Жанр: Остросюжетные Любовные Романы » Шеннон Дрейк » Таинственный свет луны (страница 50)


— Эх, Мэгги, Мэгги, моя прелестная Магдалена! Ты уже забыла, как все мы действовали до того, как появились банки крови? Разве ты не помнишь, что такое истязающий тебя голод, когда ты готов вонзить зубы в шею любому человеку — независимо от того, хорош он или плох. Ты прекрасно помнишь, как убивала, хотя тебе, разумеется, хотелось бы об этом забыть.

— Да, конечно. В мире существуют войны, страсть, ненависть, наконец… Но такой холодной ярости и жестокости, как у Аарона, нет, по-моему, ни у кого. Люсьен, прошу тебя: расправься с ним…

Он присел на угол ее стола, пригладил свои иссиня-черные волосы и печально улыбнулся:

— Все еще считаешь меня волшебником, которому достаточно щелкнуть в воздухе пальцами, чтобы зло исчезло? А ведь я теперь даже не твой любовник. И все равно мне жаль, что я не могу помочь тебе и уничтожить Аарона. И ты убить его не можешь. Но тем не менее…

— Что «тем не менее»?

— Дело в том, Мэгги, что мы не небожители, а существа, поддерживающие баланс с силами земли. Поэтому убиваем мы, а бывает, что убивают и нас. Вот почему мы, вампиры, никогда не выступаем против себе подобных. У нас довольно врагов и на земле.

— Ну и что ты хочешь всем этим сказать?

— Хотя мы не можем убить Аарона, из этого вовсе не следует, что его нельзя убить вообще. Кол, который пронзит ему сердце, исполнит эту миссию с гарантией. Честно говоря, я не знаю, кто сотворил Аарона, поскольку его создатель в скором времени исчез с лица земли. Думаю, впрочем, что он такой же выходец из здешних краев, как и ты. Уж больно комфортно Аарон себя чувствует. А значит, у него где-нибудь здесь есть лежбище. Если только подкараулить Аарона в тот момент, когда он спит, то…

У Мэгги заколотилось сердце.

Вот оно! Верное средство избавиться от Аарона Картера, а для этого необходимо провести кое-какую исследовательскую работу. Она прикрыла глаза и стала вспоминать.

Кажется, он как-то упоминал о своем дальнем родстве с Уинами. Во всяком случае, они принимали его. Аарон даже ухаживал за Лили, а потом… потом она умерла и переродилась. Мэгги ничего не слышала о Лили Уин уже много лет. Зато отлично знала о спятившем полковнике Элии Уине, убивавшем собственных раненых солдат, мстя им всем сразу за надругательство, которому подверглась его дочь.

— Люсьен…

— Ты не должна его убивать, помни об этом.

Она покачала головой:

— Аарон Картер представляет силы зла, которые превыше всех нас. Но я избавлю мир от него — так или иначе. И если тебе, Люсьен, придется осудить меня за этот акт — что ж, пусть будет так.

— Мэгги, Мэгги… что ты говоришь? Вампиру не пристало становиться мучеником за человечество!

Мэгги редко видела Люсьена нежным. Страстным — да, самоуверенным, насмешливым — сколько угодно. Но нежным? Пожалуй, это было новое проявление его натуры.

Он обнял ее за плечи и поцеловал в лоб.

— Это я для тебя так стараюсь, — нежно сказал он.

И в следующее мгновение исчез.

Глава 16

Когда Пьера повезли из морга в госпиталь, чтобы освидетельствовать его физическое состояние после падения, он пошутил, что «обычно все происходит совсем наоборот».

Ему не давал покоя вопрос, как тому человеку удалось с такой легкостью отшвырнуть его так, что он чуть ли не перелетел через весь зал.

— И как, интересно знать, этот ублюдок проник в морг? — то и дело спрашивал Пьер. Ответа на этот вопрос тоже никто дать не мог.

Когда Пьера отвезли в госпиталь, Шон приказал Джеку и другим полицейским, которые осматривали место происшествия, побыстрее вернуться в штаб-квартиру убойного отдела.

Шон вошел к себе в офис спокойно и уверенно, повесил на гвоздь фуражку и поблагодарил Джин за приготовленный для него кофе. Всем своим видом он старался показать подчиненным, что ничего необычного не случилось и все идет как положено.

Потягивая кофе, Шон повернулся и вдруг увидел рядом с собой Люсьена.

— Добрый вечер, — сказал де Во, удобно расположившись в кожаном кресле.

Шон опустился в свое крутящееся кресло за столом.

— Признаться, ваше появление удивило меня.

Люсьен пожал плечами и с привычной изящной небрежностью положил ногу на ногу.

— Так уж вышло. Извините.

— Я рад, что вы к нам пришли. Мы, между прочим, вас разыскивали — вы, надеюсь, в курсе?

Люсьен очаровательно улыбнулся и, положив на стол Шона руки, наклонился поближе к нему:

— Она вам уже сказала?

— Что?

— Кто она такая.

— Не имею представления, о чем вы говорите.

— Врете вы все, — бросил Люсьен. — Но это в порядке вещей. Мы редко рассказываем о себе правду — закон самосохранения, знаете ли. К тому же, если какая информация от нас и просачивается, люди не умеют правильно обрабатывать и использовать ее.

— Можете это доказать? — саркастически усмехнулся Шон.

— Могу, если вы согласитесь воспользоваться моей помощью… — начал Люсьен.

— Конечно, я весь внимание.

Улыбка Люсьена стала еще шире.

— Уверен, вам захочется чертовски много узнать от меня. Но я не буду говорить о прошлом. Это ни к чему.

— Потому что с прошлым покончено?

Люсьен кивнул:

— Да, покончено. В том-то и состоит главная прелесть — вы любите ее. А я думаю, что она любит вас.

— А как вы? Любите вы ее еще или уже нет?

Люсьен негромко рассмеялся.

— Люблю ли я ее? Что ж, возможно, люблю. Но теперь это не имеет значения. Сейчас я ее истинный друг.

— А вы, случайно, не спите вместе?

— Мы не спали вместе уже очень много лет.

— Что значит «очень много лет»?

— Многие десятилетия, старина.

Все это походило на черный юмор.

— Простите, но я вам не верю.

— Думаю все-таки, что верите, только притворяетесь, продолжаете играть в игры с так называемым здравым смыслом. Кстати, что-то вы сегодня выглядите не лучшим образом, лейтенант. Еще одно столкновение с Аароном? Как бы мне открыть вам глаза? Ага! Недавно полиция обнаружила части тела некоего Рутгера Леона.

У Шона от удивления чуть не вылезли на лоб глаза: эта новость еще нигде, тем более в прессе, не проходила. Все заголовки газет были посвящены нападению на Мамми Джонсон.

— И как там у него с частями тела, у этого Рутгера Леона?

— У него все отлично. Уж кому знать, как не мне. Ведь это я его прикончил, а потом разделал под орех.

— Вы?!

— Я был очень голоден, сознаюсь. Мэгги вам, наверное, говорила, что у нас есть своего рода светское общество, члены которого пытаются питаться кровью теплокровных животных и даже обращаются в Красный Крест за помощью, но я к таким не отношусь и утоляю голод кровью негодяев и злодеев. Ночью Рутгер проник в госпиталь, чтобы поиздеваться над несчастной девушкой, и я решил воспрепятствовать этому.

Шону показалось, что у него «поехала крыша» — точь-в-точь как у Мэгги.

— Зачем вы сюда пришли? — ласково спросил он гостя.

— Чтобы вы помогли мне спасти жизнь Мэгги.

Шон нахмурился:

— Что вы имеете в виду?

— Она попытается убить Аарона Картера. Хочет

устроить ему ловушку. Мэгги меня не слушает. Такая упрямая… Но я вам скажу вот что: вы ей этого не позволяйте. Прежде всего Аарон — могучее существо и сам может убить ее. Ну, и во-вторых, даже если Мэгги это удастся, мне придется ее за это казнить. Существует древний закон, согласно которому один вампир не имеет права убивать другого. Не важно, что я сам думаю о Мэгги или об Аароне — закон трактует это правило однозначно. В противном случае в наших рядах начнется мятеж и смута, а этого необходимо избежать в любом обществе, верно?

— Зачем вы все это мне говорите? — спросил Шон.

— Как зачем? Очевидно, что вы, как смертный, должны исполнить эту миссию за нее и убить Аарона.

— Как?

Люсьен ухмыльнулся:

— Хороший вопрос. Ничего лишнего, только дело. Как убить? Мечом, естественно. Подкараулить его, когда он будет подбираться к Мэгги, и отсечь ему башку с плеч долой.

— Не ребячьтесь. Я не могу разгуливать по улицам с мечом или саблей.

— Тогда раздобудьте нож подлиннее. Когда вам представится удобный случай, рубите Аарону башку и ни о чем не думайте. Тут главное решительность.

— Я даже не могу найти его. Как же мне отрубить ему голову?

— Что ж, если предварительная договоренность состоялась, есть смысл продолжить разговор. Только я не знаю, лейтенант, как вы это сделаете — особенно с вашим деликатным подходом. Покопайтесь в его прошлом. Похоже, он родом из этой местности.

— Вы сказали «похоже»? Значит, вы не уверены?

— Да, я ни в чем не уверен. Как я уже говорил, Аарон с каждым днем набирает все больше силы. У него есть мечта — занять мое место. Но главное, чего хочет Аарон, — это отомстить Мзгги за пренебрежение. Поэтому он будет прежде всего выслеживать ее. Да, имейте в виду: вампиры должны отдыхать. Аарон не обязательно спит днем, как Мэгги или я, он, как и все мы, научился переносить дневной свет. Тем не менее у него есть заветное место, где он набирается сил. Найдите Аарона днем, в тот момент, когда он отдыхает. Только не надо никаких предупредительных выстрелов в воздух. Как только вы его найдете, сразу же убивайте. Кол в сердце, голову с плеч долой. Такова технология, лейтенант.

— Если я предложу такую операцию на совещании специальной группы…

— Никакая специальная группа вам не поможет. Вдумайтесь в прошлое, сделайте выводы. Если отважитесь, пройдите весь путь до конца. Иначе лучше ничего не затевайте. Но помните: если вы любите Мэгги, Аарона вам придется убить.

Зазвонил телефон, но Шон как завороженный смотрел на Люсьена.

— Вам звонят, лейтенант, — любезно заметил Люсьен.

— Да, извините. — Шон повернулся и взял телефон с другого стола.

Говорил Джек.

— Я иду по следу. Знаешь, Шон, никто не видел этого типа, когда он входил в морг. Похоже, он появился из тумана и в тумане же скрылся. Что ты об этом думаешь?

— Думаю, все это чистейшей воды безумие. Приезжай сюда как можно быстрее.

Шон положил трубку и крутанулся на стуле, чтобы продолжить разговор с Люсьеном.

Но Люсьена в комнате уже не было.

Он как в воздухе растворился.


Ровно через пятнадцать минут в офис к лейтенанту вошел Джек с блокнотом в руках.

— Ну, что выяснил? — осторожно спросил его Шон.

— Ничего нового. Парень исчез, как сквозь землю провалился, и, что характерно, пули не оставили на нем никакого следа. Что у тебя?

Шон развел руками.

— Что интересного ты нарыл по Аарону Картеру?

— Об этом парне много чего записано в хрониках, — сказал Джек. — Кстати, плантация Картера находилась совсем неподалеку от вашей. Поначалу она процветала, но в 1747 году папаша умер, и плантация перешла в руки Аарона. Ему было шестнадцать лет, но он получил наследство в обход старшего брата Стивена, вроде бы умственно отсталого. Тем не менее, когда Аарон отправлялся по делам поместья, за главного в доме оставался Стивен. Место считалось нечистым. По ночам там слышались страшные крики, а днем выяснялось, что пропадали путники, направлявшиеся той дорогой. Потом был случай еще похлеще. Как-то раз исчезла красивая и добродетельная дочь местного темнокожего арендатора. Тогда уж общество не выдержало и, вооружившись чем и как могло, ворвалось в поместье. Догадайся, что там увидели эти люди?

— Куда уж мне. Наверняка застали Аарона Картера, спавшего в местной часовне.

Джек покачал головой:

— А вот и нет. Аарона Картера тогда вообще не нашли, зато обнаружили десятки трупов чернокожих, замученных насмерть. Кроме того, отыскали гарем Картеров — черную хижину, где в ужасе, постоянно подвергаясь телесным наказаниям, проживали несколько десятков девиц — самых разных рас и вероисповеданий. Их похищали с плантаций или с залива и заставляли служить молодым господам. В одной комнате, которая принадлежала Стивену, были найдены останки десятков человеческих тел. Женщин хладнокровно убивали, когда они не могли уже служить хозяевам.

— И что произошло потом?

— Ну, во всем обвинили Стивена. Его расстреляли, подвесили за ноги и сожгли. Тогда вообще чуть ли не вся плантация сгорела. И тут неожиданно появился Аарон Картер. Он скорбел вместе со всеми по поводу безвинно пролитой крови, в том числе и за своего казненного брата. Аарон тогда раздал людям большие суммы денег и велел на руинах плантации воздвигнуть часовню. Потом сказал, что уезжает в Европу — подальше от всех этих ужасов, за которые отчасти чувствовал ответственность.

— И каков конец этой истории?

— То-то и оно, что у этой, истории два конца — рациональный и не очень. Короче, молодой Аарон уехал в Европу, вернулся оттуда с женой, сыном и дочерью-подростком. И вот вся семья была убита матерью одной из служанок дома. Тогда ходили слухи, что эта женщина занималась какими-то культами — не только вуду, но и всеми на свете видами черной магии. Про нее говорили, что, помолившись дьяволу, она заставляла людей исчезать с лица земли. Говорили также, что виноват во всем был сам Аарон, соблазнивший эту служанку, а ее мать создала призрак такой красавицы, что Аарон без памяти влюбился в нее, а потом был ею же уничтожен. Короче, что бы там ни говорили, Аарон исчез, но в годы Гражданской войны с одной из плантаций на островах приехал его правнук, едва не женившийся на одной из дочерей Уинов. Они даже приходились друг другу дальними родственниками, поскольку миссис Уин была родственницей дочери Аарона Картера, которую он привез с собой из Европы. Потом дочь Уинов вышла замуж за человека по фамилии Диксон. Его семейство отстроило старую усадьбу, но вымерло на протяжении одного поколения.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать