Жанр: Фэнтези » Дэвид Дрейк, Эрик Флинт » Окольный путь (страница 66)


— А может, и вообще не слон, — добавил Усанас. — Может, просто крупная антилопа гну.

Венандакатра уставился на них в ярости и неверии. Потом осталась одна ярость. Неверие прошло после того, как Эзана с Вахси быстро продемонстрировали свое умение в управлении слонами. После того как сарвены вспомнили несколько аксумских военных кампаний, в которых участвовали африканские слоны и хорошо показали себя. После того как Усанас перечислил добродетели африканских слонов, не забыв при этом упомянуть их отличия от индийских. Так называемых слонов. Но возможно, и не слонов. Может, просто крупных тапиров 43, претендующих на большее.

После того как они прекратили смеяться, Гармат заметил:

— Не исключено, мы на самом деле перестарались. Как я заметил, Венандакатра не приглашал нас на ужин с начала путешествия.

— Еще пригласит, — уверенно ответил Велисарий. — Мы выехали из Бхаруча только две недели назад. Судя по скорости передвижения ну просто матроны на прогулке — нам потребуется месяца два, чтобы добраться до его «скромной загородной резиденции». — Он фыркнул. — Если бы я был одним из его подчиненных, то уже умер бы от скуки. Сомневаюсь, что мы преодолеваем больше десяти миль в день. В лучшем случае.

— Ты уверен, друг мой? Пригласит ли вообще?

— Подозреваю, примерно недели через две или около того. Сред нему человеку, страдающему манией величия, нужна только неделя, чтобы проглотить недовольство. Но даже Венандакатре не потребуется больше месяца. Что бы о нем ни говорили, он не дурак, и я сделал уже немало намеков. К этому времени он уже разработал свой план, который еще не начал претворять в жизнь. Не может он определиться окончательно, пока с нами не поговорит. Со мной. Так что — да, две недели.

И на самом деле через тринадцать дней из шатра Венандакатры, вскоре после того как караван остановился на ночлег, прибежал курьер. Он принес послание от хозяина, написанное на прекрасном греческом. Венандакатра вежливо приглашал Велисария составить ему компанию на «скромном ужине».

— Ни меня, ни Эона не пригласили, — заметил Гармат. Старый советник посмотрел на Велисария, затем поклонился.

— Я восхищен, Велисарий. Ты на самом деле великий стратег. Признаюсь: до этой минуты я скептически относился к твоему плану. Не думал, что он сработает.

Велисарий пожал плечами.

— Давай не будем ничего предполагать. Как обычно напоминает мне мой старый учитель Маврикий: никогда не рассчитывай на то, что враг поведет себя так, как ты ожидаешь.

Гармат кивнул.

— Прекрасный совет. Но он не включает всю военную мудрость. Время от времени, знаешь ли, враг все-таки делает то, на что ты рассчитываешь. В таком случае ты должен быть готов нанести безжалостный удар.

— Именно это я и говорю Маврикию! — весело воскликнул Велисарий. Он бросил послание в костер, который только что развел Усанас.

Давазз выпрямился и повернулся.

— Час пробил? — спросил он. Губы расплылись в улыбке.

Велисарий снова пожал плечами.

— Какое-то время мы не будем знать. Но думаю: да. Ты готов?

Улыбка его напоминала Александрийский маяк.

Через три часа после появления в шатре Венандакатры Велисарий уверился, что все идет как надо. С минуту он раздумывал, не подать ли сигнал Усанасу, затем отказался от этой идеи. Бесполезное беспокойство. Зачем подавать сигнал о приближении добычи приготовившемуся к броску льву?

На самом деле полководец обрел уверенность уже час назад. После обычных ничего не значащих приветствий и обмена любезностями подали еду и разлили вино. Венандакатра сразу же принялся обсуждать любовные дела. «Пытается выведать секреты», — подумал Велисарий. Но вскоре стало очевидно: нет секретов, которые бы не знал Венандакатра. Кроме одного, который он знал, но неправильно интерпретировал. Именно так, как думал Велисарий.

Как говорил Усанас в свое время, дичь следует ловить, поняв ее душу.

— Теперь мне все ясно, — сказал Венандакатра и захихикал. — А то я думал: почему он выбирает только сук из маратхи для путешествия? После того как он попробовал все национальности, которые только есть в Индии, в Бхаруче. — Венандакатра опять засмеялся.

Велисарий не мог ответить таким же похотливым смехом, но решил: его грубый хохот для этого случая сойдет.

— Это правда. Он любит покоренных женщин. Чем меньше времени прошло после покорения, тем лучше. Они самые покорные. Такие как раз в его вкусе. — Еще один грубый смешок. Велисарий специально пустил струйку вина вниз по подбородку. — Его солдаты рассказывали мне, как они ходили в Гумхурию.44 Аксумиты покорили ее, а парень — ему тогда было только семнадцать — перетрахал весь…

Велисарий поведал почти невероятную историю — но только не для Венандакатры. Хотя почему бы и не поверить в способности Эона? После того, что он вытворял в Бхаруче? А об этом Венандакатра явно знал в подробностях. Как и предполагал Велисарий, шпионы высокопоставленного представителя малва допрашивали женщин, которые делили постель с принцем. Конечно, всех, кроме маратхи.

Тем не менее Венандакатра почувствовал фальшь. Почти почувствовал. Ведь Велисарий рассказал не только о сексуальных возможностях принца, но и о его жестокости.

— Странно, но у меня сложилось впечатление… — осторожно заметил Подлый после того, как отсмеялся над рассказом. — Ты понимаешь, сам я ничего не знаю, но ведь слухи об иностранцах всегда распространяются… Так вот, говорят, ни одну из женщин, прошедших через постель Эона, не избили. Ну если только его членом!

Венандакатра опять

захихикал, Велисарий ответил грубым смехом. Потом пожал плечами.

— Как я понял из слов советника, парень себя сдерживает. Он все-таки находится в чужой стране. — Полководец легко махнул рукой. — Ведь есть же законы.

Он отхлебнул еще вина. Рыгнул.

— Поэтому в конце концов парень пришел в отчаяние. Ну не может он все время сдерживаться! Эон велел своим людям найти рабынь. — Велисарий рыгнул еще раз. — С рабами можно обращаться так, как захочет хозяин. В любой стране.

(Велисарий врал. Дела обстояли совсем не так в большинстве цивилизованных стран, где доводилось бывать Велисарию, по край ней мере в современном мире. Определенно не так по римскому праву. Но он считал, что Венандакатра этого не знает. Рабы и их права считались ниже даже презрения великого Венандакатры. В любой стране и, конечно, его собственной.)

— Да, да. — Взгляд Подлого опять стал похотливым. — На самом деле ходит слух, что одна из рабынь-маратхи не поладила со своим новым хозяином.

Велисарий сдержался от резкого ответа, и выражение его лица осталось тем же. Ему было нетрудно контролировать отвращение или презрение. У него имелось достаточно опыта после стольких недель — даже месяцев! — в компании Венандакатры. Но не показать, что ему стыдно, оказалось труднее.

Секунду его взгляд бесцельно блуждал по комнате, осматривая богатые гобелены, покрывающие шелковые стены шатра. Глаза остановились на подсвечнике, стоявшем в центре стола. Несмотря на блеск золота, прекрасный дизайн и работу, подсвечник казался гротескным. Сделан он был в форме пляшущего божка с мерзкой ухмылкой, с эрегированным членом, в четырех руках божество держало серебряные черепа, в которые и вставлялись свечи.

Велисарий оторвал взгляд от подсвечника и снова посмотрел на Венандакатру. И даже смог изобразить на лице похотливое выражение.

Он отправил владельца гостиницы в комнату несчастной под каким-то дурацким предлогом и дал определенные указания девушке, ухаживающей за ней. Сиделка должна позволить владельцу гостиницы войти в комнату (что она с неудовольствием сделала — в конце концов она ведь рабыня). Но Велисарий не стал заранее предупреждать принца, поскольку знал: Эон загородит вход своим телом.

Конечно, задумка сработала. Владелец гостиницы увидел девушку и, судя по презрению у него на лице, все понял. Или думал, что понял. А Венандакатра определенно интерпретировал увиденное владельцем гостиницы так, как надеялся Велисарий, — после того как допросил владельца гостиницы. Полководцу было даже стыдно вспоминать о случившемся.

Велисарий считал, что принц набросится на него — позднее, когда Эон узнал о случившемся. И набросился бы, если бы его не сдержали Эзана с Вахси.

«Боже, а я ведь полюбил этого парня, — думал Велисарий. — Эона нисколько не волновало, что о нем подумает владелец гостиницы.

Только то, что из-за меня девушка подверглась новым страданиям. Пусть мой сын Фотий вырастет таким же, как он»

Но Велисарий был полководцем, великим полководцем, а этой породе людей никак не обойтись без безжалостности. Поэтому ему и удалось удержать на лице похотливую ухмылку. И пустить еще одну струйку вина по подбородку.

Венандакатра лично наполнил ему кубок. В отличие от всех предыдущих совместных ужинов, на этот раз Венандакатра выгнал из шатра всех слуг после того, как они с Велисарием закончили трапезу.

— Как я заметил, принц спокойно делится своими женщинами с солдатами, — сказал Венандакатра. — Обычно особы королевской крови этого не делают.

Велисарий рыгнул.

— А почему бы и нет!? Это же не жены и даже не наложницы. Они же просто шлюхи и рабыни. — Он снова рыгнул. — Я сам делюсь кушанскими шлюхами со своими солдатами. И много раз так делал во время кампаний.

Велисарий многозначительно посмотрел на Венандакатру и подмигнул — как один бывалый опытный солдат другому (хотя, конечно, высокопоставленный представитель малва не мог считаться не только опытным солдатом, но и солдатом вообще, хотя и мнил себя неизвестно кем).

— Знаешь, это помогает поддерживать популярность в войсках. Такая мелочь, а простые люди это любят. И ведь шлюх всегда хватает. В особенности после того, как возьмешь город. — Полководец изобразил похотливую улыбку. — Боже, как я люблю брать города! Осада — полная дрянь, но потом. О, да!

Венандакатра захихикал.

— И я! — закричал он.

«А ведь на самом деле Подлый. Сомневаюсь, что он хоть раз в жизни подходил к осажденному городу ближе, чем на дальность полета стрелы. Но уверен после захвата врывался первым, выбирая трофеи и женщин».

Велисарий снова боролся с собой, чтобы не показать отвращение: он ненавидел разграбление покоренных городов. Делал все от него зависящее, чтобы избежать этого, конечно, кроме проигрыша кампании. Практически невозможно держать войска под контролем в захваченном городе после долгой осады, за исключением элитных подразделений, как его катафракты. Нет ничего ужаснее, чем город, подвергающийся разграблению. Это ад на земле. Царство Сатаны. Тогда совершаются самые жестокие и зверские преступления, на которые только способны люди. Причем совершаются с радостью и дикостью, которая бы опозорила даже демонов ада.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать