Жанр: Остросюжетные Любовные Романы » Шеннон Дрейк » Таинственный свет луны (страница 25)


— Сам виноват. Нечего было промышлять на ее территории. Что же до твоих ран, то они со временем заживут, — Стало быть, ты не отдашь мне Мэг на суд и расправу? Думаешь, если ты царь, тебе все позволено? — не сдавался Аарон.

— Да, — с мрачным огнем во взоре заявил Люсьен. — Я царь и поступаю так, как считаю нужным. А если ты будешь настаивать, я уничтожу тебя. У меня есть для этого сила и власть.

Аарон, злобно сверкнув глазами, посмотрел на Мэг.

— Я еще доберусь до тебя, Мэг. Люсьен не всегда будет с тобой. Со временем я стану сильнее, чем он, и тогда снова явлюсь и заявлю о своих правах.

— Не зли меня, Аарон. Лучше отправляйся в Европу. Сейчас на Лазурном берегу карнавал, и там собирается много наших. Проваливай, пока я не разгневался! Я не отдаю распоряжений дважды!

Аарон зашипел и, взвихрив вокруг себя воздух, исчез.

Люсьен снова протянул руку Мэг, по-прежнему стоявшей на коленях возле тела Шона Кеннеди.

— Мне жаль, что так получилось, девочка. Но к чему проливать слезы над смертным? Пойдем со мной: я утешу тебя.

— Нет! — Мэг покачала головой. — Я останусь с ним.

Мэг ненавидела Аарона, но к Люсьену ненависти не испытывала. Во-первых, он защитил ее от Аарона, а во-вторых, проявил мудрость: зная о связи Мэг с Шоном Кеннеди, позволил ей самой урегулировать свои отношения со смертным существом, которого она не пожелала превратить в подобного себе, хотя и обладала такой властью.

— Глупышка! Его уже не воскресить. — Люсьен все больше терял терпение. — Я заменю его тебе, поскольку со мной не сравнится ни один смертный.

— Ты так и не понял, что такое любовь, Люсьен!

— Все толкуешь о любви? Но при этом не замечаешь, что играешь с огнем. — Голос Люсьена звучал все более грозно. — Не забывай, что я твой царь и повелитель. Я знаю все правила и слежу за тем, чтобы их соблюдали. Кстати, ты нанесла раны Картеру, и по закону я должен был бы отдать тебя ему. Я сделал для тебя исключение, но не надейся, что так будет продолжаться вечно!

Поднялся ветер, и Люсьен, обратившись в черный смерч, с пронзительным свистом улетел.

В воздухе пахло кровью, железом и порохом. Мэг осталась одна на поле боя со своим умершим возлюбленным.

Аарон Картер исчез, и ожидать его появления в ближайшее время не приходилось.

Исчез и Люсьен. Он защитил Мэг, но теперь она не знала, придет ли он ей когда-нибудь на помощь. Но это уже не имело для нее значения. Ничто на свете не имело для Мэг значения, поскольку ее любимый Шон умер.

Глава 7

Третье тело нашли в четверг. Пьер установил, что несчастная умерла примерно неделю назад, а раз так, значит, убийца устроил себе трехдневное пиршество — убийства следовали одно за другим и приходились на среду, четверг и пятницу.

— В ночи, предшествующие полнолунию, и в ночь полнолуния, — уточнил с мрачным видом Пьер. Шон кивнул: он хорошо помнил эти ночи — тогда стоявшая над городом и заливом луна имела зловещий, кроваво-красный оттенок.

На этот раз жертву нашли в заливе. Вода и морские обитатели завершили работу убийцы, и то, что предстало перед глазами полицейских, трудно было даже назвать человеческими останками.

Торс был обнаружен утром.

Голова — после полудня.

Другие части тела женщины так и не нашли, и вероятность того, что они будут найдены, практически равнялась нулю. Жестокость, с какой убийца расправлялся со своими жертвами, по-прежнему наводила на мысли о Джеке Потрошителе.

Хотя лицо женщины распухло и было обглодано раками и рыбами, Джек поехал вместе с Шоном и Пьером в морг. Он продержался десять минут, поэтому Шон и Пьер решили, что Джек делает успехи.

Пьер высказал мысль, что, судя по повреждениям на шее, голова у женщины отрезана точно так же, как и у предыдущих жертв неизвестного убийцы. Тут вернулся бледный как полотно Джек. Он сильно страдал, однако мужественно стоял рядом с останками, пока Пьер перечислял все повреждения.

— Ну, парни, у нас определенно завелся бешеный шизик, — пробормотал Джек.

— Чистейшей воды маньяк, — подтвердил Пьер, — но эта информация, разумеется, не для широкой публики.

Шон устало кивнул. Хотя их группу расширили и ввели в ее состав двух специалистов из ФБР, результат по-прежнему оставался нулевым. За какую бы ниточку ни тянули полицейские, пытаясь распутать дело, она или обрывалась, или заводила в тупик.

Даже версия Джека о причастности к этому делу Мэгги Монтгомери оказалась несостоятельной. Агенты ФБР допросили и Мэгги, и всех ее сотрудников, даже проверили их на детекторе лжи и наконец убрались восвояси, уверенные, что на фирме «Магдалена» никто ничего не знает.

Когда же был обнаружен третий труп, перестала просматриваться даже пунктирная связь между фирмой «Магдалена» и этим делом. Личность убитой установили довольно быстро: это была проститутка, мать малолетнего ребенка. Об исчезновении проститутки заявила присматривавшая за ее ребенком соседка. Бесси не была дешевой шлюхой, и клиентуру ей подбирали — но кто именно, соседка не знала, зато точно знала, что Бесси меньше ста долларов за свидание не брала.

— Ну-с, какие будут еще вопросы? — спросил Пьер.

— Вопросов не будет, зато есть просьба — прикрой ее, пожалуйста, — попросил Шон.

Потом они с Пьером затеяли разговор о том, что неплохо было бы сравнить образцы спермы, обнаруженной в организмах Бесси и Джейн Доу. Несмотря на многочасовое пребывание тела Бесси в воде, не исключалось, что образчик спермы ее клиента получить все-таки удастся.

Пока Пьер закрывал труп и закатывал его в холодильник, Шон обратился к Джеку:

— Передай нашим парням, чтобы сегодня мы работаем на улице. Мне нужны имена и адреса всех сводней и сутенеров во Французском квартале, а также сведения о типах, приглашающих девиц. Главное же, скажи ребятам, чтобы держали языки за зубами и, если уж им придется разговаривать с журналистами, взвешивали каждое слово. Все понятно?

— Въехал, — отозвался Джек, радуясь возможности поскорее унести ноги из морга. — А сам-то ты сейчас что будешь делать?

— Расспрошу соседку убитой — вдруг всплывет какая-нибудь мелочь, на которую при первом допросе не обратили внимания? А покончив с соседкой, отправлюсь вылавливать по притонам торговцев женским мясом.

— Постарайся заодно развлечься! — в один голос сказали Пьер и Джек.

— Я уж своего не упущу!


Соседка Бесси, миниатюрная брюнетка со свежим личиком, сообщила, что «подвизается в торговле». Она вполне искренне горевала по Бесси. Шон тоже проникся сочувствием к бедной усопшей — особенно когда познакомился с ее четырехлетним сыном. Малыш дрожащим голосом сказал, что его «мамочка ушла на небеса и находится теперь рядом с Боженькой».

Усадив мальчика в соседней комнате смотреть по видику мультфильмы, Джейн Монтень

закурила и обратилась к Шону:

— Господь свидетель, я бы с радостью помогла вам отыскать убийцу. Разве можно творить такое с людьми? Бедняжка Айзек остался совсем один. Бесси так любила его… Все копила деньги — хотела переехать в другой город и начать новую жизнь. Кое-кто назвал бы ее аморальной, но я в жизни не встречала женщины, которая так заботилась бы о своем ребенке.

— Я, мисс Монтень, Бесси не знал, но в любом случае не осуждаю ее. Многие в этой жизни занимаются не тем делом, каким хотели бы.

От этих слов Дженни слегка воспрянула.

— Я решила оставить Айзека у себя.

— Если понадобится помощь, звоните.

— Ловлю вас на слове, — сказала Дженни.

Шон откинулся на спинку стула.

— Я не в силах уже ничем помочь Бесси, но зато могу помочь ее сыну. Я могу также помочь другим девушкам — обезопасить их от этого ужасного типа, но у меня, как на зло, нет ни одной зацепки. Может, вы знаете хоть что-нибудь — пусть даже самую малость, которая дала бы мне возможность напасть на след этого ублюдка?

Дженни, подумав, покачала головой:

— Вроде был у нее какой-то сутенер… но это все, что я знаю. Мне даже неизвестно, где она встречалась с клиентами. Бесси просто звонила мне и говорила, что будет поздно, и просила позаботиться об Айзеке. Я соглашалась: Айзек мне всегда нравился. В тот вечер она тоже мне позвонила, но к назначенному времени домой не пришла. И я сразу поняла: что-то случилось. Просто так она бы ребенка не оставила.

Шон кивнул.

— Вам никто не звонил — не спрашивал о Бесси или о ее сыне?

— Никто.

Шон вытащил из портмоне визитную карточку и подал Дженни.

— Если вспомните что-нибудь, обязательно позвоните мне. Здесь два номера: один — служебный, второй — домашний. Ниже указан номер пейджера. Если не застанете меня по этим двум телефонам, отправьте сообщение на пейджер.

— Я все сделаю.

— Заранее благодарен. — Шон поднялся, но тут Дженни вскрикнула:

— Подождите!

— Что такое?

— Кажется, я кое-что вспомнила. Не знаю только, важно это или нет.

— Говорите все, что знаете…

— Насчет сутенера я ошиблась. По-моему, Бесси поставляла клиентуру какая-то женщина. Владелица ресторана.

Сердце у Шона застучало: это уже кое-что. Наконец-то!

— Почему вы так решили?

— Как-то раз, попросив меня посидеть с Айзеком, Бесси упомянула о человеке, поставлявшем ей клиентов, в женском роде — сказала «она». А еще Бесси заметила, что когда звонила «ей» на Принс-стрит, чтобы условиться о времени встречи, было плохо слышно, поскольку все время звенела посуда.

Шон кивнул:

— Очень хорошо, мисс Монтень, что вы об этом вспомнили. Я готов вас за это расцеловать.

Он взял Дженни за плечи, притянул к себе и прикоснулся губами к ее лбу.

Дженни вспыхнула: внимание такого красивого мужчины, как Шон, ей польстило.

— Большое спасибо, мисс Монтень.

— Значит, то, что я сказала, важно?

— Да. Я представлю вас к Почетной медали конгресса.

Шон торопливо сбежал к машине и оттуда радировал Джеку.

У Джека было неважное настроение. Количество сутенеров, задержанных и допрошенных членами спецгруппы, превысило все ожидания.

— Они, как вши, кишат, Шон.

— Плюнь, не обращай внимания. Поезжай лучше на Принс-стрит и арестуй хозяйку креольского ресторанчика Мамми Джонсон.

— Ладно. Только мне нужен для этого повод.

— Скажешь, что берешь ее за соучастие в убийстве. Она как такое услышит, сразу разговорится.

— Это подойдет.

Через полчаса Мамми Джонсон, высокая величественная смуглая креолка, уже сидела в комнате оперативников. Там же находились Шон, Джек и Джин Элфин, одна из двух женщин, входивших в состав спецгруппы.

Хотя Мамми держалась важно и уверенно, заговорила она сразу — так что на нее и давить не пришлось. Она знала, что ее сомнительные, с точки зрения «этих» копов, делишки не волнуют их: сводники интересовали убойный отдел только как свидетели.

— Бесси Жиро была моей подругой, — заявила Мамми. — Я знала, что Бесси нужны деньги, и старалась подыскать ей клиентов поприличнее.

— Итак, вы договорились с неким джентльменом, что Бесси встретится с ним вечером в пятницу? — спросил Шон.

— Верно.

— И кто же был этот джентльмен?

— Высокий, интересный, с культурной речью. Раньше я его никогда не видела. Он пришел ко мне в ресторан в отлично сшитом летнем костюме и заказал самое дорогое, что у меня было, — лобстера в пряном соусе и натуральный бифштекс на углях со спаржей. Кроме того, он попросил вино чуть ли не столетней выдержки. Ну, мы и разговорились. Он спросил, нет ли у меня охоты с ним встретиться. Я сразу поняла, о какой встрече он толкует, и едва не согласилась — уж такой он был холеный и ухоженный и так приятно от него пахло. Потом, правда, я сообразила, что пятница — самый занятой у меня день, когда мой ресторан делает половину выручки за неделю. Ну, я и сказала ему, что хотя сама с ним не пойду, на примете у меня есть хорошие девушки, которые с удовольствием скрасят ему вечерок. Он согласился. Тогда я назвала ему место и время.

В комнату вошла Джин с кофе, который потребовала Мамми.

— Значит, вы знаете, где они встретились? — спросил Шон.

— Конечно. В восьмом номере гостиницы «Голубая лагуна». Через два квартала от моего ресторана, в самом конце Принс-стрит. — Мамми глотнула кофе и поморщилась: — Вам, лейтенант, надо сделать своей помощнице внушение. Что за дрянной кофе она варит?

Джин не ожидала этого. Кофе она не варила, а нацедила его из стоявшего в коридоре автомата.

Шон подмигнул девушке: видала, мол, какие у нас бывают привередливые посетители! — после чего вновь переключил внимание на Мамми.

— У нас участок, а не ресторан, Мамми, поэтому жалобы на кофе я не принимаю. Зато предложу вам вот что: сейчас мы с вами отправимся к художнику, и он по вашему описанию нарисует портрет того самого ухоженного джентльмена, который… хм… встречался с Бесси. Как вы на это смотрите? После того как он закончит работу, я напою вас лучшим кофе в городе или чем-нибудь покрепче — это уж по вашему выбору.

— Очень мило с вашей стороны, лейтенант. Я согласна.

— Джек, — обратился Шон к напарнику, — быстро оперативную группу в «Голубую лагуну». А вы, Мамми, пойдете со мной, — сказал он свидетельнице.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать