Жанр: Фэнтези » Дэвид Дрейк, Эрик Флинт » Окольный путь (страница 61)


Холодно, надменно, презрительно. Его люди подчинились. Даже не стали ворчать. Они были обучены дисциплине раджпутов, гордости раджпутов и чтили древнюю славу раджпутов.

Раба вернул в настоящее голос хозяина. Как понял раб, Велисарий приказывал всем мужчинам покинуть номер.

В коридоре Велисарий достал кошелек. Гармат положил руку ему на плечо.

— Мы заплатим, Велисарий. Мы оба знаем, что у тебя недостаточно средств.

Аксумит отдал приказ одному из сарвенов. Черный солдат исчез в поисках владельца гостиницы. Вскоре он вернулся, за ним следовал владелец. Последний улыбался. И неудивительно! Еще одну комнату гостям! Конечно!

Не прошло и часа, как несчастную девушку перенесли в новый номер. Это была небольшая комнатка, прилегающая к номеру Эона. От люкса ее отделяла дверь. Велисарий приказал женщинам, чтобы по крайней мере одна из них постоянно находилась с несчастной. И ни при каких условиях не следовало пускать в комнату мужчин, до его особого распоряжения. Девушки с беспокойством посмотрели на солдат. Их мысли были очевидны:

«Он что, всерьез ожидает, что мы сможем не пустить этих мужчин туда, куда они захотят войти? Каким образом, интересно?»

— Они даже не станут пытаться, — заявил Велисарий. — Уверяю вас.

Поскольку вопрос временно решился, Велисарий отвел всех мужчин в свой номер. Раб последовал за группой воинов. Неуверенно, с колебаниями и с очень большой неохотой.

После того как все расселись — те, кто мог, поскольку номер был маленьким, — Велисарий вздохнул и объявил:

— Это сильно изменит наши планы.

Как раб и опасался, все, как один, посмотрели на него. Их мысли казались очевидными:

«Мертвые ничего не расскажут». Велисарий мрачно улыбнулся.

— Нет, — сказал он. — Я заберу его с собой в Рим. Проблема в девушках. Малва определенно допросят их после того, как мы уедем из Бхаруча. До сегодняшнего дня меня это не волновало. Но наше отношение к этой несчастной резко не соответствует образу, который мы так тщательно создавали. Венандакатра не дурак. Он почует, что что-то не так.

Гармат откашлялся. Велисарий вопросительно приподнял брови.

— На самом деле, Велисарий, я думаю, что проблема возникла раньше. Даже до появления новой девушки. — Он еще раз кашлянул. — Из-за тебя.

— Меня? — переспросил полководец. — Как так?

Гармат вздохнул и всплеснул руками.

— Я же живу с тобой в одном номере! Я же не слепой!

Он потрепал бороду.

— Если твоя жена когда-то начнет интересоваться твоим поведением, я смогу ее уверить, что ты был поразительно верен ей во время путешествия в Индию, даже когда красивые молодые женщины приходили в твой номер по ночам. Но не думаю, что это успокоит Венандакатру. По крайней мере, не после того, как ты столько времени потратил, убеждая его в том, что не менее развратен, чем он сам.

Лицо Велисария стало каменным. Он сжал челюсти.

— Ха! — воскликнул Эон. — Так! От меня требуют, чтобы я влезал на любую бабу, которую приводят ко мне в номер. Я вынужден играть роль жеребца. Но полководец, все это придумавший…

Давазз дал ему подзатыльник. Раб пытался не вытаращить глаз. Он не думал, что когда-то привыкнет к подобному. Ни одного индийского принца так не воспитывали. Да еще раб.

— Тихо, Эон! Ты не женат. И хватит жаловаться. Я устал от твоих стонов.

— Мы все устали, — рявкнул Валентин.

— Дома ты трахал всех баб, которых мог затащить к себе в кровать, — проворчал Эзана. — Начиная с четырнадцати лет.

— Тринадцати, — поправил Вахси.

— Там все было по-другому! Их не заталкивали мне в комнату и я не делал это, потому что…

— Заткнись! — рявкнул Менандр. Молодой катафракт покраснел. — Прости, принц. Но я на самом деле не в состоянии больше выносить твои жалобы. Ты все время возмущаешься по этому поводу, а я не могу… ну, надеюсь, через пару дней или… но…

— Достаточно, — приказал Велисарий. — Признаться, я согласен с Эоном. По крайней мере, признаю справедливость его обвинений. Я в некотором роде был лицемерен.

Анастасий рассмеялся.

— Пожалуй, я в первый раз слышу, как верность называется лицемерием.

В комнате послышались смешки. Даже Эон через секунду присоединился к ним. Валентин откашлялся.

— Полководец, я считаю: проблему можно решить простым способом. Я уже думал об этом и…

— Грандиозная идея! — воскликнул Усанас.

— Отличная, — согласился Анастасий. — Мои мысли тоже блуждали в том направлении, что весьма странно.

— И? — спросил Эзана. На лице сарвена появилось удивленное выражение. Словно его озарила смелая догадка.

Затем Эзана с Вахси обменялись удивленными взглядами. Вахси заговорил первым:

— На самом деле поразительно, Эзана, что я и Усанас тоже пришли к этому решению…

— Идеальному решению вопроса! — воскликнул Эзана. Гармат хмурился от непонимания. Велисарий расхохотался.

— О чем они говорят? — спросил советник. Велисарию удалось прекратить хохот на какое-то время, чтобы спросить у Валентина:

— Предполагаю, участвовавшие в обсуждении стороны… о, как бы мне получше выразиться? — (тут он задохнулся от смеха) — поняли, что их мысли повернули в одном направлении, или мне следует сказать… — (смех) — они борются с трудностями при помощи… (тут он просто прекратил говорить, держась за бока от хохота)

Валентин посмотрел в потолок.

— Ну, на самом деле одна из девушек заметила…

— Что они устали от Бхаруча, — с готовностью добавил Менандр.

— Устали до смерти, — проворчал Анастасий. — Готовы к новым впечатлениям. Новым приключениям.

— Маратхи горят еще большим желанием покинуть этот очаг заразы, — вставил Эзана.

— Ужасный город, — проворчал Вахси. —

Ужасный.

Гармат теперь гневно смотрел на Усанаса.

— Это ты их подговорил, — обвинил его советник. — Знаю, что ты.

— Я? Я? Как ты можешь такое говорить? Я — давазз моего принца! Я думаю только о его благополучии! Я — несчастный раб! Как такое несчастное существо может подбить кого-то на что-то, тем более таких жутких катафрактов и убийц-сарвенов?

Появилась знаменитая улыбка.

— Но ведь великолепный план, обрати внимание. Решит все проблемы одним махом. Поможет спасти знающих слишком много девушек — очаровательных, симпатичных девушек — от допросов малва. А верные, но страдающие и унылые солдаты будут веселы и довольны, несмотря на то, что находятся так далеко от дома.

Велисарий наконец снова мог говорить.

— Согласен, — он махнул рукой. — Вперед. Займитесь этим делом.

Он улыбнулся Гармату.

— Они правы, знаешь ли. Что нам еще остается? Перерезать девушкам горло?

Валентин с Анастасием были уже у двери, Эзана с Вахси шли за ними по пятам.

— Минутку! — крикнул Велисарий. Мужчины обернулись.

Велисарий достал кошелек.

— Возьмите денег. Сутенерам не понравится наше предложение. Придется с ними расплачиваться.

Анастасий нахмурился.

— Сутенеры. Я о них не подумал.

Он посмотрел на Валентина.

— Среди них встречаются буйные.

Валентин содрогнулся.

— Дрожу при мысли о них, — он снова содрогнулся. — Видите?

— Я слышал об этих сутенерах, — вставил Эзана, его лицо исказил страх. — Говорят: очень жестокие.

— Они демоны. Злые демоны, — застонал Вахси.

— Придется как-то решать вопрос, — простонал Валентин, приблизился к кошельку и достал одну самую мелкую монету. — Наверное, этого хватит. А, нет. Забыл. Придется же общаться с двумя группами сутенеров. — Он достал еще одну мелкую монету. — Более чем достаточно, как мне кажется. — Он вопросительно посмотрел на Анастасия.

— Достаточно, — пророкотал гигант. — Я буду торговаться. Вы же знаете: я — наполовину грек.

Усанас лениво прошел вперед.

— Наверное, и я составлю вам компанию. Вдруг этим сутенерам захочется поговорить на философские темы.

— Точно! — воскликнул Анастасий. — Например, об Аристотеле.

Усанас покачал головой.

— Думаю, скорее о стоицизме.

Анастасий кивнул со счастливым видом.

— Да, правильно! Спокойное принятие неожиданных жизненных поворотов. Спокойствие…

Валентин с двумя сарвенами быстро вышли из номера.

— …перед лицом непредвиденных неприятностей.

Анастасий последовал за ними, Усанас замыкал шествие.

— Пренебрежение и презрение ко всему материальному, — сказал Давазз, закрывая за собой дверь.

Из коридора донесся голос Анастасия, хотя и не очень четко:

— Удовольствие от духовного созерцания.


Два дня спустя в гостиницу прибыл курьер от Венандакатры и сообщил римлянам и аксумитам, что экспедиция малва на север под руководством его хозяина отправляется на следующий день. Велисарий и сопровождающие его лица — а их количество теперь сильно увеличилось — приготовились к отъезду.

В утро последнего дня в Бхаруче произошла одна неприятность. Когда они выходили из гостиницы, группу остановил офицер-раджпут. Его сопровождал взвод раджпутов, которые, как он объяснил, являются полицией Бхаруча.

Появились подозрения, были выдвинуты обвинения и поданы жалобы. Два хорошо известных и уважаемых владельца борделя подверглись жестокому нападению со стороны грубых иностранцев. Служащие этих двух заведений были изувечены варварами. Им пришлось пережить немало ужасных минут. Пять стали калеками, четверо получили серьезные ранения, двое убиты.

Услышав сообщение, Велисарий выразил сожаление. Сожаление, но не удивление. Конечно, нет. Таких ужасных преступлений в конце концов следует ожидать в Бхаруче. Страшный город! Полон опустившихся личностей! Подумать только — на него самого в одном из переулков напала шайка бандитов. В день его прибытия. И ему пришлось убить нескольких в целях самообороны.

Услышав описание случившегося в переулке из уст полководца, офицер обрадовался. Таким неожиданным образом разгадана тайна, до этого казавшаяся непостижимой. Массовая бойня. Убиты пять печально известных бандитов, которых боялись местные жители и которых давно искали раджпуты за совершение бессчетного количества преступлений. А их порезали как баранов. Как свиней.

Раджпут очень внимательно и сурово осмотрел Велисария и сопровождавших его лиц. После чего объявил, что его подозрения были явно необоснованными, обвинения безосновательными, жалобы — поданными не по адресу. Ужасный город Бхаруч, этого нельзя отрицать. Полон неизвестных, действующих исподтишка, склонных к криминалу иностранцев. Которые, к сожалению, все выглядят похожими друг на друга в глазах индусов.

После тщательного осмотра группы раджпут решил, что нет ни чего общего между беснующимися демонами, описанными владельцами борделя, и этими приятными, хорошо дисциплинированными, высокопоставленными иностранцами. Несомненно, его неправильно уведомили. Или сутенеры смотрели на нападавших затуманенными глазами, думая о внезапной огромной финансовой потере. Несомненно, поставщики девочек что-то напутали, с мозгами у них не все в порядке после встречи с теми иностранцами.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать