахарь провалялся въ самомъ жалкомъ положеніи всю ночь на солом?, къ общему удовольствію по?зжанъ, и свадьба была отпразднована какъ нельзя лучше.

Удивительно, до какой степени сл?пая ув?ренность морочитъ людей: народъ не только в?ритъ, что знахарь портитъ свадьбу, испортивъ жениха, или изноровивъ лошадей такъ, что по?здъ не можетъ тронуться съ м?ста, или даже оборотивъ вс?хъ по?зжанъ въ собакъ или волковъ; но многіе разскажутъ вамъ, какъ очевидцы, добросов?стно и въ полномъ уб?жденіи, случай въ род? сл?дующаго: я ?халъ однажды съ работникомъ, говорилъ зажиточный крестьянинъ, за которымъ кой-что водилось. Мы случайно подъ?хали въ деревн? къ свадьб?, и онъ попросилъ меня остановиться, ув?ряя, что тутъ долженъ быть недобрый челов?къ, который хочетъ, свадьбу испорить, а потому-де его надо наказать. Только-что работникъ мой вошелъ въ избу, какъ оттуда вышелъ препоганый мужичишка и, подошедъ къ воротамъ, принялся грызть зубами столбъ. Кровь льетъ изо рта, а онъ все грызетъ; наконецъ работникъ мой вышелъ, а мужикъ взмолился ему; тогда тотъ, погрозившись на него пальцемъ, сказалъ: ну, на этотъ разъ ступай, Богъ съ тобой; да смотри, впередъ не шали. Мужикъ поклонился ему, утерся рукавомъ и пошелъ. Въ Сибири какая-то трава, прикрытъ или прикрышъ, избавляетъ молодыхъ отъ всякой порчи.

О знахаряхъ и колдунахъ говорится, что, не отказавъ никому своего ремесла, они мучатся, не могутъ умереть и даже встаютъ отъ этого посл? смерти. Надо выкопать такого мертвеца, перевернуть его ничкомъ, подр?зать пятки и вколотить между лопатокъ осиновый колъ. Если предавшійся чернокнижію не найдетъ во всякое время немедленно работы чертямъ, кои являются къ услугамъ его, то они его растерзаютъ. Не знаю, впрочемъ, справедливо ли, будто всегда предполагается у колдуна черная книга; кажется, д?ло д?лается, по народному пов?рью, и безъ книги. Общую многимъ народамъ сказку, что кудесники иногда даютъ діаволу росписку кровію своею, продавая ему душу, находимъ мы и въ Россіи, но бол?е на юг? и на запад?.

О колдунахъ народъ в?ритъ также, что они отводятъ глаза, т. е. напускаютъ такую мару или мороку, что никто не видитъ того, что есть, а вс? видятъ то, чего вовсе н?тъ. Наприм?ръ: ?дутъ мужики на торгъ и видятъ толпу, обступившую цыганъ, изъ которыхъ одинъ, какъ народъ ув?ряетъ вновь прибывшихъ, прол?заетъ насквозь бревна, во всю длину его, такъ что бревно трещитъ, а онъ л?зетъ! Вновь прибывшіе, на которыхъ не было напущено мары, стали см?яться надъ толпой, ув?ряя, что цыганъ л?зетъ подл? бревна, а не сквозь него; тогда цыганъ, оборотившись къ нимъ, сказалъ: а вы чего не видали тутъ? Поглядите лучше на возы свои, у васъ с?но-то горитъ! Мужики кинулись, с?но точно горитъ; отхватили на скорую руку лошадей, перер?завъ упряжь, а толпа надъ ними во все горло хохочетъ; оглянулись опять – возы стоятъ, какъ стояли, и не думали гор?ть.

Упомяну зд?сь еще о заговор? зм?й: мн? самому не удалось испытать этого на д?л?, но ув?ряютъ, что ясеневое дерево, кора, листъ и зола смиряютъ всякую зм?ю, лишаютъ ее возможности кусаться и даже повергаютъ въ родъ оц?пен?нія. Ясеневая тросточка, или платье, или платокъ, вымоченные въ отвар? ясеневой коры, или въ насто? золы, также в?точка этого дерева, д?йствуютъ, какъ говорятъ, на зм?ю, въ разстояніи н?сколькихъ шаговъ, и гадина подпадаетъ власти знахаря. Я вспомнилъ при этомъ, что читалъ подобное въ какомъ-то путешествіи Англичанина по Индіи: тамъ было именно сказано, что Индіецъ касался зм?и в?ткою ясени.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать