Жанр: Разное » Юлий Дубов » Большая пайка (Часть четвертая) (страница 6)


Люди с улицы Обручева

– Так, – сказал белый от волнения Платон. – Я ничего не понял. Расскажи еще раз.

– Я думаю, они насмерть перепуганы, – медленно произнес Ларри. – Они сделали ставку на СНК, а теперь испугались. Тебя нет. Рулить некому. Они боятся, что СНК попадет в чужие руки. Тогда им всем хана. Подожди. Не хватайся за телефон. Не надо никуда звонить. Сначала послушай. От всей этой стрельбы вокруг "Инфокара" они просто с ума посходили. Это раз. Ты уехал, когда приедешь – неизвестно. Они считают, что уже никогда. И выкатывают сейчас все сорок бочек... Терьяна вспомнили. Сысоева. Петьку и Марика – само собой. Прокрутку денег СНК... У них к тебе претензии. Лично. В то, что мы поднимемся и сможем удержать ситуацию, они не верят. Это два. Поэтому Завод решил забрать СНК под себя. Любыми путями. Для этого бабки нужны, а бабок нет. Для начала их из нас будут вышибать.

– Конкретно он что сказал?

– Конкретно он предлагает нам отдать деньги добром. Распродать все. А если нет – будут банкротить. У них наших векселей на шестьдесят миллионов.

– Сколько мы сейчас стоим?

– По последнему аудиту – около миллиарда.

– Нормально, – звенящим голосом сказал Платон. – Классный бизнес. Шестьдесят миллионов – это сколько? Шесть процентов? Значит, они нас за шесть процентов решили взять...

– Решили. Ты им не нужен. Совсем. А мне он предлагал в открытую – если я деньги сам верну, то меня посадят генеральным, буду у них на каждый чих разрешения испрашивать. Бандита какого-то с собой приволок...

– Да, замминистра! Кто он? Федор Федорович, расскажите. Федор Федорович раскрыл лежащую перед ним папку и достал два листка бумаги.

– Ну, про Ассоциацию сотрудников правоохранительных органов вы уже знаете. У меня тут есть один матерьяльчик – я бы сказал, для иллюстрации. Вот, послушайте. Так... так... это опускаем... ага! "...Имеются достоверные сведения о многочисленных контактах К., – это как раз он, – с представителями одной из структур Министерства обороны и о тесном сотрудничестве К. с существовавшей нелегально безымянной группой этой же структуры, которая обеспечивала отдельные аспекты деятельности бывшего Главного управления одного из министерств РФ. Данная группа до 01.09.94 г. не входила в структуру этого управления, в ее составе были офицеры, имевшие продолжительный спецназовский опыт. Группа обладала совершенной материальной базой, не вела документирования своей деятельности, осуществляла разнообразные операции – от прикрытия определенных коммерческих и некоммерческих организаций (в том числе новозеландской золотодобывающей фирмы, скрыто принадлежащей одному из руководителей МО РФ) до запугивания и ликвидации, по заданию, неугодных лиц. Есть основания полагать, что именно этой группой осуществлена ликвидация Отари Квантришвили".

Платон и Ларри переглянулись.

– "Задача исполнителям была сформулирована так, – невозмутимо продолжал читать Федор Федорович, – акцию провести в течение месяца, при этом достичь абсолютной гарантии "зачистки" концов. Исполнителям обеспечивалась поддержка в виде целенаправленной подачи выгодной точки зрения (компрометация объекта покушения) как непосредственно через средства массовой информации, так и через свои каналы в пресс-службах силовых структур, а также через дружественные организации, в число которых входят ведущие аналитические центры страны. Как известно, до покушения и после него проводилось грамотное масштабное активное мероприятие по дезориентированию как правоохранительных органов, так и общественности. Располагая точными и надежными данными о передвижениях объекта, было принято решение использовать стрелковую схему. Оружие было передано исполнителю через упомянутую выше безымянную группу силовой структуры в одном из занимаемых ею помещений на улице Обручева". Хватит, пожалуй?

– Сильно, -– сказал Платон. – Крутой мужик. И ребята у него крутые. Нам бы таких. А, Ларри?

– Хорошо бы, – согласился Ларри. – Только в отношениях с Заводом они нам не помогут. Скорее, наоборот. А так-то познакомиться было бы неплохо.

Платон встал из-за стола и потянулся.

– Ладно. На сегодня – хватит. Мне нужно подумать. Ларри искоса посмотрел на Платона.

– Над чем думать будешь?

Платон неожиданно расхохотался, запрокинув голову:

– Над жизнью. Знаешь, что? Мы их всех сделаем. Вчистую. Только немного подумать надо.

Раздумья затянулись. К вечеру третьего дня после прилета Ларри и Федора Федоровича никаких идей у Платона так и не появилось. Он сидел, запершись, в номере, непрерывно названивал по телефонам, выходил только к ужину и о делах не говорил. Но Ларри чувствовал, как что-то варится, ибо в глазах у Платона уже начинали свою пляску привычные чертики.

За ужином Платон молчал, лениво ковыряя вилкой форель. Не разговорился он и за кофе. Беседовали только Ларри и Федор Федорович – в основном, на темы гастрономические. Разошлись рано. Ларри, не привыкший спать по ночам, сел за телефон. Звонков предстояло сделать много – надо было связаться с директорами, со службой безопасности, с администраторами. Кого-то разыскивали секретарши, кого-то он сам поднимал с постели, но в подавляющем большинстве люди, покорно подчиняющиеся его режиму, находились на рабочих местах и с трепетом и восторгом дожидались, не соизволит ли выйти на связь Ларри Георгиевич.

В самый разгар переговоров в дверь забарабанили. Ларри

встал, воткнул сигарету в пепельницу, прошагал к двери. На пороге стоял Платон в белом махровом халате.

– До тебя не дозвонишься, – пожаловался Платон, кося глазом. – Ты с кем треплешься?

– С директорами.

Ларри вернулся к столу и без объяснений бережно положил трубку на аппарат.


– Позвони, – сказал Платон. – Пусть коньяка принесут. И фрукты. И Федора Федоровича разбуди. Пусть зайдет.

Трое в белых халатах сидели вокруг сервировочного столика на колесах.

– Я понял, – говорил Платон. – Мне с самого начала казалось, что здесь что-то не так. Теперь я точно все понял. Смотрите. Они нас просто пытаются напугать. Так, чтобы коленки затряслись. Чтобы соображать перестали. Им вовсе не деньги нужны.

Он крутанулся вокруг столика, выпил залпом рюмку, вскочил и забегал по номеру, подгоняемый внутренним напряжением.

– Во-первых! – Платон резко повернулся, захватив большими пальцами пояс халата. – Чисто по-человечески их можно понять – и директора, и папу Гришу. Им вся эта пальба вокруг нас на дух не нужна, у них всегда имелся и имеется свой – и вполне нормальный – заработок. То, что они меня списали, считают, что я уже никогда не вернусь, – это похоже на правду. Во-вторых! Им не хуже нас известно, сколько стоит "Инфокар". И что мы всегда можем расплатиться. Без всяких этих... курбаши... без банкротств. Не сегодня – так через полгода. Если пять станций выставить на продажу сразу, мы и половины денег не соберем. А за полгода – вполне. Если так уж приперло с деньгами, вполне могут пошерстить свою систему техобслуживания, те тряхнут мошной – и нет проблем. В третьих! Почему папа Гриша к тебе поперся, да еще этого... курбаши... с собой прихватил? Что, у "Инфокара" генерального директора нет?

– Я тоже об этом подумал, – кивнул Ларри. – Но ведь Муса в больнице...

– Ну и что! Хоть десять раз в больнице! Ты что, можешь такие решения сам принимать? Ты ведь все равно к нему побежишь, правда? Так в сто раз логичнее с ним и разговаривать. А он примет решение и тебя потом озадачит. Правильно?

Федор Федорович неожиданно встал, подошел к Платону, вгляделся ему в лицо, отошел к окну и отвернулся.

– Хорошо, – сказал Ларри. – Допустим. Что из этого следует? Платон кивнул в спину Федору Федоровичу.

– А ты еще не понял? Федор Федорович, вы поняли?

– Понял, – глухо ответил Федор Федорович.

– Надо рассчитываться с Заводом?

– Обязательно. И чем быстрее, тем лучше.

– Мне объясни, – потребовал Ларри, – Я еще не понял.

– Они нас еще немного попугают, – сказал Платон. – В газетах шум поднимут. Счета будут наши арестовывать. А потом к тебе благодетель заявится.

– Какой еще благодетель?

– Я откуда знаю? Специально подготовленного человечка пришлют, гниду бесцветную. Он придет, когда тебя уже достанут, и скажет, будто знает, как проблему решить.

– И ты знаешь, что он скажет?

– Федор Федорович. – Платон тоже подошел к окну и обнял Эф-Эф за плечи. – Скажите ему.

Тем же бесцветным голосом Федор Федорович произнес:

– Он вам скажет, что сможет договориться... Если вы согласитесь обменять инфокаровскую долю в СНК на долги Заводу, то все уладится.

– Теперь понял? – Платон снова повернулся к Ларри. – Кто владеет СНК, тот владеет Заводом. Реально владеет! И мы, с нашими разборками, им в качестве совладельцев совсем не нужны.

– И сколько же этот человек с нас запросит за то, что он спишет долги? – задумчиво промурлыкал Ларри, выпустив, одно за другим, три синих кольца дыма.

– Откуда я знаю?! Тысяч сто. А вы как думаете, Федор Федорович?

Федор Федорович отошел от окна, встал напротив Ларри, помолчал немного, потом поднял голову.

– Может так случиться, что и ничего не попросит, – сказал он. – Может такое быть, Ларри Георгиевич?

Ларри посмотрел в глаза Федору Федоровичу – словно тонкая огненная ниточка на мгновение натянулась между ними и сразу же погасла.

– Может такое быть, Федор Федорович, – ласково сказал он. – Вполне такое может быть.

– Вы про что это? – нетерпеливо спросил Платон. – Я вот о чем сейчас думаю. Они ведь могли по-нормальному... Прилетел бы кто-нибудь сюда... А они... Не по-людски. Короче, Они с нами, как не знаю с кем. И мы тоже так будем. Я предлагаю сделать вот что. Долги заплатить, и немедленно. Но так, чтобы живых денег они никогда не увидели.

– Интересно, – пробормотал Ларри, продолжая о чем-то думать. – Очень интересно. Деньги отдать. Но так, чтобы не отдать. Слушай, это как же?

– Я потом скажу. – Бурлившая внутри Платона энергия будто погасла, он широко зевнул и потер лоб. – Давайте допьем и будем расходиться. Завтра вылетайте обратно. А на следующей неделе я позвоню и скажу, что надо делать.

Уже от двери он повернулся и сказал:

– Ларри, слушай, у меня к тебе просьба... Ты этого... благодетеля... когда он заявится... ты его сразу не отшивай, ты его поманежь. Пусть походит. Бумаги готовь, документы... Пусть они думают, что мы лапки подняли...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать