Жанр: Научная Фантастика » Дмитрий Нечай » Повести и рассказы (страница 33)


Теперь у редактора не было сомнений: за ним, именно за ним, а не за незнакомцем, следили, следят и будут следить. Будут до тех пор, пока либо не убьют этого человека, либо не упустят его. Выводы были неутешительны -- при любом варианте жить оставалось не так долго, как ему хотелось бы.

Неотвратимая угроза нависла над ним столь реально, что Элмер лихорадочно стал перебирать варианты спасения. Он отложил все дела и весь день просидел дома, обдумывая свои дальнейшие действия. На самый крайний случай редактор решил укрыться за без сомнения мощной защитой полковника. К вечеру волнение немного поубавилось, и Элмер занялся давненько поджидавшими его статьями. Утренний стресс и весь последующий день достаточно растормошили его, и мозг работал четко и продуктивно. За час он закончил почти весь объем материалов и уже дописывал последние строчки, когда в дверь его квартиры негромко постучали.

Элмер ни на секунду не собирался терять бдительность и принял все меры предосторожности. Став за бетонным выступом стены рядом с дверями, он, даже не высунувшись оттуда, спросил: "Кто там?" За дверями было молчание, потом пришедший потоптался, и, наверное, сообразив что-то ответил:

-- Господин редактор, я ваш сосед по этажу, вы меня знаете, из триста десятой квартиры. Меня просили передать вам, один ваш друг просил, что он сегодня будет ждать вас...

Элмер стремительно распахнул двери. Он узнал голос соседа, но даже это не заставило бы его открыть двери, не услышь он про друга и место встречи. Без сомнений, наивный сосед, ничуть не стесняясь, выложил бы на весь этаж, где и когда ждут Элмера, и даже как он выглядел, этот друг.

-- Заходите, -- редактор указал рукой в квартиру.

Сосед на мгновение замялся и переступил порог.

-- Сейчас, подождите, я быстренько кое-что закончу, -- он схватил со стола бумаги и ручку.

Элмер решил быть осторожным до конца, и пусть это покажется странным тому же соседу, но он не изменит своего решения. "После того, как вы подробно напишете, где и когда он меня ждет, скажите вслух любой адрес и время попозже, якобы именно там он и будет встречаться со мной", -- написал редактор и протянул лист соседу. Тот, надо отдать ему должное, не воспринял это, как нечто ненормальное, и так и сделал. Закончив письменно, он отдал все Элмеру и повернулся собираясь уходить.

-- Ну, ладно, господин редактор, я вижу, вы заняты, так не забудьте: друг просил вас подойти часов в десять к центральному супермаркету, прямо около входа. Ну, до свиданья, -- он закрыл за собой дверь.

Элмер взглянул на лист бумаги, который держал в руках: "В восемь, по адресу -- Фабричный сквер, номер 12, зайти во второе парадное от дороги и ждать."

Элмер взглянул на часы, было без пяти семь. Ему уже порядком надоели эти несостоявшиеся встречи, и перспектива такого же свидания не радовала. Однако, он отдавал себе отчет в том, что если незнакомец, так скоро и настолько четко описав место, решил опять выйти на контакт, то шансы на успех немного увеличились. Элмер оделся и, прихватив с собой диктофон, вышел из квартиры. На этот раз он решил поиграть с теми, кто, без сомнения, следил за ним в этот вечер. Элмер быстро запарковал машину у дома за квартал от места встречи и, приложив немало усилий, сумел добежать до уходящего автобуса в другую сторону. Выскочив у станции подземки, он бегом растворился в толпе и, опять-таки, еле успев, втиснулся в закрывающиеся двери вагона. Этого Элмер не считал достаточным. Доехав до следующей станции, он резко выскочил из вагона в небольшую щель между уже захлопывающимися дверями. Проделав это несколько раз на каждой из следующих станций, он доехал, наконец, до нужной ему остановки. После нескольких усилий Элмер имел все основания предполагать, что слежка, уж во всяком случае хотя бы на время, исчезла. Поднявшись наверх, он направился по указанному адресу. На улице было много людей, и редактору, идущему против общего потока, пришлось слегка поработать локтями.

Свернув направо в небольшую подворотню, Элмер увидел стоящее боком здание под нужным ему номером. Двор дома был мрачен и сильно грязен. Воняло разложившимся мусором. Дом как бы врос своим монолитом в корпуса стоящих за ним зданий и образовывал с ними общие каменные джунгли этого квартала. Элмер подошел ко второму подъезду и оглянулся по сторонам. Вокруг не было ни души. Стекла дверей подъезда чернели непроглядной тьмой.

Редактору стало жутковато, но отступать он не собирался. Было уже без трех восемь, и он решительно шагнул в дом, распахнув двери подъезда.

В темном коридоре на ведущей к первому этажу лестнице Элмер увидел фигуру человека. Он стоял неподвижно. Хлопнула закрывшаяся за редактором дверь, и он остановился в двух шагах от неизвестного.

-- Ну, вот и свиделись, господин редактор, -- тихо произнес человек. Ни его лица, ни цвета одежды различить было невозможно. Единственным источником света здесь была лишь слабая лампочка, горящая на втором этаже и освещавшая площадку за незнакомцем слабой полоской.

-- Не будем терять время, -- незнакомец подошел ближе. -- Снимайте ваш плащ и шляпу, одевайте мою куртку и поднимайтесь на третий этаж. Там вы найдете галерею, ведущую в соседний дом, идите туда. Спустившись на первый этаж, выйдите из дома и перейдите дорогу. Зайдите в парадное дома напротив. В том доме поднимитесь на пятый этаж и, пройдя через похожую галерею в следующий дом, на девятом его этаже зайдите в квартиру номер восемьдесят, вот вам ключи. Там меня и ждите, я буду минут через пятнадцать.

Незнакомец протянул Элмеру ключи и, приняв плащ со шляпой, тут же облачился в это.

-- Ну, с Богом, господин редактор, поторапливайтесь, -- незнакомец втянул шею и пошел к двери подъезда.

Элмер не стал задерживаться и почти бегом проследовал по указанному маршруту. Он понимал, что человек, которого он только что видел, не удовлетворился бы никакими методами конспирации, кроме своих собственных, однако, его поступок был Элмеру непонятен.

"Почему он не пошел с ним, а, переодевшись в него же, пошел прямо в лоб на слежку, если она не отстала раньше, конечно? И тем более странно, потому что люди, следящие за мной, не пропустят такой фальши и мгновенно узнают чужого в моей одежде."

Через пять минут редактор стоял у двери на девятом этаже конечного дома на пути своего хитроумного следования. Щелкнул замок, и Элмер вошел в небольшую квартиру. Мебели было минимум, телевизор, магнитофон, в углу темнел экраном компьютер. На стене висела довольно красивая картина. Он сел в кресло и стал ждать. Теперь лишь смерть могла лишить его возможности увидеть и пообщаться с этим загадочным незнакомцем, за которым тщетно гоняется одному ему известное количество людей. Время тянулось невыносимо медленно, казалось, минута по продолжительности равна целому часу, но Элмер терпеливо ждал и был готов ждать еще и еще, ждать столько, сколько потребуется.

Прошло еще десять минут, редактор не выдержал и закурил. Он нервно затягивался, выдыхая стремительным смерчем едко-белый дым.

В коридоре послышалось шарканье ног. Элмер замер. Кто-то пощелкал ключами в замке, и дверь квартиры распахнулась, впуская стоявшего за ней человека. Он был по-прежнему в редакторском плаще и шляпе. Незнакомец захлопнул дверь и устало подошел к столику рядом с поджидающим его Элмером...

-- Ну, вот и все. Надеюсь, вы не сильно утомились, дожидаясь меня здесь.

Человек снял плащ и бросил его на диван.

-- Нам предстоит серьезный разговор, и я хотел бы, чтобы вы отнеслись ко всему, сказанному здесь, предельно внимательно.

Он сел в кресло напротив и, сняв шляпу, положил ее на стол перед собой. Элмер увидел, что незнакомец совершенно лысый. Даже не только лысый, но и без бровей и ресниц. На его худощавом лице, как и на всей голове в целом, не было ни единого волоса, он был идеально гладким, и его лысина сияла от световых бликов.

Редактор очнулся.

-- Да, конечно, но прежде я хотел бы принести свои извинения за то беспокойство, которое я причинил вам в предыдущие наши встречи, хотя таковыми их и не назовешь. Я совершенно ни при чем и понятия не имел, что за вами такая охота.

Незнакомец улыбнулся:

-- Да, вы правы, охота. Все, видите ли, желают заполучить меня, а некоторые просто убить. Тут все зависит от их интереса, что кому надо, так сказать.

Элмер поправил свитер.

-- Извините, а не мог бы я записать нашу беседу на диктофон, профессиональная хватка, понимаете ли, репортаж-- так уж достоверный.

Незнакомец отрицательно покачал головой:

-- Господин редактор, я думаю, вас ждет большой сюрприз, когда вы узнаете, что я не только голос свой вам запишу, но и кое-что еще.

Он достал из тумбочки, стоявшей справа от него, видеокамеру.

-- Если бы я не нуждался во всем этом, то вы бы никогда не узнали обо мне. Ставьте камеру в автоматический режим и начнем, пожалуй, нашу беседу.

Элмер установил камеру на тумбе так, чтобы в кадр они попадали вместе, и, включив весь свет, имеющийся в комнате, сел на свое место.

-- Итак, я хотел встретиться с вами, чтобы сообщить об очень важном событии, -- начал незнакомец, -- меня зовут Жан Пэрэ. Много лет я занимался вопросами биогенной инженерии. Сначала я работал в закрытом институте стратегических исследований, затем в спецотделе биологического вооружения, а потом я работал сам. Они лишь снабжали меня всем необходимым в моих исследованиях и регулярно интересовались результатами.

Элмер внимательно слушал. Было похоже на то, что дело пахло чем-то грандиозным, что может вызвать не просто взрыв в прессе, а нечто значительно большее.

-- Я работал над проблемой ускоренной регенерации у человека, -продолжал незнакомец.

-- В последнее время в секретные лаборатории поступило распоряжение ускорить разработку средств, влияющих на быстрый рост и восстановление поврежденных и вовсе утраченных органов. Их интересовала возможность создания специального препарата, позволяющего быстро и эффективно ставить в строй искалеченных в боях солдат. Кроме того, как всякое достижение такого рода, оно было вполне пригодно и для более широкого спектра проблем.

На последних стадиях исследований, где-то около двух лет назад, мне и двум моим коллегам удалось добиться успеха, правда, с кое-какими последующими осложнениями. Например, при регенерации руки на восемьдесят процентов ее былого размера, при первичном остатке двадцати, от которых и начинался рост остального, наступало сильное истощение организма, требующее отдельного вмешательства. И в результате срок полной реконструкции составлял месяца четыре, не меньше, а требовали от нас -- месяц-полтора от силы. Конечно, и это был грандиозный успех, и лишь тупицы на руководящих постах не могли этого понять, им требовалось сокращение сроков до одного месяца.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать