Жанр: Боевая Фантастика » Сергей Вольнов » Звездный меч (страница 48)


Дочка (внучка) обязана либо умертвить мать (бабку), либо положить её на лопатки и вынудить признать себя побеждённой (что для кирутианок хуже смерти!) и тем самым отказаться от всего состояния, нажитого потом, кровью, ложью, клеветой, сексом, насилием и всяческими иными, мыслимыми и немыслимыми, способами. Остаться в живых, но пребывая в незавидном статусе побеждённой нищенки, я слыхал, раз в столетие соглашается какая-нибудь почерневшая и одряхлевшая матрона, одна из нескольких миллионов... Наверное, во время Поединка особо крепко головой стукнувшаяся.

Учитывая «легированную» прочность черепов кирутианок, мощность этого самого особо крепкого удара, ясный пень, потрясает воображение, словно сейсмический катаклизм, оцененный по наивысшему баллу.

«Я р-рада, что она жива», — сказала мне правнучка. «Ещё бы!» — с ненавистью прокомментировал я. И подумал, что сейчас буду вынужден собственными голосовыми связками, языком и губами указывать этой стерве кратчайший путь, ведущий в город, прямиком к Ррри, суперкарго «Пожирателя Пространства», третьей в долевом Списке, моей наставнице и подруге, частице Экипажа, первоочерёдно блюсти интересы которого я обязался, подписывая контракт с Вольным Торговцем...

Но следующие слова, произнесённые золотисто-рыжей девчонкой, чуть ли не в буквальном смысле провернули мои мозги на сто восемьдесят градусов, встряхнули и провернули обратно.

«Я отыскала её рекор-рдно быстро, всего за полтора года. Сказывается присутствие во мне крови Прехитромудрейшей Риал Ибду Гррат, славой о которой полнятся инфобазы Сети, чего нельзя сказать о гор-рячих следах прабабушки, — сказала мне правнучка Бабули Ррри (позднее наречённая нами Ррра и получившая позывной „Внучка", ясный пень!). — Следы она заметала, ясный пень, прехитромудрейше. И всё равно я очень пер-реживала, боясь опоздать. Это было бы обидно до ужаса — так стремиться, метаться по космосу, отыскать... и не успеть сказать ей, что я отказываюсь от Поединка. В дупле гнилом я видала все эти наши каноны! На халяву не нужно мне её накопленное состояние, я предпочитаю зар-работать самостоятельно, а не грохать собственную прабабку! Такой ценой оно мне ненадобно. Я лучше сама сдохну, поддамся ей в Поединке... Но помирать не хочется, знаете ли, я ведь ещё столько всего не узнала, не пережила, не попр-робовала, очень обидно — умирать, толком не пожив! Поэтому я лучше откажусь и уйду. Обойдусь как-нибудь без заветов Тиа Хатэ и наставлений ДТДТ, инструмента их соблюдения... Я вас не утомила, молодой человек?.. Я уже ухожу, ухожу... Знаете, люблю поболтать. Да, так вот. Книга Лесной Матери, конечно, умная очень, поучительная и всё такое, но мне хочется самостоятельно поискать путь, по котор-рому стоит топать. Не желаю слепо следовать чьим-то указаниям. Так и передайте, пожалуйста, моей пр-рабабушке Риал Ибду Гррат. Скажите, я не хочу быть леди Высшей ложи, кем-то созданной до меня. Я отрекаюсь от титула и состояния. А теперь я точно ухожу. Это хорошо, что я на вас наткнулась. Личная встреча с прабабушкой могла бы вызвать непредвиденные осложнения. Вдруг ей захочется со мной др-раться. Я же её совсем не знаю... Дурацкие правила, ясный пень, эта кровожадная Тиа Хатэ нам заповедала. Вместо того чтобы у собственной мамы или бабушки домоводству, кулинарии и маленьким женским секретам учиться, я была вынуждена перевоспитывать собственного отца. Вот это было нечто, доложу я вам... ой, я опять заболталась. Ухожу, ухожу! Пр-рощайте! Будьте счастливы, как вы сами понимаете счастье!»

Завершив сей объёмистый спич и сочтя своё дело законченным, она всплеснула средними руками очень человечьим жестом и, натурально, навострилась улепетнуть.

«Чувствуется Бабулина кровь, что да, то да!!!» — изумлённый до неведомой глубины своей просветлённой души, слушал я правнучку, негаданное-нежданное явление, обожающее поговорить...

Хорошо, что она долго разглагольствовала. Осознание факта вопиющего нарушения кирутианских канонов во мне происходило очень медленно. Я бы не сумел остановить девчонку и больше бы никогда не увидел её... если бы Ррра сразу убежала, бросив свой дерзновенный отказ. К коему сводился смысл речи, дхорру в задницу отправившей фундаментальное философское учение, базис целой древней цивилизации.

Но к завершению спича до меня уже дошло, и я прыгнул за ней, как дхорр сказившийся. И сумел остановить. Исключительно благодаря тому, что эта рекордсменка-вундеркнндка не последовала примеру своих бабки и мамаши (дочери и внучки нашей Ррри), сгинувших в километре от вожделенного космопорта в неравных схватках с кирутианцами. Она ухитрилась прорваться с Бескрайнего Леса к звёздам в нежнейше-отроческом возрасте. Приблизительно соответствующем человечьему среднеподростковому... именно поэтому ростом юная правнучка Ррри была ненамного выше меня и весила всего-то килограмм на пятнадцать-двадцать больше.

Прыгнул я, значит, охреневший до невозможности, как от самой «отказницы» Внучки, так и от совершённого ею беспримерного подвига, и повалились мы с ней в обнимочку на плиты покрытия космодромного поля... В этом пикантном положеньице нас и застукали Ба, Кэп Йо и Тити, прилетевшие из города на шикарном флайере — этот сейлемский анг-лимузин используется нами в качестве отличного средства пустить «костюмам» пылюку в глаза. Многие политики обожают мишуру, внешние атрибуты. Ренегат Майки — свежий

пример. Покупатели и клиенты, они вообще в массе своей — мещане, жлобы и вещисты, что с них взять...

Потом состоялось эпохальное знакомство правнучки с прародительницей и свершился их гнилой базар. От содержания коего поражённая Ба грохнулась в обморок — впервые с той жуткой ночи, когда к ней припирался востребовать алименты скаженный прадедушка этой фантастической золотисто-рыжей девчонки.

Потом же были загадочные слова очнувшейся Ррри. Она посмотрела вначале на меня, потом на Ррра и молвила:

— Ты ещё не вполне кирутианец, Бой, и, дай-то Мать, никогда им не будешь, а тебе, Райс, уже никогда и не бывать кирутианкой... подходящая парочка.

— Это ты о чём, Ба?! — чуть ли не хором воскликнули правнучка и «внучок».

Но суперкарго промолчала, не ответила нам ничего.

Ещё более потом была короткая семейная идиллия. В результате Экипаж наш озвезденевший, известный на все ОПределы нарушитель фри-трейдерских канонов, едва не удочерил двенадцатую по списку товарку...

Однако не успел. Совсем потом — Ба просто исчезла. Несколько недель спустя, месяца через два после окончания экскалибурской эпопеи, корабль болтался на ближнем рейде космобазы Танжер-Дельта. Суперкарго отправилась по очередным торговым делам, утрясать невыплату неустоек, и... не вернулась.

Ушла, так и не ответив на наш с Внучкой вопрос. Канула в вечных торговых джунглях Вселенной... Мы, коллективные Носители (другая половина Гарды тогда ещё не избрала персонально меня, это произошло позднее), вдруг почувствовали, как где-то в глубинах наших душ... словно лопнула с жалобным стоном связующая струна. Кирутианка Риал Ибду Гррат перестала быть частицей целого...

Одно мы знаем наверняка: она не умерла. Вольные торговцы не умирают. Мы погибаем или уходим...

Конечно, первое время после ухода гениальной торговки Бабули на корабле нашем царила неподдельная, стопроцентная тихая паника. Но я взял себя в руки, сцепил зубы, пораскинул мозгами и заявил, что вполне готов к замене приставки «суб» на «супер», и тут же внёс предложение возложить почётные обязанности исполнения всяческих «итэдэ» на... кого бы это?.. Ну конечно же, на неё, другие кандидатуры на важнейшую судовую роль Девочки-на-побегушках даже и не обсуждались.

Так я стал пятым в долевом списке, Перебор, из принципа не пожелавший расставаться с уже полюбившимся прозвищем, — десятым, а Внучка, ясный пень, одиннадцатой. Да здравствует постоянство нарушения запрограммированных традиций!

Я — ЗА. Против я выступлю только в одном случае. Если кто-нибудь вознамерится искоренить или отменить единственную незыблемую традицию, достойную оставаться в нерушимом первозданном виде.

Традицию любить.

Особу, заточившую карандаш самого первого художника, звали Любовь.

Древняя земная пословица.


* * *


...Незабвенная ночь, проведённая мною в постели Номи, была первой ночью нашего триумфального возвращения на Танжер-Бету. Впереди были новые приключения... В тумане грядущего скрывались Виктория-Сити, появление Внучки и таинственный уход Ррри, планирование торговой войны, которую Экипаж крохотного кораблика вольных торговцев отважится объявить необъятной Империи краснорожего коротышки Хо, впереди были и банк планеты Бирингуччи, и «светлый» подарочек милорда Джимми персонально мне... Всё было ещё впереди. И всё было уже позади. Всё и все, кроме нас. Мы двое и наша Ночь, посередине, вне времени, вне пространства... мы двое в нашем собственном времени и пространстве...

Ограничившимися исключительно этой единственной Ночью. Это нам обоим стало ясно наутро... Но это эксклюзивное пространство-время навсегда осталось в нас, изменило что-то в нас, быть может, безвозвратно, а к лучшему ли, худшему?.. кто знает.

Выбирать — значит отказываться.

...Для Но-оми уж я постарался! Никогда и ни для кого из девушек и женщин не старался так. Я использовал на «полнейший вперёд» свой божественный «постельный» талант. Наличие присутствия которого во мне восторженно отмечали все, до единой, женщины, побывавшие со мной в одной постели после Лоис Радченко, моей Первой. Наверное, Мужчина просто не способен большего дать Девочке для того, чтобы она в первый же раз вкусила всю прелесть наивысшего наслаждения, дарованного Матерью разнополым существам... чем постарался отдать я.

«Спасибо, Солли!.. это действительно того стоило... я так боялась разочароваться в живом сексе!..» — смеялась и плакала от счастья золотоволосая, медово-янтарная, фантастически-красивая уже женщина по имени Номи, и более горячей и искренней благодарности я никогда от человеков женского пола не получал. Надо ли говорить, каким мощнейшим сексуальным стимулятором оказались эти слова?!!

И вновь соединились наши тела, и наши разумы слились вновь наяву, и вновь на мгновение возникло ощущение, что души наши — тоже способны соединиться... Но нет. Не судьба, что уж тут ещё скажешь. Хоть смейся, хоть плачь...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать