Жанр: Остросюжетные Любовные Романы » Шеннон Дрейк » Таинственный свет луны (страница 10)


Короче говоря, Джо Дэниэлс, прирожденный полицейский и крутой парень, как нельзя лучше подходил такому «крутому» в смысле преступности городу, как Новый Орлеан.

— Ну, выкладывай, — сказал Джо, увидев Шона. — С чем пришел, что имеешь и чего у тебя нет.

— Не имеешь, а имеем, — с ухмылкой уточнил Шон, усаживаясь в кресло напротив капитана. — А имеем мы, насколько я понимаю, кошмарного серийного убийцу. Но вот чего у нас нет, так это улик. Судя по повреждениям, обнаруженным на трупах, орудует приверженец какого-то культа или человек с серьезными психическими отклонениями.

— Ясно. О трупе на кладбище я уже наслышан. Скажи лучше, что новенького.

Шон рассказал о втором убийстве и поделился впечатлениями от посещения морга. Джо слушал его нахмурившись и изредка делал пометки в блокноте. Узнав о появлении очередного серийного убийцы, Джо всякий раз впадал в мрачное расположение духа, поскольку считал эту разновидность преступников худшей болью в заднице, какая только может быть у полицейского. Наконец он предложил Шону возглавить оперативную группу по поимке убийцы.

— Ты не говоришь «серийный убийца», и я тоже держу рот на замке, — заметил Джо, когда Шон поднялся. — А теперь беги, выручай своего напарника. Похоже, журналюги его уже доедают.

Шон устремился в зал для конференций, где Джек храбро отбивался от нападок представителей городской прессы. Он вошел в зал в тот самый момент, когда Джек под воздействием обрушившейся на полицию критики уже начал сдавать и выказывал признаки нервного срыва.

Шон, заметив, что напарнику приходится туго, сразу же взял инициативу в свои руки.

— Леди и джентльмены, — возгласил он, — пока конкретных подозреваемых у полиции нет, но отдел у нас отличный, а эксперты первоклассные. Поэтому мы не сомневаемся, что скоро задержим убийцу. Джек уже рассказал вам обо всем, что нам известно по этому делу, и добавить мне нечего. Если у нас появится новая информация, мы обязательно сообщим ее вам. Между тем…

— Что предпринимает полиция, чтобы защитить нас? — крикнула молодая женщина-репортер.

— Все, что в ее силах, мадам, абсолютно все. Мы удвоили количество патрулей и запросили себе в помощь национальную гвардию. При всем том, леди и джентльмены, следует иметь в виду, что Новый Орлеан — город большой и возлагать надежды только на полицию неразумно. Соблюдайте и сами меры предосторожности: не ходите по темным аллеям, не возвращайтесь поздно домой, не гуляйте в одиночестве. Главное же — избегайте общения с незнакомыми людьми.

— Отлично сказано: избегайте общения с незнакомцами! И это в городе, где полно туристов! — гаркнул пожилой репортер из «Нью-Орлеан таймс». — Но как быть обслуживающему персоналу ресторанов и гостиниц? Как им прикажете избегать общения с незнакомцами?

— Я порекомендовал бы им шевелить мозгами и подключить к делу профессиональное чутье и знание человеческой природы. Если кто-то из них заметит подозрительного человека, пусть держится от него подальше и сразу же вызывает полицейский патруль. Это, кстати, относится ко всем. На этом мы заканчиваем, леди и джентльмены, и спасибо за то, что пришли.

Шон подхватил Джека под локоть и вывел его из зала. У них за спиной сразу же появился полицейский в форме и стал сдерживать толпу, давая детективам возможность улизнуть.

Пока Шон и Джек шли по коридору, Шон сказал, что журналисты напоминают ему стаю львов, которых напустили на первых христиан. Христианами в данном случае были, разумеется, они с Джеком.

— Оказывается, быть твоим напарником небезопасно. — Джек привалился спиной к двери отдела по расследованию убийств. — Ну-с, что нас ждет дальше?

— Дальше? — ухмыльнулся Шон. — Да ничего особенного. Сейчас я проинструктирую ребят, которые выходят в ночь, где-нибудь перекушу, а потом поеду домой.

— Рад слышать, что у тебя есть обыкновенные человеческие слабости. Оказывается, вечером ты обедаешь, а ночью — сладко спишь.

— Ну, я бы не сказал, что обедаю — в том смысле, как ты это понимаешь. Что же до сна, то выспаться мне удается редко. В темное время суток надо держать ухо востро — особенно сейчас. Черт, я бы на все согласился, лишь бы продвинуться в этом деле хоть на шаг!

Джек широко улыбнулся.

— В таком случае я знаю, как тебе надо поступить.

— И как же?

— Ты знаешь офицера Майка Остина?

Шон кивнул. Кто не знал Остина, здоровенного детину в шесть футов четыре дюйма ростом? В прошлом он был довольно известным футболистом, но из-за травмы ноги ему пришлось уйти из большого спорта. По счастью, Остину всегда хотелось стать полицейским. Он поступил в академию, окончил ее и пришел служить к капитану Дэниэлсу.

— Ясное дело, знаю.

— Отлично. Нам необходимо встретиться с ним в джаз-клубе.

— В джаз-клубе?

— Ну да. Есть такое заведение. Люди ходят туда, чтобы немного выпить и послушать хорошую музыку.

— Джек, меньше всего мне хотелось бы…

— У Остина назначена там встреча с потрясающе красивой приемщицей, которая работает в «Монтгомери энтерпрайзис». Разве нам не надо досконально все разузнать о служащих этой фирмы?

Шон расхохотался.

— Между прочим, я люблю джаз. Но с тех пор как я в последний раз слушал хорошую музыку, прошло черт знает сколько времени.

Джек был доволен напарником.

Шон весь день прикрывал его. Даже спас его на пресс-конференции, когда вопли в зале достигли апогея и на Джека один за другим посыпались саркастические и желчные вопросы.

Джек понял, что у него появился шанс отплатить Шону добром за добро.

— Сейчас я поеду домой и переоденусь, — сказал он. — А ты проводи пока

инструктаж, но помни: мы с Майком будем тебя ждать. Договорились?

— Договорились! Через час буду на Бурбон-стрит, — бросил Шон и направился в комнату оперативников.

Джек проследил за ним взглядом и ухмыльнулся.

Вечер обещал компенсировать не слишком удачно сложившийся день.


Это произошло в Париже. Вскоре после того, как она впервые вкусила крови, судьба свела ее с Люсьеном.

Он представил ей свод правил.

Магдалена так и не поняла, что произошло в ту ночь. Она думала, что это сон. Это и в самом деле был сон — кошмарное видение, страшнее которого ничего нельзя было представить.

Магдалена приехала в Париж по воле отца. После того, что случилось с ней и Аленом, Джейсону оставалось одно: поскорее отослать дочь во Францию.

Поскольку Магдалена впервые оказалась одна в незнакомом большом городе, она спала неспокойно и к ней приходили видения.

В том числе кошмарные.

Ей вдруг показалось, что пол в ее спальне содрогнулся, ставни распахнулись и в окно ворвался порыв ветра. Вслед за тем тьма вокруг нее сгустилась, а потом ветер подхватил ее с постели и куда-то понес. Магдалена летела среди ночной тьмы вне времени и пространства.

Потом неожиданно пришло ощущение покоя. Тьма постепенно рассеялась, и Магдалена почувствовала, как неведомая сила оставила ее. Она медленно опустилась на что-то мягкое и пушистое.

Открыв глаза, Магдалена поняла, что находится в просторной полутемной комнате и лежит на ковре рядом с огромным камином, в котором жарко пылает огонь. У стены стояла громадная резная кровать, затянутая черным атласным пологом, и маленький умывальный столик с тазиком, кувшином и другими туалетными принадлежностями.

Прямо перед пылающим камином располагалось большое деревянное кресло, к спинке которого были прикреплены черные, вырезанные из эбонита крылья. В кресле сидел высокий широкоплечий человек с королевской осанкой и гордо вздернутым подбородком. У него были длинные, до плеч, темные волосы и продолговатое лицо с резкими и правильными чертами. Алый отблеск пламени ложился на лицо этого человека, придавая ему мрачный, даже устрашающий вид.

Поначалу, поскольку в комнате царил полумрак, Магдалене показалось, что глаза у него темно-карие, почти черные — как у креола.

Но это было не так.

Они были того же цвета, что и алые языки пламени, полыхавшего в камине.

Магдалена уселась на ковре и устремила глаза на незнакомца, стараясь достойно ответить на его немигающий взгляд.

При этом она убеждала себя, что бояться нечего и это всего лишь сон.

Но нет, это был не сон, а ночной кошмар, в котором Магдалена перенеслась в ад и предстала чуть ли не перед самим дьяволом!

Человек поднялся, и она увидела, что он облачен в черную, распахнутую на груди рубаху, черные узкие штаны и в сапоги с отворотами. У него не было ни бороды, ни усов, и Магдалена явственно видела его полные чувственные губы, изогнутые в насмешливой улыбке.

Незнакомец в черном медленно обошел вокруг ковра, на котором она сидела. Магдалена явно интересовала его.

— Вы очень хороши, мадемуазель, — сказал он низким, рокочущим голосом, — прямо-таки писаная красавица. Я знал, что вы красивы — Ален прожужжал мне об этом все уши, — но действительность превзошла ожидания. Увы, теперь Ален мертв, а вы стали одной из нас и, кроме того, вынашиваете дитя. И это безмерно радует меня. Ваш отец правильно сделал, отослав вас в Париж. Он умный человек. Да и вы, кажется, неглупая женщина. Как видите, — добавил он, — я многое знаю и о вас, и о вашей семье. Ну а вы? Известно ли вам, кто я?

— Неужто сам дьявол? — содрогнувшись всем телом, спросила Магдалена.

Он от души рассмеялся — ее предположение сильно позабавило его.

— Меня зовут Люсьен.

— Дьявол!

Он покачал головой и самодовольно улыбнулся:

— Мое полное имя — Люсьен де Во.

— Это одно из имен дьявола?

Люсьен остановился перед Магдаленой, схватил ез за плечи и заставил подняться. Она попыталась оказать ему сопротивление, но тщетно. Ей еще никогда не приходилось сталкиваться с такой невероятной силой.

— Ну что вы заладили — дьявол, дьявол?.. — иронически осведомился он. — Я царь. Ваш и всех существ вроде вас, которые предпочитают темноту дневному свету.

Магдалена покачала головой:

— Никакой вы не царь. Вы призрак из кошмарного сна. И потом — что значит «существа вроде вас»? Прежде всего я человек!

Люсьен снова расхохотался — да так громко, что от раскатов его смеха содрогнулись стены мрачной, полутемной комнаты. Почувствовав безмерную силу этого человека, она задрожала от ужаса.

— Конечно, вы отрицаете свою принадлежность к силам тьмы. Ведь вы смиренны и невинны — не так ли? Но что я говорю! Совсем забыл, что вы не так уж невинны. Был один глупец, в которого вы влюбились. Бедняга Ален! Он верил в старинную легенду, утверждавшую, что любовь поможет грешнику спасти свою душу! Увы! Ваш папаша убил его. И тоже во имя любви. Так что Алену не удалось довести эксперимент до конца, — продолжал Люсьен, и Магдалена чувствовала, что он безмерно доволен собой. — Но оставим эту щекотливую тему. Главное, что вы теперь с нами и одна из нас. Вы моя новая подданная.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать