Жанр: Боевая Фантастика » Дэйв Волвертон » Выбор принцессы Лейи (страница 4)


Пыль и камни носились в воздухе, как осенние листья. Чтобы не оказаться сброшенным со стены, Люк попытался спрятаться за каменным парапетом. Ветер выл и стонал, словно бушующий океан.

Казалось, буря Темной Силы свирепствует над равниной. Среди гремящих, вздымающихся темных туч Люк внезапно услышал смех, чарующий женский смех. Он взглянул на небо и увидел женщин, несущихся, как пылинки, вместе с камнями и обломками деревьев. Женщины смеялись, а Люк услышал шепот:

«Датомирские ведьмы».

Глава 3

Лея в смятении отбросила наушник комлинка. С хэйпанцами нелегко иметь дело — они слишком вежливы, официальны, легко обижаются. Рев пятисоттысячной толпы нарастал. Не зная, что отвечать, принцесса взглянула на окна альтераанского балкона. Хэн Соло, отвернувшись, взволнованно говорил с Мон Мотмой.

Глубоко вдохнув, Лея проговорила:

— Передайте Та'а Чьюм, что ее дары изысканны, ее щедрость не знает границ. Мне нужно время, чтобы обдумать ее предложение.

Она помолчала, соображая, какой длительности можно просить отсрочку. Хэйпанцы были решительным народом. Та'а Чьюм имела репутацию женщины, способной принять судьбоносное решение за считанные минуты.

— Разрешите? — спросил принц Изольдер. Он говорил с акцентом, но Лея удивилась, что он вообще знает ее язык. Принцесса взглянула в серые глаза, напоминающие теплые грозы тропических гор Хэйпа. Изольдер улыбнулся:

— Я знаю, ваши обычаи отличны от наших. В частности, мы иначе устраиваем королевские браки. Я хочу, чтобы принцесса не стеснялась любого решения. Вам нужно время познакомиться с Хэйпом, с нашим миром, традициями,нужно время, чтобы узнать меня.

Что-то в его словах дало Лее понять, что это не обычное предложение.

— Тридцать дней, — сказала она. — Я бы взяла срок покороче, но мне необходимо на пару дней съездить в систему Роша. С дипломатической миссией.

Принц Изольдер согласно опустил глаза.

— Конечно. Принцесса должна служить своему народу. — Затем извиняющимся тоном добавил: — Если вы уезжаете с дипломатической миссией, могу я до отъезда встретиться с вами в менее официальной обстановке?

Лея в смятении задумалась. До отъезда ее ждала уйма дел — торговые соглашения, разбор жалоб, изучение экзобиологии. К тому же верпаи, раса насекомых, грубо нарушили десятки контрактов на постройку боевых кораблей плотоядным браблам, а разрыв соглашений с браблами был бы весьма убыточен. Тем временем верпаи объявили, что корабли отобрала одна из их сумасшедших маток, и не чувствовали никаких обязательств заставить матку вернуть товар. Дело осложнялось слухами о том, что якобы браблы вели переговоры с вождями кубази — больших любителей насекомых — о продаже частей верпайских тел. Лея считала, что не может позволить личным проблемам примешиваться в государственные дела — по крайней мере, сейчас.

Она взглянула ва ярусы. Хэн с Чубаккой ушли. Мои Мотма стояла неподвижно, но сидевший рядок Трекин Хорм, председатель Альтераанского Совета, утвердительно кивал, убеждая Лею согласиться.

— Хорошо, — сказала она. — Если у вас найдется время посетить меня до моего отъезда.

— Мои дни и ночи принадлежат вам, — ответил принц с милой улыбкой.

— Тогда, пожалуйста, приходите на ужин сегодня вечером в мою каюту на борту «Мятежной Мечты».

Изольдер опустил на лицо вуаль. Лея была поражена красотой хэйпанца и теперь чувствовала сожаление, что Изольдер скрыл лицо, а к сожалению примешивалось чувство вины за свое желание смотреть на него подольше.

Принцесса вышла из Большого Приемного Зала. Тысячи глаз смотрели на нее, но обеспокоенная Лея хотела сейчас одного — найти Хэна. Лея пошла в свои апартаменты в посольстве, надеясь, что Хэн там, но там никого не оказалось. Озадаченная, она настроила комлинк на частоту военного ведомства и узнала, что тот, покинув Корускант, отправился на «Мятежную Мечту». Это был плохой признак. На «Мятежной Мечте» стоял старый крейсер «Сокол». Когда Хэн был расстроен или обеспокоен, он любил работать на «Соколе». Работа руками, решение привычных задач, казалось, давали облегчение уму. И поэтому он отправился на корабль работать. Хэйпанское предложение глубоко его взволновало — возможно, еще ничто в жизни так его не волновало… Лея смертельно устала, но могла понять причину его депрессии. Принцесса вызвала персональный шаттл.

«Сокол» находился в девяностом доке. Хэн и

Чубакка в главной кабине копошились у пульта управления над запутанной массой проводов, соединяющих различные боевые и силовые щиты. Чуви, увидев Лею, приветственно заревел, но Хэн с плазменной горелкой в руках смотрел в сторону.

— Привет, — тихо проговорила Лея. — Я надеялась найти тебя в своей комнате на Корусканте.

— Да знаешь, мне нужно кое-что проверить, — ответил Хэн.

Лея молчала. Чубакка крепко обнял принцессу, прижав лицо девушки к своему заросшему рыжеватой шерстью брюху, затем вышел, оставив людей наедине. Хэн обернулся к Лее. На лбу его блестел пот, но Лея знала, что у него не было времени вспотеть от работы.

— Ну, как там внизу, чем все закончилось?

Что ты сказала хэйпанцам?

— Я попросила несколько дней на раздумья…

Она не чувствовала себя готовой сообщить ему, что вечером на борт «Мятежной Мечты» придет принц Изольдер.

— Х-м-м… Хэн покачал головой. Взяв его за руки, Лея шепнула:

— Не могла же я просто так отослать их обратно — это было бы грубо. Даже если я не хочу брать в мужья этого принца, нельзя упускать случая установить с хэйпанцами дружественные отношения. Они очень могущественны. Я ведь затем и летала на Хэйп — узнать, не помогут ли они нам в войне против диктаторов.

— Понимаю, — вздохнул Хэн. — Ты на все готова ради победы.

— Что ты хочешь сказать?

— Ты ненавидишь Империю, но теперь Цзиндж и прочие — это все, что от нее осталось. Десятки раз ты рисковала жизнью, воюя с ними.

Ты готова не колеблясь отдать жизнь за Новую Республику — разве нет? Без раздумий, без сожаления.

— Конечно. Но…

— Подозреваю, теперь ты ее отдашь. Хэйпанцам. Но вместо того, чтобы умереть, будешь жить для них.

— Я… Не могу же я!..

Хэн, тяжело дыша, посмотрел на нее, и в его голосе выразилась вся боль и упрек:

— Конечно, не можешь. — Он вздохнул и положил горелку на пол. — Извини…

Лея провела ладонью по его волосам. После пяти месяцев разлуки она ощущала неловкость. Она ожидала, что предложение хэйпанцев он превратит в шутку, но он молчал. Произошло что-то еще. Что-то глубоко его ранило.

— В чем дело? Ты не похож на себя.

— Не знаю, — пробормотал Хэн. — Наверное, слишком устал в последнем походе. Видела, что «Железный Кулак» наделал на Селладжисе? От колонии не осталось камня на камне. Я преследовал его несколько месяцев, и везде мы встречали одно и то же: звездные станции уничтожены, верфи разрушены. Из-за одного суперразрушителя с убийцей у руля… Раньше, когда Император умер, я думал, мы победили. Но мы продолжаем сражаться с чем-то огромным, чудовищным. Я закрываю глаза и вижу, как другой Великий Мофф объявляет о новом плане грандиозного объединения или как снова поднимает безобразную голову хозяин или хозяйка какого-нибудь задрипанного звездного сектора. Ночью мне снится, что я в тумане сражаюсь с этим зверем, этим громадным зверем, который с ревом пожирает вокруг все живое. Я вижу его тело, но голова теряется в тумане, только горят глаза… И я рублю его топором, отрубаю голову. Но тут же слышу из тумана рев, и голова отрастает снова. Я уже не вижу и тела, только знаю, что он где-то тут, но кругом ничего не видно. Мы много проиграли и продолжаем проигрывать.

— На фронте у многих такое ощущение, — успокоила Лея. — Диктаторы похожи на Империю, которой служили, — они строят свое благополучие на страхе и жадности. Но как дипломат я вижу победы, а не поражения. Каждый день к Новой Республике присоединяются все новые миры. Каждый день мы понемногу, но наступаем. Может быть, мы проигрываем небольшие бои, но выигрываем войну.

— А что будет, если Империя усовершенствует защиту своих разрушителей? — спросил Хэн. — Нас все время преследуют разные слухи. Если Цзиндж или какой-нибудь новый Великий Мофф построят другой корабль вроде «Железного Кулака», а то и целую флотилию?

— Мы будем сражаться дальше, — сказала Лея. — Чтобы содержать такие огромные корабли, нужно слишком много энергии. Цзиндж не может позволить себе это. Больно велики расходы. В конце концов мы его измотаем.

— Война не закончена, — сказал Хэн. — Ее может хватить на всю нашу жизнь.

Никогда Лея не видела его таким подавленным.

— Не сможем завоевать покой для себя, завоюем его для наших детей,ответила она.

Хэн пристально взглянул на принцессу. Лея знала, о чем он подумал. Она сказала «наших детей», и Хэн подумал о хэйпанцах.

— Да, — сказал он, — конечно, сегодня хэйпанцы сделали очень заманчивое предложение. Милая, ты наслушалась баек о богатстве «скрытых миров»! Много ли ты увидела, когда была на Хэйпе?

— Да, — твердо ответила Лея. — Ты бы видел, что королева-мать построила за века! Их города прекрасны, величавы, спокойны! А их народ, их идеалы! Это напоминает… мир.

Хэн заглянул в мечтательные глаза девушки.

— Ты влюбилась.

— Нет, — ответила Лея. Хэн обнял ее за плечи.

— Да. — Он снова посмотрел принцессе в глаза. — Послушай, родная моя. Может быть, ты не влюбилась в Изольдера, но влюбилась в его планету! Когда император уничтожил Альтераан, он уничтожил все, что ты любила, за что сражалась. Ты не можешь этого вынести, тебе нужно иметь дом!

У Леи захватило дыхание: Хэн был прав. Ее не покидала тоска по Альтераану, по утерянным друзьям. Между Альтерааном и Хэйпом существовало определенное сходство — такая же простота архитектуры, изящество. Люди Альтераана настолько почитали все живое, что отказывались строить города на равнинах, где пришлось бы топтать траву. Величественные города поднимались среди отвесных скал, в песчаных пустынях, в расщелинах под полярными льдами или на гигантских сваях, вбитых в дно неглубоких альтераанских морей…

Лея закрыла лицо руками, слезы застилали глаза. Все это осталось в прошлом.

— Иди ко мне, — прошептал Хэн. Он взял ее руку и поцеловал. — Не надо плакать.

— Поездка к верпаям, бои с диктаторами…— пожаловалась Лея. — Я так много работаю, одна поездка следует за другой. Я храню надежду, что мы найдем свой дом, но ничего не получается.

— А как Новый Альтераан? Вспомогательные службы подыскали тебе хорошее место.

— Пять месяцев назад агенты Цзинджа его обнаружили. Пришлось эвакуироваться — по крайней мере, на время.

— Будь уверена, подвернется еще что-нибудь.

— Возможно, — сказала Лея, вытерев слезы. — Каждый месяц Альтераанский Совет обсуждает возможность воссоздания одного из миров нашей системы, запуска космической станции или покупки другого мира, но большинство уцелевших беженцев — бедные торговцы или дипломаты, которых во время нападения Империи не было на планете. У нас нет денег купить мир или создать новый. Это обретет на нищету не одно поколение. Наши разведчики ищут какой-нибудь неизвестный мир у границ галактики, но купцы резонно не хотят в этом участвовать. Они уже установили торговые пути в другие миры, мы не можем просить их отказаться от своих источников существования. У многих членов Совета просто опускаются руки.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать