Жанр: Научная Фантастика » Дмитрий Нечай » Повести и рассказы (страница 47)


Но смысл этого ребуса я, лично, вижу вовсе не в этом. Смысл этой загадки в ее логической невозможности, что мне очень ясно доказывает, что Бога нет. Нет в нашем, обыденном его понимании. Есть Нечто, но это Нечто совершенно отлично от того старенького, затасканного образа Бога, каким мы рисуем его в своем воображении на протяжении веков. Это Нечто неясно, и, что самое главное, оно бесконечно. Понимаете ли, совершенно бесконечно, как сама пустота, что открыта задолго до нас с вами. Возникает закономерный вопрос: можно ли достичь конца в том, в чем конца не существует? Естественно, нельзя. Я бы, молодой человек, первым повесился бы, если б мне кто-то сумел доказать, что можно. И не потому, что он посрамил бы тем самым скудность моей мысли, а потому, что после этого нам с вами не имело бы смысла жить. Посудите сами, вся история человечества свидетельствует нам о принципе вечного, именно вечного, совершенствования, развития без конца. Если угодно, то и без начала: кто сумеет найти его, тот -- великий гений, способный отыскать и конец. Общества, отдельная личность, все в мире развивается, устремляясь в Ничто, в бесконечную бездну. Сам принцип устройства человека начинается в бесконечно малом, устремляясь в бесконечно большое, проходя через биологический фактор и преобразуясь в неосязаемую мысль, рвущуюся в неведомое с желанием и потребностью, которые мы не в силах понять и объяснить.

Одно мы можем знать наверняка -- что это необходимо. И это, действительно, необходимо, так как этот самый пресловутый смысл жизни и состоит в бесконечном процессе развития. В нем и надо искать радость своего существования, ибо движение и развитие твое бесконечно и ты никогда не достигнешь цели, потому что ее нет. Нет в том понимании, в котором мы привыкли ее представлять. Есть вечный свет впереди бесконечного тоннеля -манящая звезда, свет ее виден... но прикоснуться к ней невозможно. А в обычном понимании есть промежуточные цели, коих бесконечное множество на бесконечном пути в Никуда из Ниоткуда. Они принимают различные формы, превращаясь в разнообразные предметы, которые удовлетворяют наши запросы и прихоти в соответствии с возрастом и уровнем развития: начиная с лакомств -предела мечтаний ребенка, и преобразуясь в нечто более серьезное и важное по мере его, ребенка, возмужания. Иначе говоря, это призы для поддержания стимула, раззадоривания любопытства и жажды познания, этих внутренних двигателей нашего естества.

Цель ясна, но, применительно к человеческой жизни, она причудливо преломляется в мозгу и психике людей и приобретает несколько отличный оттенок. В человеческой природе наряду со здравым сомнением живут еще такие коварные штучки, как апатия, лень, неуверенность и всяческие совершенно глупые колебания. Распознать их несложно. В отличие от сомнений здравых, они возникают на пустом месте, в виде размышлений ни о чем. Действие их безжалостно. Они уничтожают человека изнутри, сея в нем страх, неуверенность в себе, и превращают человека в ничтожество. А самое главное, они сбивают человека с той самой цели, к которой большинство из нас интуитивно идет, даже не видя ее, и порождают интеллектуальные блуждания на месте, останавливая процесс развития и вечного движения.

Наличие подобных сомнений не должно пугать, они, как вирусы и болезни, своим

существованием призваны закалить человека, но только не физически, а нравственно, если хотите, духовно. Каждый должен уметь их выявлять и подавлять. В этой борьбе побеждает сильнейший. Слабые гибнут духовно и интеллектуально, что не исключает и скорую физическую гибель. Примеры очевидны всем, кто вообще хочет и может что-либо видеть. Добиваясь чего-то, будьте бесконечно изобретательны, настойчивы, не падайте духом и не отчаивайтесь в любой ситуации. Проиграв, отдохните, наберитесь решимости и терпения и прошибайте лбом снова и снова. Будет лучше, если вы погибнете в процессе достижения цели, чем зачахнете, отказавшись от попыток добиться своего. Вся жизнь полна примеров, стоит лишь взглянуть на людей. Те, что, невзирая ни на какие преграды, дерутся с невзгодами, не поддаются лени и скуке, находят себе дело и добиваются тех самых промежуточных целей, нашли единственный верный путь вечного развития. Они проживут жизнь бодро и с чувством удовлетворения. Тот, кто пойдет на поводу у собственных слабостей и опустит руки, тот отречется от естества своего, от принципа, по которому он создан, и в результате выпадет из системы и погибнет. Система никогда не выталкивает соответствующих ей, а чуждые сами исключают себя из системы и превращаются в инородные образования в ее организме. Не имея больше ее защиты, они уничтожаются кишащими повсюду санитарами пространства, которые приобретают всевозможные формы существования от материальных чудовищ до невидимых и неосязаемых сумасшествий.

Лицо старика потемнело. Мне стало страшно. Старик смотрел в пустоту невидящими глазами и говорил, говорил... Казалось, он пророчествует. Его слова почему-то не хотелось подвергать сомнению, все сказанное воспринималось истинным. Внезапно он замолчал и посмотрел на меня своим прежним, но до неузнаваемости веселым взглядом.

-- Я говорил довольно долго, и вы, молодой человек, возможно, потеряли логику моих рассуждений. А у этого мировоззрения существует очень лаконичная форма, и звучит она так: "Высший смысл, цель существования есть бесконечный процесс движения, как постижения и достижения постигнутого." Вот так, просто и ясно.

Он поднялся и пошел прочь.

-- Если вам понравилось, можете стать первым проповедником, я дарю вам эту идею, -- бросил он через плечо. -- Назовите ее, ну, хотя бы, динамизмом, или как-нибудь еще, -- добавил он, скрываясь за живой изгородью густых кустов.

Я спохватился, но сделал совсем не то, что следовало бы. Сам не понимая зачем, я крикнул ему вдогонку:

-- Если я буду первым проповедником, то кем же будете вы?

Из-за кустов донесся едва различимый, удаляющийся смех.

Я вздохнул и откинулся на спинку скамьи, думая о том, что произошло.

По многолетней привычке дернулась рука, и я, машинально взглянув на часы, не поверил своим глазам. Было девять часов вечера. Я нервно огляделся. Солнце заходило за крыши дальних домов, небо на востоке уже начинало темнеть, и парк постепенно погружался во тьму. Был самый настоящий летний вечер.

1996 г.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать