Жанр: Научная Фантастика » Дмитрий Нечай » Повести и рассказы (страница 15)


Поль проснулся после обеда. Солнце жгло через окно, и вся комната была нагрета до предела.

Бутылка со стаканом, в котором багровело недопитое вино, стояла у изголовья дивана, отбрасывая розовый отсвет на спинку кресла, придвинутого к стене. Поль посмотрел на часы. До сеанса связи было еще три часа. Встав и слегка размяв залежавшиеся мышцы, Поль включил телевизор. Во рту оставался приятный, хотя и суховатый привкус вина. Поль налил себе бокал и, медленно посасывая, чтобы растянуть удовольствие, посмотрел на экран уже нагревшегося телевизора. Шел выпуск новостей. Стандартно одетый диктор читал скучно деловым голосом похожий по содержанию на вчерашний или позавчерашний, а может, и прошлогодний, текст о каких-то успехах и упущениях, об обстановке в мире и всякой прочей ерунде

Поль подошел к окну. На улице, несмотря на жару, бегали, радостно крича, ребятишки, не менее почему-то радостные взрослые в больших количествах бодро разгуливали по тротуарам. Везде раздавались веселые выкрики, отрывки песен и смех. Поль глянул на календарь, висевший рядом на стене. Странно, обыкновенная среда, никакого праздника. Голос диктора, до сего момента вообще Полем не воспринимавшийся, неожиданно зазвучал как будто более четко и отрывисто. Он читал:" Повторяя утреннее сообщение из правительства, информируем уважаемых зрителей, что на вчерашнем вечернем заседании коллегия руководства удовлетворила просьбу об уходе на пенсию генерала Линда. На его место назначен новый руководитель ведомства, полковник Генрих Ру.

Испарина проступила на лбу Поля. Генерал ушел на пенсию?! Он, знающий генерала много лет, даже если бы генералу было все сто, услышав от кого-либо о подобной его просьбе, рассмеялся бы в лицо. Но реальная ситуация к смеху совсем не располагала. Мгновенно сообразив, в чем дело и что надо делать, Поль, схватив на ходу пиджак, побежал к двери.

В голове вместе с пульсом, ежесекундно ударяющим по вискам, вертелось одно: "Только бы не они, только бы не они. Иначе конец. Иначе крах."

Вихрем ворвавшись в приемную и с грохотом пушечного выстрела захлопнув за собой дверь кабинета, Поль упал на локти у спецкомпьютера. Времени настолько мало, настолько много его уже безвозвратно потеряно, что не успеть были все шансы. Попытка связаться с личным компьютером генерала оказалась безуспешной. Новый начальник уже успел лишить старого его возможностей, положенных ему по службе. Цепенея от ужаса неотвратимости провала всей операции, Поль, уже безнадежно глядя на клавиатуру, набрал код банка данных. Удача была абсолютно неожиданна. Увлекшись борьбой за кресло и, видимо, немного рассеявши свое внимание на массу всяких дел, связанных с этим, новый босс совсем забыл перекрыть доступ к банку данных.

Подобная ситуация, однако, говорила не о рассеянности нового руководителя, а о хорошей конспирации в старой гвардии организации. Убрав генерала и, вместе с этим, заблокировав тех, кто имел спецкомпьютеры, а таких были единицы, все очень близкие генералу, полковник Ру и представить себе не мог, что подобное устройство по личному сверхсекретному приказу генерала присутствует в городе. Именно благодаря этому Поль получил ценнейшую информацию. Через десять секунд после своего запроса он убедился в том, что вот уже двадцать минут не давало ему покоя.

Новый шеф был из города. Хитросплетения его пути к теперешнему его посту закручивались так лихо, что, не будь подобного компьютера, Поль едва ли сумел вычислить, откуда появился этот начальник. Впрочем, это уже имело только второстепенное значение. Случившееся не оставляло никаких вариантов на более или менее вероятные действия. Для принятия решения у Поля были мгновения. И он принял его. Он знал, что все ключевые посты в организации уже взяты, что старые сотрудники остались лишь кое-где на местах и что время их истекает стремительно. Свою же участь Полю было представить проще простого. Одно оставалось странным. Как он, Поль, до сих пор остался вне поля зрения. И это при такой-то миссии.

Суетиться ни в коем случае нельзя, действовать быстро, уверенно и спокойно, главное, спокойно. Единственным шансом был руководитель. Только он еще обладал силой и властью, превышающей силу и власть нового шефа.

Спокойно спустившись ко входу в центр, Поль сел в дежурную машину и, после того, как закрыл двери, та сорвалась с места, как ракета. Поль не боялся катастрофы, он боялся опять не успеть. Проносясь на красный свет и пересекая пешеходные дорожки, царапаясь своим лакированным корпусом об ограждения и столбы, машина шла кратчайшим путем к черте города. Там Поля все время обязан был ждать его личный, как и эта дежурная машина, скоростной всепогодный истребитель.

"Получив даже такое место в руководстве, добраться до самого верха будет непросто. На это у них уйдет много времени, Но вот, чтобы добраться до меня, у них времени хватит с лихвой, -- думал Поль, уже подъезжая к территории аэродрома, -- Если не я, то уже, наверное, никто не сможет укротить этого монстра. Если я успею, то им конец."

Поль даже не задумывался, поверит руководитель ему или нет. Он был в этом абсолютно уверен. Факты, которые он был готов представить, убедили бы любого. "Ведь в биографии, в биографии-то у этих господ никто не рылся, особенно в ее темных местах. А вот мы и копнем. А как копнем, там и поглядим -- кто кого."

Поль ясно представлял, что даже в лучшем случае кровопролитие неизбежно. Но у руководителя армия, официальная власть и мировое имя. Против этого служба бывшего генерала, а ныне сверхполковника не устоит ни при каких обстоятельствах.

Взвизгнули тормоза. Машина, качнувшись, замерла на той же асфальтовой площадке, где несколько дней назад Поль впервые спустился на землю этого города. Самолет стоял в полной готовности, но летчика нигде не было. Спеша, Поль забыл сообщить на аэродром, что вылетает. Занятые теперь по его приказу, который он отдал не медля по блоку связи, поиском летчика работники аэродрома шныряли вокруг. Поль нервно заламывал себе пальцы, беспокойно прохаживаясь вдоль истребителя.

-- Проклятый разгильдяй, где он шляется?. Время, время, оно совсем не ждет!

Наконец, из здания диспетчерской, на ходу надевая шлем, выбежал пилот в сером летном комбинезоне. Поль хлопнул истребитель по крылу и с гулом металла выкрикнул:

-- Ну, наконец-то, бегом, бегом давай.

Без всякой лестницы Поль, раскорячившись, как паук, влез в кабину и, пристегнувшись к креслу, провел по лицу руками. Взобравшись таким же образом, летчик тоже пристегнулся и, закрыв стекло кабины, спросил:

-- Куда летим?

Поль опустил руки.

-- Летим в столицу. Сядешь не на аэродроме, а у парадного входа в дом руководства.

Пилот, вывернувшись под ремнями, как змея, посмотрел на Поля с недоверием.

-- Где, где сесть?

Поль с размаху ударил кулаком щиток приборов перед собой.

-- Выполняй приказ, дурак. Сядем перед входом в дом руководства. Отвечаю за все я. Понял?!

Пилот повернулся и, бормоча себе под нос, запустил двигатели.

-- Мое дело маленькое, хоть в кабинет к руководителю.

Сильный толчок вжал Поля в кресло. Истребитель, набирая скорость, побежал по полосе.

В приемной центра зазвонил телефон. Секретарь, зевнув, снял трубку и, сообщив, куда попал звонящий, молчал, слушая ответ. Секунду в трубке было тихо, потом спокойный, мертвецки холодный голос сказал:

-- Секретарь, звонит полковник Ру. Где ваш шеф?

Секретарь, уже успевший узнать из сообщений, кто такой полковник Ру, застыл в неестественной позе.

--Вы что, оглохни, секретарь? Я спрашиваю -- где ваш шеф? -- повторил голос в трубке.

Секретарь встал и напуганным дрожащим голосом, ибо тон полковника был воинственен, ответил:

-- Шеф выехал на аэродром, мой полковник. Об этом сообщил тамошний наш сотрудник. -- Секретарь хотел добавить, что его шеф собирался куда-то лететь, но трубку на том конце провода уже бросили.

* * *

Далеко внизу белели облака. Истребитель стал постепенно сбавлять скорость и снижаться. Накренившись влево, он блеснул металлом крыла и, снизившись еще немного, выровнялся. Большая часть пути была преодолена, до столицы оставалось каких-нибудь полчаса лету. Пролетев еще немного, самолет опять снизился, стремительно приближаясь к ослепительно белеющим облакам. В тот же момент из облаков навстречу ему вышло два раскрашенных маскировочными пятнами перехватчика. Появившиеся внезапно самолеты разошлись в противоположные стороны, одновременно полыхнув пуском ракет. Описав круг, перехватчики снизились и, сбавив скорость, нырнули под облака. Кое-где ниже еще виднелись догорающие остатки истребителя, медленно падающего вниз. Они, вращаясь, снижались кругами и оставляли за собой дымный шлейф. Прибавив скорость, перехватчики поднялись выше и через минуту скрылись в покрытой дымкой дали горизонта.

1989 г.

ОКНО В ПУСТОТУ

Было невыносимо жарко. Шалли снял пиджак и расстегнул рубашку почти до пояса.

-- Это какой-то кошмар, сейчас еще осталось сесть в машину, и тот же час без каких-либо препятствий можно понять, что чувствует поросенок, когда сидит в работающей духовке.

Темно-синий корпус автомобиля был окутан раскаленным воздухом, дотронуться до него грозило получением приличного ожога. Шалли вытащил смоченный только что на работе платок и, накинув его на ручку, вставил в скважину ключ. Кнопка ручки легко провалилась, и дверь моментально распахнулась, на удивление не обожгя вырвавшейся внутренней атмосферой. По прикидкам Шалли, она должна была доходить по температуре чуть ли не на плазму. Шалли высунул ключ из скважины и пригнулся, собираясь сесть за руль. В тот же миг двое неизвестных легким и одновременно сильным движением быстро забросили его руки за спину и, зафиксировав их наручниками, которые Шалли узнал по резкому щелчку, отбросили назад на тротуар.

Устояв, он выпрямился, все еще пытаясь понять, в чем же, собственно, дело, но, видимо, напрасно, потому что сразу же получил впечатляющий удар ногой в солнечное сплетение.

В глазах потемнело, и по легкой перегрузке Шалли понял, что падает. Рядом тихо заурчал двигатель какой-то машины, и, уже немного приходя в себя, Шалли увидел, что его впихнули в салон и, захлопнув двери, сели рядом по обе стороны. Он даже не успел рассмотреть эти двух, откуда только они взялись так стремительно. Сидящий слева был суров и важен. Кудрявая борода и закрывшие лицо такие же кудрявые волосы придавали ему особый гонор и официальную наглость. Правый был гораздо моложе, на вид лет двадцать, но тоже хорош, чистый Мефистофель. Шалли решил, было, спросить, что тут, в конце концов, происходит, но почувствовал, что рот широко раскрыт и в нем до самой глотки торчит огромный кляп.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать