Жанр: Боевая Фантастика » Сергей Вольнов » Звездный меч (страница 30)


Высвобождает её сплочённая группа золотогвардейцев. Они прорвались из казарм и ударили с тыла по роальдам, захватившим жилой уровень, на котором живут вольные торговцы.

Пока ещё никого из своих, кроме Тити, Номи не видела, и не знает — живы ли... Сетевые каналы полностью заблокированы тотальным глушением, и даже мозг Номи не может прорваться сквозь неимоверную по мощности энергетическую завесу...

Поблагодарив золотогвардейцев, Номи присоединяется к ним, и солдаты прорываются к пандусу, ведущему на нижний уровень. Очистив его от врагов, занимают круговую оборону. Номи возвращается в свой коридор, пытается найти членов Экипажа, но никого не находит. Зато видит следы пребывания, ещё и какие! В апартаменте Урга десятка два расчленённых трупов, Бабушка после себя оставила не меньше, и Янычар ненамного отстал, результаты остальных поскромнее, но приличны. Номи думает о том, «сколько сотен ревмагов на счету Киберпанка?», но в следующую секунду ей становится не до того — она входит в свой собственный апартамент, и на неё бросается роальд, и где он только прятался?! Окровавленный враг безоружен, но ему и не нужно оружие — от страшного удара девушка вверх тормашками летит через ложе и так сильно ударяется о собственный туалетный столик, с грохотом подламывающийся под нею, что на миг теряет сознание. Возвращается в реальность и с ужасом видит, что роальд, перепрыгнувший через ложе вслед, с исказившейся от лютой ненависти физиономией срывает с неё юбку... Пальцы судорожно шарящей в поисках рукояти ножа левой руки вцепляются во что-то гладкое и круглое... и...

Прямо в белёсые буркалы с шипением брызжет благоухающая фиалкой струя спрея «Арома Эйр» — вот оно что, круглое и гладкое, под рукой оказалось! Ревмаг от неожиданности и жгучей боли орёт, прикрывается ладонями, а девушка, воспользовавшись смятением, внесённым во вражеский стан, правой рукой хватает длинную и острую — самая настоящая шпага! — ретро-заколку и вонзает её врагу в горло, и кровь омывает её руку...

В это мгновение откуда ни возьмись к Номи на подмогу врывается Десс, но его помощь уже не надобится. Осмотрев трупы и в том числе покусителя с пронзённым горлом, откинутого девушкой в сторону, флоллуэец одобрительно трясёт головой, подходит к сидящей на полу товарке и подаёт одну из лап.

«Ну как?» — сама не зная зачем, спрашивает она. Подымается, оправляет задранную до пупа юбку. «Неплохо для девушки», — ворчит Ург. «И для Рэмбо было б неплохо», — обидевшись, говорит Номи, подразумевая общий зачёт. «Это кто такой?» — с интересом вопрошает флоллуэец. «Это такой мифический герой древнеземного эпоса. Профессионал вроде тебя, очень крутой, всех мочит, кто его достаёт. Мне мама в детстве сказки о нём рассказывала», — информирует Номи pi только тут ощущает, какая дрожь её колотит. «Правильные сказки, — одобряет Ург. — Я своим детям, становящимся третьеполыми, тоже такие рассказывал. Надо будет ознакомиться с фольклором прародины человеков».

Номи, с трудом сдерживаясь, чтобы не стучать зубами, обещает: «Я тебе потом расскажу. Я многих помню — и Терминатора, и Чапаева, и Крепкого Орешка, и Брусли, и Сашбелова, и Техасского Рейнджера, и Бэтмена, и Ноль-нольседьмого, и Брата Второго, и Кэтвумен, и Ла...»

«Обязательно расскажешь, — прерывает Ург, — потом. Сейчас надо идти, Девочка. Сражение продолжается... Я не могу тебя оставить одну, если тебя убьют ненароком, Сол мне оторвёт голову и лапы, и не вспомнив, что я флоллуэец. За мной!» — велит Десс, и она следует за ним на крепнущих шаг от шага ногах.

И снова в бой. Уровни, переходы, лифты, тоннели... Развороченные стены, обожжённые и разрубленные трупы, и кровь, кровь, кровь, кровь, повсюду кровь...

Революция, урча от наслаждения, алчно испивает свой любимый напиток.


* * *


Золотогвардейцы победили по двум причинам. В военном деле они, профессионалы, смыслили куда больше, и хотя их было в несколько раз меньше, но и отступать им было просто некуда.

Ревмаги упустили свой шанс, предоставляемый внезапностью и подавляющим численным превосходством. Самоуверенные дилетанты, как и все непрофессионалы, они слишком увлеклись поисками лидеров реставрации и не реализовали преимущество.

— Во-от, — закончил тактический анализ Ург.

Никто из членов Экипажа не погиб. Вольные торговцы отдыхали в апартаменте Номи, менее всех пострадавшем от разрушительной фурии, пронёсшейся по базе реставраторов.

— Особо хочется отметить девчонок, — отметил Деструктор. — Безоружные Чоко и Душечка добыли трофейное оружие и самостоятельно выжили в первые, самые критические минуты кровавой бани...

— Ну, это уж как у нас, товарок и торговок, водится... — ухмыльнулась Душечка, явно польщённая.

— ...и воительниц, — добавила Номи. Именно воительницей она себя ощущала сейчас. Кровь уже была смыта, но вкус её на губах остался и ещё долго, зар-раза, будет чувствоваться...

«Да, мы победили, а вот как там Сол?.. И капитан», — думала Номи некоторое время спустя, бродя по базе. Девушка рассматривала, в какой бардак превратили революционеры чистенький и ухоженный подземный мир, и наблюдала, как уцелевшие реставраторы в буквальном смысле принялись за реставрацию своей штаб-квартиры.

Она вернулась, укуталась в одеяло и легла. С тоской ожидая установления соединения с Мальчиком, она пыталась заснуть, но сон не шёл, и она, чтобы поменьше думать о пережитом только что

(самые страшные думы и воспоминания об этом ещё впереди, уже поняла она), думала, конечно же, о Соле (и чуточку о капитане)...

Кутаясь и трясясь от холода, Девушка подумала вдруг о том, что есть два способа согреться.

Первый — понадевать всяких «защит», укутаться, отгородиться, и задерживать тепло, и никому его не давать. Так многим проще. Никто никому ничего не должен — так.

И второй — отдавать, отдавать, отдавать, в наивной надежде, что согреют взамен.

«Только вот кому-то живая грелка в полный рост достаётся, а кому-то малюсенькая искусственная, суррогат сплошной, постылая мастурбация», — всё вздыхала Номи от жалости к самой себе... Ворочалась, ворочалась и не заметила, как уснула.


* * *


...Ожидание убивало Номи. И явь и сны превратились в сплошной кошмар. Сола не было нигде.

Жутко было спать и не менее жутко — бодрствовать. Две равновеликие жути. Заснуть и вновь не суметь отыскать его... или стараться не засыпать, старательно гоня прочь страшную мысль: «Я тут гуляю, а он в это время как раз уснул и меня ищет...»

Умер он или просто не спит?! Но сколько он может не спать, если жив?! Если же спит, то почему сны не пробиваются, не могут слиться?.. А может, он просто перестал видеть сны?!

Вопросы, вопросы... жди ответа, жди ответа... Хуже нет — ждать и догонять.

Наяву Номи сомнамбулически шаталась по своим апартаментам, стараясь не замечать постоянно готовых к отправке двух спасателей: «оригинал» Урга, то есть флолуэйца во плоти, и голограмму парочки видеодатчиков Гана (как бы глаза).

«...Бар давно закрыт. / У его дверей / Тень мою трамвай / Задавил. / Ветер вены вскрыл / Небу в сентябре... / Чуть солоноват /Вкус любви...», — звучали в голове слова древней песни.

Во сне Номи лихорадочно пыталась нащупать знакомую, сделавшуюся почти родной волну, но Сола нигде не было, словно его дхорр стёр с лика Вселенной. И во сне её сопровождала песня, не умолкающая ни на мгновение: «...Спит ночлежный дом / С надписью „Отель". / Милиционер / Смотрит вслед. / В тёплом доме том / Холодна постель. / Без любви / Счастья нет...»

Номи не понимала, что с нею происходит. Ясность внесло бы осознание: «Я люблю его!» — но, отчаянно боясь сглазить или ошибиться, она закусывала губу и старалась даже не пытаться вносить ясность. Потому и существовала в сплошнейшем тумане... Не жила. Ждала.

И когда соединение вдруг произошло, когда её ищущий разум всё-таки нащупал его, и когда Номи осознала, что Бой в тюрьме, и в таком ужасном состоянии, что даже спать, а значит, и соединиться с нею не мог... поняла, что Сол умирает, вот-вот умрёт... то в первое мгновение решила, что это мираж, злая шутка перенапряжённых извилин, изгалёж над самими собой...

Но это был не мираж, это был он. Её неистовая настойчивость была вознаграждена! Если бы она хоть чуточку меньше хотела, то не отыскала бы его никогда. И он бы — умер. Ясный пень.

— Ма-альчик мой, наконец-то!!! — закричала она и отчаянно вцепилась в него, словно от силы объятий впрямую зависело, сумеет ли унести Мальчика старая жадная бабища по имени Смерть.

— Солли, мальчик мой дорогой, милый, ненаглядный, ласковый, родной, где же ты был?.. — шептала она, глотая слёзы, и всё прижимала, прижимала его к груди, в неистовом стремлении сберечь, приклеить, примагнитить, приторочить, прикрыть, привязать, притиснуть, притереть, приговорить, прирастить, поглотить, впитать, всосать, обволочь, упрятать... всё, что угодно, только бы не отдать безжалостной ворюге с женским именем. Она боролась за него с этой безжалостной женщиной и, похоже, побеждала... «Не отдам, не отдам, слышишь?!! — кричала мысленно. — Пусть, пусть ты умудрённая и опытная тварь, а я всего лишь глупенькая девчонка, но я сильнее, слышишь?! У меня ничего не останется, если ты отнимешь его у меня! Забирай тогда и меня, слышишь?! А ещё лучше, забери меня, но его оставь живым...»

— Но-оми... девочка... — зашевелились губы отвоёванного у Смерти, поднимающегося из мглы безвозвратности Сола. — Но-оми... Но-оми... — и в его устах имя её звучало как слово из песни. Главное слово... Ему невероятно нравилось звучание её имени, и он всё повторял и повторял его, пока она не закрыла его уста своими, и тогда им обоим сделалось не до разговоров.

Тела их реально разделяло космическое расстояние, но этому первому поцелую пространство преградой не могло служить. На пути друг к дружке они преодолели гораздо более серьёзные преграды, нежели какие-то там тысяча девятьсот сорок три парсека, разделяющие Кингсленд и Ти Рэкс, две планеты с королевскими именами...

Когда Принцесса и Принц хотят поцеловаться, они поцелуются, несмотря ни на что и ни на кого.

...Проснулась Номи с ощущением, что заново родилась. Что было недалеко от истины. И ответила на немой вопрос, застывший в глазах товарищей и товарок:

— Он жи-ив...

Даже если бы Экипаж специально репетировал единодушный облегчённый вздох, то и тогда он не получился бы настолько слитным.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать