Жанр: Фэнтези » Дэвид Дрейк, Эрик Флинт » Окольный путь (страница 64)


Глава 21


Гвалияр.

Осень 529 года н. э.


— Думаю, Венандакатра заслужил мои извинения, — сказал Велисарий.

Гармат нахмурился.

— Почему, черт побери, ты должен извиняться перед этой свиньей? — спросил он суровым тоном.

— О, я не собираюсь произносить слова извинения. Просто это груз, давящий мне на плечи. Не тяжелый груз. Но тем не менее Венандакатра заслужил извинений.

Велисарий кивнул вперед, на огромную процессию, которая вытянулась змеей по правому берегу Нармады.

Небольшая группа римлян и аксумитов располагалась в конце каравана, далеко от передних рядов. Полководец с Гарматом ехали бок о бок, на лошадях. Сразу же за ними следовали Валентин с Анастасией и раб-писарь, также на лошадях. Остальные члены их группы сидели на двух слонах, выделенных им малва. Эзана и Вахси выступали в роли махаутов — погонщиков огромных животных. Эон вместе с женщинами-маратхами ехал в паланкине на спине одного слона. Кушанки с Менандром — на спине другого. Молодой катафракт возражал против подобного размещения и убеждал старших в своей способности удержаться в седле. Но Велисарий настоял на своем, да и сказать по правде, юноша возражал больше из приличия. Может, он еще и не был готов ехать в седле, но в целом его здоровье значительно улучшилось. По крайней мере, судя по веселому и довольному выражению лица в тех редких случаях, когда занавески паланкина приоткрывались.

Как и всегда, Усанас шел пешком. И не проявлял признаков усталости. Караван двигался медленно, у Усанаса даже не сбилось дыхание. Слоны шагали плавно, словно иноходью.

Велисарий улыбнулся.

— Если ты помнишь, я обвинил Венандакатру в том, что он устраивает это грандиозное представление, руководствуясь только эгоистическими мотивами.

— И что? Он в самом деле эгоист. С неуемной манией величия.

Велисарий усмехнулся.

— Да. Ты прав. Но он — умный человек с манией величия. У этого зрелища есть другая цель, кроме удовлетворения болезненного тщеславия Венандакатры. Ты знаешь, что обычно на Индо-Гангскую равнину из Бхаруча следуют другим путем?

— Правда?

Велисарий кивнул.

— Да. Мы идем южнее Сахьядри, — он показал на горную цепь, растянувшуюся слева от них. Горы были невысокими — не более нескольких тысяч футов — но густо покрытыми лесом, и казались довольно скалистыми. — Где-то нам придется перебираться через этот хребет, что, несомненно, окажется делом нелегким. В особенности для каравана, подобного нашему.

— Это не караван, — проворчал Гармат. — Это небольшая армия!

— Вот именно. И в этом-то все и дело. Если бы мы следовали обычным путем — судя по тому, что мне сообщили мои катафракты, в свою очередь выудив информацию у кушанок, — то мы двигались бы севернее горного хребта. Там полупустынная местность, но по ней многие путешествуют, и без особых сложностей. Однако тот путь, как ты знаешь, пролегает по территории малва.

— Так и этот тоже.

— Сегодня — да. Но это недавно завоеванная местность, Гармат. Год назад все это, — он обвел рукой окружающую их местность, — было частью империи Андхры.

Гармат понял, что хотел сказать Велисарий.

— А, — медленно произнес он. — Значит, цель этой процессии — еще сильнее припугнуть новых подданных. Напомнить им об их новом статусе.

Он осмотрел пейзаж. Огромный лесной массив можно было сравнить с ковром, покрывавшим далекие от границ районы Индии. В некоторых местах леса были вырублены, но поля оказались необработанными, а глинобитные крестьянские хижины, попадавшиеся тут и там, выглядели заброшенными. Территория казалось практически незаселенной, несмотря на явную плодородность почвы. Поскольку Гармат в молодые годы неоднократно участвовал в сражениях, он без труда узнал местность, в которой бушевала война.

Затем аксумский советник посмотрел вперед, на растянувшуюся процессию. «Караван» был огромным. Гармат даже не увидел первые ряды, но представление о масштабности складывалось сразу же.

Во главе шел слон, сразу же за ним следовали топографы. Топографы измеряли дорогу при помощи длинных кусков веревки. Один уходил вперед на длину веревки и останавливался на мгновение, к нему подскакивал второй со своим концом веревки и произносил вслух число — какой это по счету отрезок. Третий записывал. Потом первый снова шел вперед.

В первый день пути Гармат с Велисарием терялись в догадках — зачем это делается. Потом они пришли к выводу, который ложился в схему всего уже виденного ими в Бхаруче. Малва захватили власть. Они основали огромную, расширяющуюся империю, включающую в себя множество различных народов и обычаев. Становилось ясно, что малва намеревались превратить все завоеванные территории в централизованное, объединенное под одним началом государство.

Как они поняли, явление было новым для Индии. Да, в этом регионе и раньше существовали огромные империи. Империя Гуптов, непосредственных предшественников малва, и империя Маурьев в Древнем мире, которая включала в себя большую часть Индии.39 Но эти империи, несмотря на свой размер и богатство, не грабили огромное население Индии. Императоры Гуптов и Маурьев не предпринимали попыток вмешиваться в каждодневную жизнь своих подданных, не отнимали власть и привилегии провинциальных сатрапов 40 и местных начальников. Их удовлетворяла дань, уважение, подчинение. Кроме этого, они занимались пирами, гаремами, охотой и грандиозными архитектурными проектами. Даже величайший из этих древних правителей, легендарный Ашока href="#FbAutId_41">41, никогда не пытался вмешиваться в индийские обычаи и традиции, кроме покровительства и поддержки новой буддийской веры. Но, конечно, ни империя Гуптов, ни империя Маурьев никогда не имели амбиций малва. Империи прошлого были вполне довольны, управляя Индией и даже только Северной Индией. Они не претендовали на покорение мира.

— Все дороги ведут в Рим, — пробормотал Велисарий. — Вот так легионеры покорили Средиземноморье и правили им. Похоже, малва собрались нас скопировать.

Да, объяснение подходило. Оно подходило, например, к новой бюрократии, появление которой Велисарий с Гарматом отметили в Бхаруче. Население выражало большое недовольство и неприязненно относилось к бюрократии. Это было невозможно не заметить, даже только по разговорам на улице. (Через несколько лет, соглашались Велисарий с Гарматом, говорить будут менее открыто — шпионы малва и провокаторы уже выполняют свою работу.)

Странная новая бюрократия — если судить по традиционным индийским стандартам. Назначенная по результатам ежегодных экзаменов, а не в соответствии с полученным образованием и происхождением. Да, большинство успешно прошедших кандидатов происходили из брахманов или кшатриев, являлись потомками представителей одного или другого сословия из четырех уважаемых. Но среди бюрократов встречались также и вайшьи и даже — ходили слухи — шудры 42!

Однако вневарновых среди бюрократов не встречалось. Режим малва оказался еще более суровым для неприкасаемых, чем того требовала традиция. Но этот небольшой поклон в сторону принятых устоев не приносил особого успокоения варнам. Малва также ломали четыре уважаемых варны среди всех народностей за исключением самих малва и их привилегированных вассалов-раджпутов. (И, конечно, йетайцев. Но у варваров вообще не было правильных варн. Ведь это же грубые язычники, дикари.)

Теперь все больше и больше представителей шудры обнаруживали, что их считают неприкасаемыми. А тут и там даже и некоторые вайшьи. Пока благородные варны — кшатрии и брахманы — казались нетронутыми. Но кто знает, что может принести будущее?

Ненавистная новая бюрократия. Ее ненавидят, но боятся, поскольку эти новые чиновники облечены властью и имеют полное право пренебрегать классовыми и кастовыми традициями. Амбициозные, вмешивающиеся не в свое дело, быстро использующие свою власть против традиционных сатрапов и давно установленных местных порядков.

Огромную власть, устанавливаемую благодаря оружию и огромной армии малва, привилегированным вассалам-раджпутам и еще более привилегированным йетайцам. Устанавливаемую также благодаря орде их шпионов и информаторов и — хуже всего — новыми религиозными кастами жрецами Махаведы и их палачами-махамимамсами.

Однако, несмотря на всю власть новой династии, Велисарию и Гармату стало ясно: для преобразования Индии малва выбрали неполную схему. Неполную и противоречивую. Как подозревали иностранцы, большая реальная власть до сих пор находилась в руках традиционных правителей. Которые плевать хотели на новых владык.

Они редко восставали, но опасность постоянно присутствовала. На самом деле даже в эти минуты в северной провинции со столицей в Ранапуре бушевало восстание. Кстати, их экспедиция должна туда прибыть. Император лично наблюдал за осадой Ранапура, что в свою очередь служило для Велисария и Гармата хорошим показателем того, как серьезно малва к нему относятся.

Вслед за топографами и их слоном, примерно в четверти мили позади, двигалась группа конных раджпутов. Примерно двести человек, элитная конница. За ними следовали несколько слонов, на них сидели мужчины с огромными литаврами. Затем группа пеших воинов несла знамена.

Затем — и эти путешественники также не были видны Велисарию и Гармату из места в хвосте — двигался еще один конный отряд раджпутов. Человек сто. За ними ехала большая по численности группа конных йетайцев.

Следующих участников путешествия уже было видно и не заметить невозможно. Двадцать военных слонов. Их огромные головы и тела защищала кожаная броня с железными вставками. Каждым слоном управлял махаут, за его спиной был установлен паланкин, в котором сидели четверо кшатриев из малва. Конечно, солдаты малва не везли ракеты. Оружие бы повергло в панику огромных толстокожих животных. Вместо ракет они были вооружены луками и странными небольшими фляжками, которые, как знал Велисарий, называются гранатами . Меньшие по размеру предметы, подобные гранатам, привязывали к стрелам. Гранаты большего размера, как объяснил Велисарий, следовало бросать рукой.

За отрядом военных слонов ехал сам Венандакатра и его окружение из жрецов и махамимамсов. Жрецы Махаведы и палачи сидели на слонах, по четыре в паланкине. Время от времени Венандакатра присоединялся к той или иной группе. Однако большую часть времени великий господин путешествовал в специальном паланкине — огромном роскошном сооружении, которое несли восемь крупных рабов. Паланкин окружала небольшая толпа пеших слуг. Часть слуг несла кувшины с водой и вином, другие — тарелки с едой, третьи специальными метелочками отгоняли постоянно присутствующих мух. Венандакатра не отказывал себе в комфорте.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать