Жанр: Фэнтези » Дэвид Дрейк, Эрик Флинт » Окольный путь (страница 65)


Чтобы скрасить ночи господина, на двух слонах, следовавших за паланкином Венандактры, также в паланкинах путешествовали восемь его наложниц. Караван каждый раз останавливался перед заходом солнца и разбивал лагерь. Шатер Венандакатры — если такой скромный термин можно использовать для описания целого набора павильонов — всегда устанавливался до его прибытия. У господина было слишком много «шатров». Не используемый посылали вперед, под охраной еще одного отряда конницы раджпутов, чтобы заранее подготовить место для ночлега на следующий день.

За Венандакатрой и его окружением следовала пехота малва. Не менее тысячи воинов. Видимо, большим количеством предполагалось компенсировать среднее качество. Это не были элитные войска, просто заурядный отряд из большой армии малва. Сами войска в основном состояли не из малва, являясь набором людей из разных подчиненных народов. Офицеров же назначали преимущественно из малва, но не сословия кшатриев.

Велисария гораздо больше интересовала пехота, чем элитная конница. Он понял йетайцев, а после некоторого периода наблюдения и раджпутов. Несомненно, они впечатляли. Но Велисарий был римлянином, а у римлян имелся многовековой опыт общения с персидской конницей.

Но Велисарий считал, что будущее войны за пехотой, поэтому самым внимательным образом изучал пехоту малва. Ему не потребовалось много времени, чтобы составить общее мнение.

Гармат высказал свои чувства вслух.

— Самая жалкая группа солдат, которую мне когда-либо доводилось видеть, — презрительно хмыкнул аксумит. — Ты только взгляни на них!

Велисарий улыбнулся, склонился к Гармату и прошептал:

— А почему ты так решил? Увидел ржавчину на наконечниках копий? Или ржавчину на доспехах?

— Эта дрянь — доспехи?! — воскликнул Гармат. — Да у меня на пряжке ремня больше металла.

— Или опущенные плечи? Выражение лица побитой собаки? Волочащиеся ноги?

— Моя дочь ходила увереннее в два года, — хмыкнул аксумит. — Саравит бы позавтракал этими клоунами.

Велисарий выпрямился в седле. Улыбка сошла у него с лица.

— Да. Как и любой хороший отряд римской пехоты. Но давай не будем задирать нос, Гармат. Несмотря на все мои речи о том, что дело в качестве и качество всегда побеждает, численность тоже имеет значение. Здесь целая орда этих пехотинцев. Если малва смогут решить вопрос с материально-техническим обеспечением, то заполонят Запад. И нельзя сбрасывать со счетов их оружие, йетайцев и раджпутов. Причем большое количество йетайцев и раджпутов, судя по тому, что я уже видел.

Гармат скорчил гримасу, но ничего не сказал.

Велисарий повернул голову и посмотрел в конец каравана. Римляне с аксумитами стояли сразу за пехотой. Они находились в самом конце военной части процессии. Но за ними еще следовал огромный хвост.

— А им потребуется немало времени, чтобы правильно решить вопрос материально-технического обеспечения, — пробормотал он. — Если вообще есть с чего начинать.

Гармат проследил за направлением его взгляда.

— Это неправильно? — спросил он.

— Нет, Гармат, это неправильно. Даже в самой плохой римской армии никогда не бывает такого отряда обеспечения. Это абсурд!

Гармату пришлось приложить усилия, чтобы не расхохотаться. В эту минуту лицо полководца, обычно не выражавшее ничего, было искажено определенно гомерической гримасой.

— Да, нет ничего страшнее гнева оскорбленного ремесленника, — пробормотал он.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Ничего, Велисарий, ничего. Однако хочу обратить твое внимание, что большая часть создаваемого за нашей спиной хаоса — вина гражданских лиц, следующих за военными.

Велисарий не успокоился.

— Ну и что? Любой армии приходится сталкиваться с этой проблемой. Ты думаешь, к марширующей римской армии не присоединяются гражданские лица? Они всегда там: купцы, торгующие едой и выпивкой, сутенеры и проститутки, работорговцы, скупщики трофеев и масса других. И это если не упоминать огромное количество людей, которые просто хотят пойти той же дорогой и воспользоваться защитой, которую может предоставить армия.

— И как ты решаешь вопрос с ними со всеми? Прогоняешь прочь?

— Ха! — Велисарий аж подпрыгнул в седле. — Это невозможно. Те, кто следует за армией, подобны мухам. — Он отмахнулся от мухи, жужжащей у его лица. — Нет, Гармат, в этом нет смысла. Вместо этого нужно сделать прямо противоположное. Просто включить их в армию. Заставить подчиниться дисциплине. Обучить их!

Глаза Гармата округлились.

— Ты обучаешь купцов и работорговцев? Сутенеров и проституток?

Велисарий улыбнулся.

— Это нетрудно, Гармат. По крайней мере, после того как прошел критический период. Это сделка, понимаешь? Взамен выполнения приказов и следования установленным правилам гражданские лица становятся признанными членами армии, со своим местом в ней. И конкуренция прекращается.

Полководец почесал подбородок.

— Однако мне кажется, что этот полнейший беспорядок может послужить нашей цели. В нашем плане есть одна маленькая проблема, которая давно меня беспокоит.

Он посмотрел вниз на Усанаса, двигающегося рядом.

— Ты — несчастный раб, не так ли?

Давазз показательно опустил плечи, затем голову, таким образом показывая свое ничтожество. Поза плохо вязалась с огромным копьем у него в руке.

— Я поражен, — проворчал Велисарий. — Абсолютно поражен, глядя, как ты беззаботно болтаешься где хочешь. В моей стране несчастные рабы всегда заняты

делом.

Усанас вопросительно посмотрел вверх. Поза изменилась.

— О да, — продолжал Велисарий. — Очень заняты. Бегают по округе — закупают провизию, ругаются насчет цен на припасы, все в таком роде. — Он нахмурился. — Конечно, притворяются. Эти лентяи просто стараются не попадаться на глаза хозяину и напоказ развивают бурную деятельность. Фактически пытаются никому не попадаться на глаза. Никто никогда не находит раба там, где он должен находиться. К этому привыкаешь.

Усанас оглянулся на огромную орду гражданских лиц, следовавших за военными.

— А, понимаю, — сказал он. — Иногда великий полководец — только иногда — нисходит до того, чтобы сказать прямо. Ты хочешь, чтобы я затерялся в толпе? Чтобы, когда придет время мне совсем исчезнуть, никто из шпионов не заметил моего отсутствия.

Велисарий улыбнулся.

— Ты уловил суть.

Мгновение спустя Усанас уже двигался в хвост каравана, всем своим видом изображая несчастного раба, относящегося вяло и равнодушно к окружающему его миру. Наблюдавшего за ним Велисария поразила непривычная манера передвижения. Усанас был единственным известным Велисарию человеком, который мог неслышно идти шаркающей походкой.

Внезапно внимание Велисария привлек радостный женский крик. Велисарий с Гарматом посмотрели на паланкин на слоне, идущем перед ними. Из-за занавесок было невозможно рассмотреть, что делается внутри.

— По крайней мере, принц прекратил жаловаться, — проворчал Велисарий.

Гармат покачал головой.

— Ты несправедлив, полководец. Он ведь не неразборчивый по натуре. По крайней мере, по стандартам особ королевской крови. — Советник пожал плечами. — Да, он принц, и сам по себе очаровательный парень. У него никогда не было сложностей с женщинами, и определенно ему это занятие нравилось. Но он любит женщин, ему нравится их общество, нравится с ними общаться. Однако он предпочитает несколько другое положение дел. И более или менее постоянные отношения.

Мгновение спустя Велисарий уныло улыбнулся.

— Я не могу его осуждать. Кстати, я сам такой. — Он кивнул на паланкин. — Кажется, он там неплохо устроился.

Гармат кивнул.

— Похоже, они с Тарабай понравились друг другу. Я обратил внимание, что в последнее время другие девушки-маратхи перестали делить с ним его шатер по ночам, кроме…

Он замолчал, быстро оглядевшись но сторонам. В пределах слышимости шпионов не наблюдалось.

— Как она? — спросил Велисарий. — Ты в курсе? По очевидным причинам, я стараюсь держаться подальше от паланкина.

— Я сам не заглядывал внутрь. Как говорит Эон, она привыкла к его присутствию, но он не уверен, как она отреагирует на другого мужчину. Она больше не шарахается от него, но все еще не разговаривает, даже с Тарабай. Наконец стала хорошо есть. Физические раны все зажили. Эон говорит, что все время старается держаться подальше от нее, как можно дальше — на столько, на сколько позволяет ограниченное пространство паланкина. Как он думает, девушка больше не считает, что от него исходит угроза. Хотя бы потому…

Из паланкина послышался еще один крик радости. Радости от наслаждения.

— …что Тарабай держит под контролем все его эротические импульсы, — усмехнулся Велисарий.

Полководец показал пальцем на погонщика, управляющего слоном.

— Надеюсь, Эзана не выражает недовольства? Или Вахси? Или Усанас?

Гармат рассмеялся.

— А с чего бы вдруг? Да, они больше не наслаждаются компанией Тарабай, но есть еще две женщины-маратхи. И кушанки не прочь продемонстрировать свои симпатии, когда твои катафракты слишком устают, чтобы уделить им внимание. Кроме всего прочего, все они — солдаты. Самые лучшие из солдат. Они не склонны к глупой ревности, а также в курсе, что мы действуем по военному плану.

Еще один женский крик радости. За ним — тихий стон мужчины. Стон удовольствия.

— В некотором роде.

Велисарий улыбнулся.

— Ну, Эон определенно выполнил роль, отведенную ему планом, — сказал Велисарий. — Просто идеально, с первого дня путешествия.

— Великолепно сыграл, — согласился Гармат. — Во время последнего представления я думал, что Венандакатру удар хватит, прямо на месте.

Советник с любовью похлопал лошадь по спине.

— Бедный Венандакатра! Он дарит нам лучших лошадей, а принц тут же начинает жаловаться и требовать паланкин. Стонет, что для его монаршей задницы нужны подушечки!

— И очень большой слон, — добавил Велисарий, посмеиваясь. — Достаточно сильный, чтобы нести и принца, и его женщин.

Теперь и Гармат хохотал.

— А затем… Ты видел лицо Венандакатры после того, как…

— Его хитрый замысел обернулся против него? — Велисарий чуть не свалился с лошади от хохота. — Здорово получилось! Какой идиот! Он дает самого большого и самого трудноуправляемого слона…

— …африканцам!

Велисарий с Гарматом замолчали, с удовольствием предаваясь воспоминаниям.

— И это ваш самый большой слон? — спросил Эзана. — Этот карлик?

— Вы только взгляните на эти маленькие ушки! — застонал Вахси. — Может, он еще слоненок?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать