Жанр: Боевая Фантастика » Сергей Вольнов » Звездный меч (страница 13)


Итоговые «продукты» получили официальный статус «модификация серии РХ». Там, где общественное мнение спокойно воспринимало реальный факт существования модифицированных организмов, никаких проблем у этих лаб-модов (и прочих лабораторных модов, иных серий, с иными спецификациями) не было. Там даже мутов (как звались «дикие» моды) воспринимали достаточно спокойно. Но были и цивилизации, в которых не то что мутантов, а и лабораторных модификантов абсолютно не воспринимали. В частности, на пятой планете солнца Кисуму... Впрочем, в этом раю для чёрных расистов вообще всё, не укладывающееся в АфроСтандарт, не имело права на нормальное существование.

Родившейся на зулусской этой планете светлокожей и светловолосой девочке будто в насмешку Природа взяла да и сделала ещё один подарочек.

Мутацию, в результате которой Наоми Эвелина Джексон стала природным аналогом лабораторной «серии РХ». Картина мира для неё слагалась не только из того, что можно увидеть глазами, услышать ушами, унюхать ноздрями, потрогать руками... далеко не. Когда это выяснилось, между именами и фамилией девочки появилась буковка «м». Мутантка. Во всех файлах! На всех карточках!

По кисумуанским обычаям — нечто вроде жёлтой звезды Давида на спинах и рукавах обитателей древнеземного еврейского гетто. И с этой позорной «звездой» Номи, презренная мутка, пария кисумуанского социума, просуществовала до того самого лучезарного дня, когда повстречала Кэпа Йо...

И лишь на «Пожирателе Пространства» она поняла, что Кисуму Пять — ещё не весь мир. И что воистину фашистские каноны тамошней цивилизации Освоенным Пределам не указ. И что её естественные паранормальные способности не постыдное уродство, а неоспоримое преимущество.

Эх, если бы только не совершила она ужаснейшей ошибки, солгав Экипажу в самом начале, скрыв наличие этой проклятой буковки...

...Всё это проносится в голове у Номи, когда она, оцепенев у потайных дверей покоев принца, стоит на коленях, уткнувшись лбом в пол и раскинув руки. К дверям этим, показанным ей накануне Майклом, прилетела Ещё Девушка на крыльях любви, изнемогая от нестерпимого желания. Примчалась, когда ответила на вопрос и приняла решение. Выбрала. И вот...

Сбитая на лету неожиданно прогремевшим выстрелом, пала на шершавый, донельзя реальный пол, не в силах выстоять в полный рост, и застыла без движения, обессиленно распластав крылья.

Отчаянно желая не верить, но, увы, ни на йоту не сомневаясь в реальности происходящего. Отчаянно проклиная себя за то, что её угораздило на свет уродиться не простой девушкой, а девушкой, воспринимающей радиоволны и близкие им диапазоны эфирного спектра...

[[...Я знаю. Нет, ещё рано. Когда я почувствую, что настал момент, скомандую сам. Да, сам! Мне виднее!]] — Майкл раздражён и не скрывает этого.

Канал, по которому ведётся разговор, защищён от прослушивания всеми мыслимыми способами, но для того, чтобы Наоми Эвелина м Джексон не смогла взломать защиту, необходимы немыслимые. «Не могли магически как-нибудь связаться?! — с ненавистью думает она. — Тогда бы я ничего не узнала! И была бы счастлива по-прежнему! О чём не ведаешь, то и не болит. Чародеи проклятые...»

[[Сам, сам... командуй, я разве возражаю? Тренируйся командовать, будущий король. — Отвечающий Майклу голос насмешлив и уверенно-спокоен. — Смотри только, не упусти момент. Тебе там виднее, конечно, однако команду и отсюда послать, сам понимаешь, не проблема.]]

Тот, кто разговаривает с младшим сыном младшего брата короля, казнённого чернью, явно не трепещет и не благоговеет. КТО ЖЕ ОН?!

Предатель же Майкл... «Да, да, предатель, — с тоской думает Номи, — хочу я того или нет, но если беспощадно называть вещи своими именами...» Предатель Майкл, пытаясь скрыть за раздражением настоящий страх, отвечает: [[Мы договорились! Ты обещал! Твоим обещаниям что, грош цена?!]]

«О, как же он боится лишиться обещанной ему власти! — дрожит от боли девушка, стоящая на коленях за дверью. — Будто обладание ею — это всё, что имеет значение для него. Как же ничтожен и мелок он, если это правда!..»

[[Цену моим обещаниям не тебе назначать. Ты предложил товар, я согласился купить, я заплатил аванс. Где товар? Вместо того чтобы общим делом заниматься, ты сюсюкаешься с этой грудастой шлюшкой. На что она тебе сдалась, у тебя что, мало наложниц? Прислать дюжину-другую?]]

[[Я использую её. Для нашего общего дела, а ты думал? Эта глупышка влюбилась в меня по уши и выше. Через неё я добуду...]]

Номи содрогается. Пальцы рук судорожно впиваются в пол, с хрустом ломаются ногти...

«И вот этому я прилетела дарить самое ценное, что у меня было, что сберегала всю жизнь?! Прынцу...»

[[Для моего дела не требуется ничего, что она способна сообщить. Все эти ублюдки-гордуны интересуют меня исключительно как подходящие кандидатуры для гладиаторских боёв, которые я намерен устроить на празднике по случаю подавления контрреволюционного мятежа. Ты просто хочешь её отыметь, маньяк, и нечего прикрываться красивыми словами.]]

[[Я попросил бы...]]

[[Ай, оставь! Не строй из себя. Засунь ей по самые томаты и выбрось, забудь. Или отдай солдатам.]]

[[Я сам решу, когда её выбрасывать, не твоё дело!]]

[[Вот именно. Исключительно твоё. И я о том. Моё дело соверш...]]

[[Но послушай! Я клянусь! Вот увидишь, информация, которую мне в койке выложит эта очарованная дурочка, даст нам...]] — и так жалок голос принца, так явственно сквозит в нём желание оправдаться, так слаб и просителен он, что...

Номи не в силах подслушивать далее. Она

выдёргивает свой мозг из эфирного канала и... теряет сознание, ничком распростёршись на полу, жестоко раздавленная безжалостной глыбой Истинного Выбора, который ей необходимо сделать.

Но — лишь на секунду.

Лишь одну секунду промедления может она себе позволить. Секунду спустя она с трудом встаёт, и когда выпрямляется в полный рост, выбор уже воистину сделан. Её дело... И первый шаг, сделанный прочь от дверей, в которые она так и не вошла, твёрд и стремителен.

Бдз-з-зын-нь!!! — разбился хрустальный замок Надежды. Как же хрупок он был, оказывается.

«Я могла бы простить ему всё! — — в ярости думает девушка. — Даже предательство простить! Я сама могла бы ради него совершить предательство. Я простила бы ему любой обман, я простила бы ему нелюбовь, я была бы счастлива сделаться одной из сотни его наложниц... я простила бы ему даже солдат, если надо, я умерла бы ради него. От его руки, захоти он этого, и умерла счастливая... я пошла бы ради него против всего мира, против Экипажа, против всех и вся... я слабая, я глупая, я дура, я безумная, я... безумно хотела любить. И — быть любимой, если повезёт. Я умирала от одиночества без любви, и ради него, всесильного и бесстрашного Принца моего, я все грехи мира совершила бы».

«Не прощу я ему только одного, — чётко и бесповоротно думает По-прежнему Ещё Девушка, делая второй шаг прочь. — Слабости души не прощу. Мой Принц не должен быть слабым духом. Пусть он хоть на костылях передвигается, пусть он будет однорукий, кривой и косой... Да хоть пузат и женоподобен, да хоть росту полутораметрового, да хоть чернокож, черноволос и черноглаз, да хоть недалёк и невежествен, да хоть сексуальный импотент, но... Он должен быть органически не способен позволить кому бы то ни было вытирать о себя грязные ноги. Каково это, я знаю. Об меня их вытирали почти всю мою жизнь».

Спасибо, судьба, что уберегла от измены. Спасибо, что вовремя предупредила. Спасибо, что выбор — на чью сторону становиться, куда падать — в одиночество или в предательство? — не был тяжким и мучительным. Впервые в жизни тебе, жестокой твари, за что-то — искреннее спасибо...

Спасибо, что не отдала ему.

И Наоми Эвелина Джоан «Шоколадка» м Джексон зашагала вперёд — отдавать себя на заклание Экипажу.


* * *


— ...Я не могла ошибиться, сотоварищи, просто не могла. По определению, — угрюмо сказала Номи. — Я... — она всё-таки сделала паузу, но обратного хода уже не было, и девушка исторгла хрипло: — ...мод. Точнее, мутка. У меня в голове природный радиоприёмник. Хотя на самом деле не только радио-, а и...

— Понятно, — перебила Ррри. — Значит, все наши сканеры и пробойники — детские игрушки, и даже мутотень магическая ни на что не годная, а ты р-раз — и услышала? Лихо, однако!

— Чоко, скажи, сейчас нас реставрашки секут? — спросил Абдур. По скептической полуулыбочке Номи определила, что и Янычар не верит ей.

— По тыщу ста семнадцати каналам. Но я... — Номи вздохнула: опять ведь не поверят! — ...подстроилась, цензурю и гоню им отредактированную дезу.

Нет, конечно, в то, что она мутантка с неимоверно быстродействующим «процессором» и супермощнейшим «радиоприёмником» в голове, поверили сразу, ясно по взглядам, да и какое ж существо в здравом уме будет на себя такое наговаривать?!

А вот в то, что ей не пригрезился этот диалог, в то, что не обида и разочарование вынудили её (цитируя Бабушку: «С влюблёнными это бывает, ясный пень, поругаются милые и со зла друг дружку начинают полоскать!») прийти и отдаться Экипажу на заклание... Не верят, ну что ты будешь делать! Конечно же.

Соврала раз, теперь и не мечтай о доверии. Не простят. Гордуны, они такие. Гордые...

— Да ты просто ходячее сокровище! — воскликнул чиф.

— А я знал... — пробормотал Сол.

— Что?

— Ничего. Так просто, мысли вслух.

— И что будем делать, товарки-товарищи? — спокойно спросил доселе молчавший Кэп Йо.

— Ты ей веришь, Бранко? — поинтересовалась суперкарго.

— Ну-у, как бы да, — кивнул Биг Босс. — Меня впечатлило сообщение о тыще ста семнадцати каналах... Наследный принц Джонни — мудак, ублюдок, кретин, и вообще он не принц, а студент провинциальный, мы его подменили!! — неожиданно заорал капитан. — А вы, говнюки золотозвёздные, быстро вяжите кузена Майки, не то он вас всех сдаст ревмаговцам краснозвёздным!!!

— Слышал бы тебя Перебор! — с энтузиазмом прокомментировал субкарго.

— Во-о-от... — удовлетворённо сообщил Биг Босс несколько обалдевшим членам команды, собравшимся в его апартаменте. — Погодим маленько. Ежели вследствие моих оскорбительных воплей ревнители монархизма ворвутся нас самих вязать, за оскорбление династии... значит, Шоколадка маленько тронулась и глюки её долбят, Но мы пойдём в темницу с сознанием выполненного долга — надеясь, что красавчиком Майки займутся вплотную. И выведут на чистую воду, вдруг-таки он гад подлый... Если же доблестная гвардия не появится, то я съем собственную фуражку, встану перед нашей девочкой на колени и... — Он замолчал. Махнул рукой. Ссутулился и убрёл в дальний угол. Там повалился на кровать и отвернулся к стене.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать