Жанр: Боевая Фантастика » Сергей Вольнов » Звездный меч (страница 37)


В рукопашном бою схватки реально длятся от силы тридцать-сорок секунд — после этого один из спарринг-партнёров выбывает по состоянию здоровья. Резко ухудшившегося... Она прорывает мою защиту, уводит мою же блокирующую руку вверх и несильным тычковым ударом кончиков пальцев под моё сердце едва не одерживает победу. Удар энергетический, и нестерпимый жар наполняет грудь мою... Закричав от боли, я падаю на колени и сквозь брызнувшие слёзы фиксирую её победоносную ухмылкообразную гримасу... Ярость вытесняет боль, даруя силы, и я делаю невозможное и неожиданное — провожу таранный захват из неудобнейшего положения, в которое она меня поставила.

Молниеносно поднырнув под неё, головой врываюсь между ног вражины, обхватив бёдра руками и затылком поддев промежность, прогибаю спину и со страшным хрустом позвонков распрямляюсь, буквально выстрелив красножопой ведьмой в потолок. То, что падает обратно на пол, уже никогда не будет ухмыляться.

Схватив нищак, оглядываюсь. Подоспевший на помощь Ург разочарованно шипит. Я махаю ему рукой: давай за мной, дескать, — и мы углубляемся в сеть коридоров.

Коридоры узки, но Ган разламывает стенки камер ударными темпами, расширяя их. Джонни не видать нигде, но наше воинство, камера от камеры, увеличивается за счёт «врагов народа». Я рвусь в авангарде, не беспокоясь о тылах. Какое беспокойство, с таким-то прикрытием!.. Вот в этот туннель, пока там, сзади, товарищи прочёсывают развилки...

Выскакиваю из-за поворота и нарываюсь на выпад меча, но чудом увёртываюсь, ощущая, как остриё вспарывает ткань комбеза, рычу и падаю на пол. В перекате хватаю на излом прыткого ревмага за ноги и под хруст ломающихся костей и дикий визг прячусь за ним, прикрываясь от удара копья. Наконечник входит в грудь живого щита и превращает его в мёртвый, и когда острая сталь показывается из спины, я резко отталкиваю прикрытие в сторону, одной рукой вцепляюсь в древко, а другой втыкаю в пузо прыткому копейщику испускатель нищака и... ничего не происходит. Лучемёт «сдох». У-у-у, падлы магические, заэкранировались... Палку бы кривую счас, а не эндер...

Выпускаю бесполезное техногенное оружие, но тут же перехватываю его, и враг, обманутый первым движением, не успевает среагировать. Используя лучемёт в качестве дубины, врезаю красному по забралу, и хотя боевому шлему этот удар, что мёртвому припарка, но я на мгновение сбиваю ревмага с панталыку. Большего мне и не надо... А-ах, с каким неповторимым хр-р-рямом трескается вражий позвоночник!.. Меч гвардейца уже у меня в левой руке, а смертоубийственная волшебная палка в правой. Теперь повоюем. Ну давайте. Сколько там вас, дхорры?!

Дхорров несчитано-немеряно, они набегают прямо на меня до странности нешумной колонной... Первую шеренгу я метров с пятнадцати выкашиваю бжиказужей, но не успеваю сблокировать снаряд, выпущенный из пращи, и моя правая рука повисает плетью. С одним мечом на взвод отборных убийц — круто, что да, то да...

И так бы я в том туннеле и окончил свой жизненный путь, загубил под безжалостными сапожищами революции свою молодую жизнь, если бы не...

Мерцающий смерч обрушивается с потолка, заполнив пространство между мною и ревмагами, штурмующими меня...

Раненых добиваю я. Впрочем, их всего-то парочка. Остальных перемололо в фарш Огненным Танцем.

— Ну-у здо... рово... анхелица... — устало опускаюсь на корточки и приваливаюсь к стеночке.

В голове — жерло извергающегося вулкана, не меньше. В тесной компании с эпицентром землетрясения. Кровавое месиво воняет отвратно, я сам весь мокрый и красный, будто ванну соответствующую принял. Потому не выдерживаю — опустив голову между колен, блюю просто зверски, безудержно фонтанирую... А не надо было кушать перед боем, что да, то да.

Фея принимает незабвенный облик балерины и скептически рассматривает меня, пока я исторгаю полупереваренное месиво. Когда я утираюсь окровавленным рукавом, за неимением вообще ничего мало-мальски сухого под рукой, она никак не реагирует. Когда я измождённо откидываюсь на стенку и шепчу. «Как ты вовремя, ангелица-хранительница...» — смотрит вдоль коридора — не валит ли вторая волна одержимых суицидальным синдромом? — и спокойно отвечает:

— Между прочим, именно. Я танцую там, где Смерть приходит по ваши тела. Глаза ей отвести, след запутать, другим макаром отвлечь внимание, то, сё, в общем, фэнтези-шмэнтези, цитируя нашего общего знакомца, самодовольную физиономию которого ты, мой юный друг, изволишь ежеутренне наблюдать в зеркале.

Она лучезарно улыбается, и от её светоносной улыбки у меня на душе перестаёт испражняться жидкими экскрементами парочка миллионов дхорров. Расплываюсь до ушей в ответной улыбке. Возникает чёткая мысль: «Сейчас я обхвачу её умопомрачительные ножки и буду их целовать от кончиков пальчиков до...»

— Стоп, стоп! — фантастически-прекрасная, как всегда, Фея взмахивает головой, взметнув короткое чёрное пламя волос, и вскидывает вверх руку. — Размечтался, ишь прыткий какой! Только бы за бабу ухватиться, и пусть катится весь мир в тартарары! Великолепный ковбой Солид Торасович Убойко, как всегда, переполнен адреналином, тестостероном и неподражаемо любвеобилен...

Она умолкает и... согнув в коленке правую ногу, становится в одну из классических балетных позиций.

— Э-эх-х! — тяжко вздохнув, шепчет: — Между прочим, не ты один в охране нуждаешься, малыш... с этой стороны они уже не появятся, отдыхай... — И,

отталкиваясь ножкой от пропитавшегося кровью воздуха, начинает кружиться в фуэте...

Кроваво отсвечивающий Смерч уносится по коридору, в сторону доносящихся с развилки взрывов, а я остаюсь под стенкой сидеть в луже блевотины, среди кусков мяса, обломков костей, обрывков одежды и разломанного оружия. Сижу в мучительном раздумье. Пытаясь сообразить, по какому поводу вздохнулся тяжкий вздох. Не обманывает ли меня ощущение, что она покинула меня с печалью и сожалением? И если бы не настоятельная необходимость, то благодарное исцеловывание ножек плавно перетекло бы в...

— Душегуб ужасный, вставай, что ли. Надыбали мы принца. — Голос Кэш Йо вырывает меня из наполненной эротическими сценами полудрёмы, что сморила отвоевавшегося бойца.

— А?! Что?! — вскидываю голову.

Биг Босс, окровавленный, как и положено, с ног до головы, изваяньем бога войны возвышается надо мной. Я ухмыляюсь:

— Ну и видон у тя, мужик...

А он ворчит:

— Сам такой. Ежли б не эти маги уродские, дрались бы культурно, с применением современного оружия, а так... Он обречённо махнул рукой и сообщил: — Мы как-то в тыща девятьсот девяносто восьмом на Илирионе-семь вдряпались в похожую передрягу. Тамошние аборигены тоже помешаны на всяких мистических страстях-мордастях, ихних детишек мамки-ведьмы не баб-ёжками пугают и не драконами, а страшными чудо-юдами с извергающими гром палками. Натурально, имея в виду и подразумевая звёздную пехоту освояк. И детишки те, с мамкиным молоком всасывая заклинания и прочую аналогичную мутотень, вырастают в злобных лесных колдуний и ведьмаков, выше крыши переполненных антиоккупационной идеологией и досконально владеющих разнообразнейшими методами борьбы с захватчиками... Чем дальше в лес, тем больше партизанов... Вот после таких этапов Освоения и становишься пацифистом.

— Ещё бы, — соглашаюсь я, кряхтя встаю, и мы чавкаем по кровавому месиву на фиг отсюдова.

Довольный шухером, Ган покрытым кровавыми пятнами манипулятором как раз ломает стену нужной камеры, когда мы прибываем. Магическую суперзащиту уже сняла Фея. Саму её я нигде не вижу. Капитан примечает мой озирающийся взгляд, тяжко вздыхает, наклоняется и шепчет мне на ухо:

— Пособила мне подружка не помереть, дай господь ей здоровья. И опять пропала, не прощаясь...

По этому тяжкому вздоху я понимаю, что Биг Босса одолевают сожаления, абсолютно тождественные моим — после очередного исчезновения фантастической женщины, ушедшей, как всегда, по-древнеанглийски. Дай ей бог здоровья, воистину. А кто ещё мог послать ангелицу хранить нас?! Правда, очень уж сексапильную и оригинальную ангелицу, что да, то да... крылышек нету, зато юбочка потрясающая! А фигурка... нетрадиционная, мягко говоря, выпала на нашу долю божественная подружка, ясный пень.

Стена пробита. Здесь! Принц в камере. Прорвались. Уффф.

— Мы за вами, Ваше Высочество, — официально информирует Десс. — Разрешите представиться. Спасательная команда вольно-торговой лохани «Пожиратель Пространства». Состоящей в контрактном фрахте у Реставрационного Совета Королевства Экскалибур. Второй пункт контракта гласит: «Доставить наследника королевского престола милорда Джона Девятнадцатого Карла-младшего Стюарта главе РСКЭ милорду Джеймсу Стюарту», Извольте следовать за нами. Иначе за вами явится лично суперкарго нашего корыта, очень неприятная во гневе особа, и тогда лично я вам не завидую. С теми, кто мешает ей выполнять контракты, она не просто груба, она невыносимо гр-руба.

— Я подозреваю, что уже искренне обожаю эту особу, сэр, — с достоинством ответил Принц Джонни. — В сравнении с манерами революционерок покажутся изысканнейшими даже простецкие манеры... — он делает паузу, подыскивая сравнение, и выдаёт: — ... какой-нибудь болотной ригеллианки или лесной кирутианки.

Надо ли говорить, что после этого потрясающего по удачности сравнения четверо из пятерых присутствующих переглядываются обалдело и синхронно сотрясают изуродованные окрестности гомерическим хохотом — не слабее, чем мегатонной бомбой?!

По этой причине мы нескоро оккупируем санузел камеры принца и приступаем к очистительным процедурам, стремясь смыть кровавое дерьмо, нас облепившее с голов до ног. Л когда приводим себя в относительный порядок, дружно ощущаем, как нарастает желание убраться отсюда восвояси побыстрее, и сие означает Готовность Номер Раз к передислокации...

...и Силой Желания нас перемещают с Кингсленда на Ти Рэкс.

Переместившись, пытаемся общими (минус обессилено присевший на скамеечку бледный Джонни) усилиями вытянуть Перебора: всё то время, пока я подыхал в тюрьме, он, оказывается, командовал боевым подразделением реставрационного ЕФО, но желание Одиннадцатого не совпадает с нашими. Он не желает возвращаться (понравилось хлопцу воевать, ясный пень!). Его Свет сильнее, и с его помощью этот единоличник геройствующий остаётся-таки в самой гуще сражения. Заделался наш Человек крутым монархистом, поди ж ты! Вовсю добивается восшествия на престол... а кого, собственно?..



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать