Жанр: Разное » Юлий Дубов » Большая пайка (Часть четвертая) (страница 3)


Ларри принимает вызов

Нельзя воевать, если в доме твоем притаилась черная измена, ибо нет злее врага, чем старый друг. Развернув последние, истекающие кровью батальоны навстречу приближающемуся противнику, ты должен огнем и мечом истребить вражеские гнезда в тылу, потому что только надежностью и верностью тыла куется победа, и плох тот полководец, который, увлекшись надвигающейся битвой, позволит, чтобы в спину ему нанесли предательский удар отравленным кинжалом.

Оставался еще резерв главного командования, бесценный ресурс, неисчерпаемый источник сил. Завод! Флагман отечественной автомобильной промышленности, ни на минуту не останавливавший конвейеры даже в самое тяжелое время, когда российские рубли летели вниз, теснимые долларом и "черными вторниками"... Завод, наращивавший выпуск, несмотря на лавину неплатежей, захлестнувшую страну, и на равных говоривший с правительством... Завод, на продукции которого возрос и набрал силу "Инфокар", ежечасно превращавший тысячи автомобилей в самую твердую в мире валюту... Этот Завод был практически полностью взят под контроль – благодаря квадратикам и стрелочкам, накаляканным когда-то Платоном; благодаря Вите Сысоеву, изготовившему и втащившему в страну тонны акций; благодаря российскому народу, поверившему в эту затею и раскупившему сысоевские бумажки на свои кровные; благодаря Пете Кирсанову, да будет земля ему пухом... Покойный Марик тоже внес свой вклад... До тех пор пока мы держим СНК в своих руках, можно особо не задумываться о грозно надвинувшихся проблемах. Потому что тот, кто держит СНК, владеет Заводом.

Но так ли крепки наши позиции? Так ли надежна выстроенная Платоном схема? Так ли верны старые друзья? Вот вопрос! Всем вопросам вопрос. Ибо если ответ на него – "да", то все, что творится кругом, это временные трудности, и они исчезнут, как утренний туман под яркими лучами солнца, когда, расправив плечи, двинутся вперед несметные инфокаровские силы. А вот если "нет", то первая же серьезная стычка обернется сокрушительным поражением, и погибнет великая империя. Конечно, на ее обломках что-нибудь да построится, но нас там уже не будет.

Первые признаки грозящей катастрофы Ларри почувствовал уже через два месяца после покушения на Платона. Резко сократились денежные поступления. По причине задержек платежей начали останавливаться импортные поставки. Возник дефицит запасных частей, и станции технического обслуживания, переведенные на односменную работу при пятидневной рабочей неделе, стали терять клиентов. Притормозились и расчеты с Заводом.

Не было ничего необычного в том, что платежи проходили на Завод с отставанием от графика. Такое случалось и в прошлом. Тревожило неожиданно изменившееся отношение Завода к "Инфокару". Сначала пришла телеграмма, в которой сообщалось, что вследствие неоплаты дальнейшие поставки автомобилей прекращаются на неопределенный срок. Когда Ларри позвонил директору напрямую, тот объяснил, что трудовой коллектив и без того давно уже интересуется взаимосвязями между Заводом и "Инфокаром", посему лучше не обострять, а быстренько рассчитаться, тогда все будет хорошо. К тому же пошли слухи, будто бы с каждой поставленной "Инфокару" машины директор лично получает мзду в сотню баксов наличными, так что в условиях, когда "Инфокар" ничего не платит за отгруженные и давно проданные машины, директор вынужден принять меры.

Слова директора звучали вполне убедительно, однако Ларри, никогда и никому, кроме себя и Платона, не доверявший, выкроил полдня и слетал-таки на Завод, чтобы посмотреть партнерам в глаза. Папу Гришу, отбывшего в законный отпуск на берега Адриатики, он не застал, но директору в глаза заглянул.

Глаза были в порядке.

– Ты пойми, Ларри, – сказал директор за ужином, – тут сейчас такое творится... Все началось с этих ваших разборок в Москве. У нас ведь информацию перепечатывают тут же. Народ почитал-почитал и начал

потихоньку задумываться. Кому машины отгружаем? "Инфокару"? А там сплошная стрельба, взрывы, покушения... Денег за машины дождемся ли? Не копейки все же – там у вас товару на миллионы долларов. На большие миллионы. Идет невозврат средств. Как мне себя вести? Плюнуть на всех я не могу, меня ведь они в директора и выбирали...

– Выбирали, может, и они, – согласно кивнул Ларри, – а вот снять только СНК может...

Он оставил многоточие висеть в воздухе, в кольцах табачного дыма.

Директор искоса взглянул на Ларри и развел руками:

– Ты думаешь, я за свое место держусь? Я ведь на Заводе, считай, с первого дня, и не мальчик уже. Я не хочу, чтобы мое имя в городе полоскали. Пока мы держим СНК, все будет нормально. Только удержим ли? Ты сам посчитай – Платона нет, Кирсанова застрелили. Кто остался из замов? Этот ваш чекист? А он удержит ситуацию? Ты хоть знаешь, кто сейчас эти бумажки под шумок скупает? Не знаешь? То-то же. И я не знаю. Но скупают ведь. Мне служба безопасности докладывала – по цехам уже стали ходить, ставят стол, стул, выкладывают пачки наличных и платят не торгуясь. Только за последний месяц и только на Заводе не меньше сотни тысяч скупили. А сколько в Москве скупили? Или в Питере? Долго ли до беды?

– Мы же считали, – спокойно возразил Ларри. – Что бы ни было, у нас и у Завода всегда остается контроль.

– Это вы считали. – Директор начал терять терпение. – Этот ваш бородатый считал. А у нас здесь свои считалки. Если два миллиона бумажек попадут в одни руки, их тут же обменяют на акции. И тогда хана. Ты хоть понимаешь, что при этом покупатель сразу же возьмет контроль над СНК? Да и хрен бы с СНК. Но ведь покупатель возьмет контроль и над Заводом, и над "Инфокаром". И полетим мы все, как фанера над забором. Что такое два миллиона бумажек? Двадцать миллионов долларов! Тьфу! Да "Инфокар" Заводу втрое больше на сегодняшний день должен. Если бы вы со мной вовремя рассчитывались, я бы сейчас сам же их и перекупил. А ты деньги держишь, сам ни хрена не делаешь да еще приезжаешь претензии предъявлять – почему я тебе отгрузку останавливаю. Вот потому и останавливаю! Мне бабки нужны, чтобы и самому уцелеть, и вас, дураков недострелянных, вытащить. Как-никак, у меня в вашей конторе личная доля имеется.

Дальнейший разговор уже не сложился. Директор замкнулся в себе, глядел в сторону, на вопросы Ларри отвечал односложно, а на шутки и анекдоты вовсе не реагировал.

По дороге в аэропорт Ларри всячески клял себя за допущенную ошибку. Не надо, не надо было так в лоб угрожать, напоминать, что судьба директора в руках СНК. Надо было мягче, гибче... Ах, если бы не постоянная московская нервотрепка, не беспокойство за Платона, не надвинувшееся безденежье... Как бы правильно он построил беседу, если бы мог хоть чуточку передохнуть... Но похоже, что директор не услышал этих опрометчиво сказанных слов, его больше тревожили судьбы Завода и "Инфокара". И слава богу!

Ларри ошибся. Судьбы Завода, "Инфокара" и СНК директора действительно тревожили. Но прозвучавшую в словах Ларри угрозу он прекрасно расслышал и воспринял. Поэтому, попрощавшись с Ларри и вернувшись к себе, директор немедленно снял телефонную трубку, набрал многозначный номер и сказал:

– Вечер добрый! Ну как там?... Нормально?... И у нас нормально. В общем, я принял решение. Накатываем по полной программе... Да... Да... Когда?.., Хорошо, это годится. Ну пока.

А потом директор позвонил по другому номеру и говорил уже совсем другим голосом, не командным, а отеческим, добрым и расслабленным, обещал прислать икры и яблок, а о делах поговорить при личной встрече.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать