Жанр: Боевая Фантастика » Сергей Вольнов » Звездный меч (страница 19)


Через некоторое время мы сбавляем набранный крейсерский темп и откалываемся от хранящей напряжённое спокойствие толпы. Авеню раздваивается, словно её ленту режет прямо посередине острый угол дома. Строения, необычного для канонов здешней архитектуры — высокого, метров пятидесяти. Дом треугольный, и нескончаемые стены его, «омываемые» раздвоившейся авеню, всё дальше и дальше разводят «рукава» в стороны. Толпа утекала налево, мы же с капитаном топаем направо, на юго-восток. Как оно и положено. Символично, дхорр задери. Левые — налево, правые — ясный пень, куда.

Добираемся до конца одной из вздымающихся ввысь стен треугольного безоконного домины. «Тауэр» местный, что ли?

Дальше вновь тянутся, становящиеся привычными, небольшие строения. Сплошняком — ни заборов, ни промежутков, от перекрёстка до перекрёстка. Не дома, а крепости какие-то.

Унылые места, ясный пень. Наши тени, тощие акселератки, тянутся за нами сзади и чуть справа, словно шлейфы неискупленных грехов.

Тротуаров нет. И ни единого транспортного средства в поле зрения. Куда мы попали?! Район борцов за сохранение экологии? Но почему ж тогда ни единой животины не видать? В городах подавляющего большинства терраформированных планет хоть какая-нибудь кошка бродячая, но прошмыгнула бы уже. И птиц с неба будто язык бога слизал... Навстречу лишь изредка попадаются прохожие.

Почему-то одни женщины, парочками и больше. И худенькие аборигенки, и более «плотные» челжи. Сравнительно шумные. Разговаривают, жестикулируют, одна даже засмеялась в голос. На нас внимания не обращают. Первым мужчиной, нам повстречавшимся кварталов через десять, оказывается скрюченный старикан, переволакивающий через улицу мешок, водружённый на... нечто вроде складной тележки, трубчатое сооружение о двух колёсиках. Подобные я видел в трущобах сотен планет. Похоже, экологическую нишу собак и кошек тут заполняют челов... стоп, а он кто?!

— Эй, дед, погодь-ка! — зовёт бродягу капитан. — На пару слов.

Дед опасливо оглядывается. По глазам понимаем — он человек. И... тикает от нас человек этот спринтерски, будто увидел смерть с косой. Дхорр забодай, неужто «красные мечи» достали народ до мозга костей пяток?!

Переглядываемся. Пожимаем плечами. Идём дальше. Долго идём. Километра три. И выводит вдруг нас пустынный проспект, в южном направлении неожиданно «ломающийся» под прямым углом, к бурлящей, заполненной народом площади.

Сразу за углом, перегораживая короткий «послеизломный» отрезок, цепочка мужчин и женщин с лучемётами, скорчерами и давешними скрученными трубками в руках. К нам — повёрнуты краснозвёздными спинами. К толпе — стволами. Напирающая толпа, в отличие от шагающих колонн, не молчит. Большой хай ещё не поднят, но, похоже, недалеко и до перерождения угрожающего ворчания в рёв. На головных повязках — золотые звёзды...

— Вас прислала Щайя Ожи? А где остальные? — оборачивается к нам один из роальдов цепочки.

Говорит на туземном наречии. Вполне нам понятном, — загипнопедили его в нашу память, ясный пень, перед отправкой сюда.

— Да, — коротко отвечает Кэп Йо.

Я невозмутимо продолжаю наш ответ, ломая язык непривычными сочетаниями протяжных гласных и шипящих звуков:

— Остальные на подходе. Мы курьеры. Нам надо на ту сторону, — неопределённо машу рукой на толпу.

— Тут не пройдёте. Златозвёздные стеклись со всей округа, — информирует роальд, ихний сержант, наверное. Пялится на нас белёсыми буркалами своими. Задумчиво произносит, разворачиваясь к нам стволом: — Интересно, а зачем вы оделись в куртки с красными мечами, если собирались пробираться через кварталы мятежников... Эй, челы, а ну-ка подойдите поближе! Что-то с вами не то...

Мы молча пятимся. Умный попался лыцарь леворюции, поди ж ты.

Толпа грозно напирает. Красномечники затравленно оглядываются на своего командира, а он...

— Правых, — коротко бросает мой командир, и первым разрезает сержанта пополам штурмовым эндером, выхваченным из-под полы.

А не фиг было своей трубенцией нацеливаться, козёл! Я выкашиваю правую половину цепочки, пока Биг Босс занимается левой. Три секунды — и улица нашими стараниями превращена в мясную лавку.

Толпа, завидя такое дело, во всю мочь взрёвывает, словно по отмашке флажком, и... ка-ак хлынет прямо на нас, ка-ак затопочет прямо по обугленным, окровавленным кускам тел! Похоже, мы не только ревмагов, а и кого-то из толпы покромсали ненароком. И нашим и вашим, дхорр загрызи...

— Ноги, ё-моё!!! — орёт капитан, и мы показываем толпе краснозвёздные спины.

Толпа мгновенно повышает уровень громкости рёва, а мы улепётываем за угол во все тяжкие. Туда, откуда припёрлись. Может, они нам спасибо сказать хотят, но рисковать не стоит, красное на монархистов действует традиционно, как мулета на быков-торо. Разъярённый рёв рикошетом отскакивает от стенок домов и со всех сторон норовит нас задавить. Во попали!

И не упомню, когда так бегал! Километр за минуту, ей-бо! Жить захочешь, все рекорды побьёшь...

— Ихнюю мамум тудыть чрез коромысло за ноги, — хрипит-пыхтит рядышком капитан, — да где ш тут калитки иль подворотни сраные... Ох ты ш, во!

Ныряем в тень обнаружившейся наконец-то арки. Створка стальных ворот, перекрывающих её, почему-то приоткрыта. Почему, выясняется тут же. Створку, налегая всем телом, захлопывает за нами тонюсенькая девчушка в чёрном трико и золотистой пачке.

«Балерина, ничего себе!» — изумляюсь я.

Задвинув впечатляющий толстенностью засов, она командует:

— За мной! — и плавно скользит мимо, в глубь арочной подворотни, обдав нас странным горьковатым запахом.

Следом за нею выскакиваем в сумрачный двор-колодец, голый, без единого растения, такой же, как и улицы, по которым мы бродили. И видим — кого бы мы думали?! — животных. Несколько собачонок явно «дворянской» породы рядком смирненько сидят в углу, не обижая большого серого котяру, примостившегося поодаль. На пластиковой бочке угнездилась пара ворон. Животные и птицы всё-таки есть — только они умные, попрятались от греха подальше. Улицы в революционном городе — поля боёв, и там опасно. Это каждая собака, ворона или кошка понимает. Только не те, кто себя мнят разумными, венцами, Дхорр затрахай, природы!..

(Позднее я узнал, что животных с улиц всё-таки приманили сердобольные горожане и горожанки, используя соответствующие магические приёмы... А растений на улицах экскалибурцы не сажают традиционно. Садики и оранжереи у них попрятаны внутри кварталов, являющихся кооперативами и конгломератами домов-крепостей. Учитывая традиции местной архитектуры, руководствующейся консервативно-незыблемым принципом «Мой дом — моя крепость», есть куда прятаться меньшим братьям от самоубийственно-политизированных старших, зверски свирепствующих на улицах.)

Балерина устремляется со двора в ещё одну арку, мы за ней. И оказываемся в сыром сводчатом коридоре, ведущем вниз. Уклон градусов двадцать, не меньше. Ароматец внутри — заплесневелый. Раздаётся щелчок, и под сводом загорается вереница неярких ромбовидных лампочек, окрашивающих воздух в розовые тона.

Девчушка оборачивается и оказывается... бабушкой.

Морщины ветвятся по ухоженному, хорошо сохранившемуся, но, увы, старому лицу, мерцающие белые глаза в упор изучают нас. А голос молодой! Роальдиха говорит:

— Вы не те, за кого себя выдаёте. Я чую. Я ведаю. — Она делает рукой замысловатый жест, значение коего нам абсолютно неясно. — Вас прислали реставраторы, сверху... — то ли утвердительно, то ли вопросительно продолжает. Вы-то мне и нужны.

А фигура у бабульки — сплошной ходячий секс! «Если у всех туземок, — думаю я, — фигурки сохраняются такими стройными и сексапильными в старости, то понимаю, откуда в королевстве взялось столько роче! В молодости-то местные женщины вообще потрясно выглядят!»

Мы с капитаном переглядываемся. Спорить с ней бесполезно. Ведьма, ясный пень. Таких тут немеренно. Колдуний, колдунов всяческих. Не все обитатели королевства таковы, но многие из, в той или иной степени, от мелкой бытовой магии до очень даже могущественных воздействий.

— Ну и чего тебе надо? — грубовато интересуется Биг Босс.

— Гарантий, — коротко бросает роальдиха.

Кэп Йо хмыкает. Говорит:

— А мы что, тебе обещались в чём?

— Нет. Пока. Но я вас проведу во Дворец. Нам по пути. За это вы, когда победите, меня отблагодарите.

Издалека доносится грохот. Толпа прибойными волнами ломится в ворота.

— А мы победим?

— А я похожа на дуру, способную примкнуть к проигравшим?

— И чем же мы тебя отблагодарить можем, дорогуша? — По лицу капитана вижу: натурой он готов хоть счас. «Аналогично, — думаю я. — В крайнем случае, морщинистый фейс можно подушкой прикрыть».

— Замолвите за меня словечко. Когда вернётся король.

— Лично королю? — уточняет капитан.

— Лично тому, кто является вашим работодателем, — отрезает туземка. «Интересно, она к воротам прямо от балетного станка выскользнула?..»

— Я не танцовщица в вашем понимании, молодой человек, — говорит она вдруг, — то, что вы приняли за то, что приняли, имеет несколько иное назначение, хотя и сопровождается танцем. И подушкой моё лицо накрывать не потребуется. Если это имеет для вас принципиальное значение, можно прибегнуть к... — Она закрывает лицо ладонями, издаёт какие-то странные звуки и... убирает ладони.

Я, уже начавший выпадать в осадок от того, что она прочла мои собственные мысли, выпадаю окончательно от того, что вижу собственными глазами!

Челюсть моя при этом отвисает до грязного, истёртого подошвами столетий каменного пола, ясный пень.

— Сра-ань господня, — шепчет капитан, — вот вам и Экскалибур... добро пожаловать...

— Это просто, — пренебрежительно отмахивается она. — Всего лишь четвёртая степень белой магии.

Юное лицо, сменившее старое, с виду принадлежит девушке, едва переступившей порог, отделяющий подростковый период от юношеского. В сочетании с короткой стрижечкой типа «каре» впечатление убойное. Я хватаю воздух ртом, уподобясь выброшенной на берег рыбе, но Кэп Йо несколько более устойчив морально, и он говорит:

— Мы уже усекли: ты как бы фея. И какие же мы тебе можем гарантии дать, если ты в наших мыслях и без дозволения гуляешь?

— Не в ваших. В его, — тычет она в меня изящным пальчиком с длиннючим ноготком, скрытым чёрным лаком. — И не все улавливаю, а конкретно на мою личность направленные.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать