Жанр: Фэнтези » Пола Волски » Наваждение – книга 2 (страница 43)



Из столовой Стелли дочь-Цино прямиком направилась в свою комнату – бывший кабинет маркиза во Дерриваля. Войдя, она закрыла дверь, но запирать не стала, ибо никому не могло взбрести в голову нарушить ее покой. Люди безотчетно обходили стороной рабочий кабинет своего бывшего сеньора – комната сама по себе внушала страх, к тому же там хранилась жуткая коллекция препаратов, плававших в химических растворах за стеклом бутылей и банок. Даже в ту буйную ночь, когда барский дом взяли штурмом, лишь немногие нападавшие осмелились, переступить порог кабинета. Стелли, понятно, была среди этих немногих, поскольку содержимое кабинета давно вызывало у нее интерес особого рода. Она знала, что ей нужно, и легко нашла искомое, не сомневаясь, что это именно то: выстроенные в ряд на полке большие стеклянные банки с законсервированными внутренними органами явно недавнего происхождения, погруженными в прозрачную жидкость. Одна из этикеток гласила: «Человек, муж. пола; подвид – серф; от роду – двадцать лет; недоразвит, причины не установлены». Вот и все, что осталось от Зена сын-Сюбо. Если эта находка кого-нибудь и удовлетворила, так только Стелли, благо остальные о ней не узнали. Осматривая кабинет, Стелли, однако, обнаружила нечто такое, о чем никто до тех пор и не подозревал. Почерневшая от старости угловая комнатка, примыкающая к кабинету, хранила в своих стенах настоящее сокровище – тусклое древнее зеркало из серебристого полированного металла в изысканной резной раме слоновой кости работы неизвестного мастера той далекой эпохи, когда Возвышенные впервые проявили свой чародейный дар. Зеркало словно излучало чары; Стелли и сама не сумела бы ответить, как разгадала его тайну. Она знала только одно: что-то побудило ее заговорить вслух, обратиться к зеркалу с вопросом. И чудесное зеркало, почему-то настроенное на восприятие простых смертных, откликнулось. Исполнило ее просьбу, и даже более того. Она и думать не смела, что получит такое преимущество перед своими собратьями-серфами. Откуда ей было знать, что в их глазах она может заменить собою Возвышенных? Но зеркало наделило ее невероятным могуществом, и с его помощью она, будучи женщиной и всего двадцати четырех лет от роду, не только вошла в Совет Экспроприационистов, но заставила всех остальных уважать себя. Они ловили каждое ее слово, хотя не имели привычки слушать других. Они почитали ее и во всем ей подчинялись. Просто-напросто боялись ее. А ей это нравилось. Власть опьяняла ее.

Стелли прошла в угловую комнатку, опустилась на колени, извлекла зеркало и поставила перед собой.

– Покажи мне брата, – приказала она и, как всегда, опасаясь, что ее неверно поймут, уточнила: – Покажи, чем в эту самую минуту занят Дреф сын-Цино.

Иной раз приказ не срабатывал, и зеркало, непонятно почему, не показывало то, о чем она просила. А иной раз, напротив, показывало – что тоже было непонятно. Показало и теперь. Тусклая поверхность пошла волнами и прояснилась. Туман рассеялся, и Стелли узрела высокого худого мужчину, который спешил по грязному полю. Она узнала местность – старый дуб вдалеке и еще

две-три знакомые приметы. Мужчина явно направлялся не к тракту. Стелли удовлетворенно кивнула.

Он спустился к роще в низине, где проходила южная граница угодий во Дерривалей. Там его встретила светловолосая женщина.

– Покажи ближе, – приказала Стелли, и зеркало почему-то снова повиновалось. Она ясно разглядела эту женщину – огромные глаза, белокурые локоны, лицо сужается к подбородку. Дочь покойного маркиза! Стелли снова удовлетворенно кивнула. Открытие это, как ни странно, ее не удивило. Дреф всегда чересчур много воображал о себе, пусть ни перед кем в этом не признавался, даже перед самим собой. Он всегда стремился возвыситься – за чужой счет. Ему наплевать на народ. Он даже не убежденный республиканец и уж тем более не экспроприационист. На самом деле он элитист, враг народа, и его надлежит разоблачить.

Она продолжала смотреть. Дреф и маркизова дочка – уголовная преступница пс определению, потому как уродилась Возвышенной, – вышли из рощи и полями направились к поросшим лесом холмам. День убывал, приближались сумерки. Однако магическое устройство зеркала в оправе слоновой кости нарушало законы природы, и Стелли ясно видела, как ее братец и бывшая молодая госпожа дошли до крутой узкой тропинки, которая заросла травой и кустарником, и стали подниматься по ней, причем дорогу показывала она. Они добрались до высохшего каменистого русла, где когда-то стекал поток, и дальше по этому руслу до маленькой ровной площадки, по другую сторону которой вздымалась отвесная гранитная скала выше ста футов. Тут бы им и остановиться. Но нет. На глазах у Стелли спутница ее брата уверенно подошла к старому замшелому пню, где между корней лежал плоский камень. Под камнем оказалась выемка, а в ней – рычаг, который дочь маркиза несколько раз повернула в разные стороны. Несомненно, условный знак, – зеркало позволило разглядеть все до мельчайших подробностей. После этого Дреф и его подружка опустились на землю. Через несколько минут скала шевельнулась и начала испускать слабое свечение – днем бы его никто не заметил. Стелли впилась взглядом в зеркало. Скала задрожала и начала оплывать, как лава. Свечение усилилось, что-то вспыхнуло, и из скалы выступил эдакий стареющий мотылек во всем сером: мастер Кинц во Дерриваль собственной персоной, почти не изменившийся с того времени, как его видели в последний раз. Племянница обнялась с дядюшкой. Они что-то сказали друг другу – зеркало не воспроизводило звуков, – и Дреф и старик Возвышенный обменялись рукопожатием. Затем они еще о чем-то поговорили, и мастер Кинц попел гостей прямо в скалу; все трое, казалось, ступили в гранит да в нем и исчезли. Тут зеркало погасло, словно потеряв из виду Дрефа и его спутницу.

Стелли глядела еще две или три минуты.

– Спасибо, братец, – произнесла она наконец мертвым голосом. – Спасибо. – И дернула сонетку, призывая посыльного.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать