Жанр: Боевая Фантастика » Сергей Вольнов » Звездный меч (страница 58)


— Вот-вот, — кивнула Ба, — немудрено, что где-то нас принимают за богоравных... Сеть ведь наш инструмент, а не хозяин. Так было изначально. Со времён предтеч нынешних персонал-терминалов — древних радиотелефонов, модемов, спутниковых антенн, факсов и пейджеров. Со времён предтеч нынешних пойнтов, инфобаз и инфобанков — древних пи-си машин, серверов, сетевых станций и локальных сеток... И, по кр-райней мере пока ещё, в наши дни, это именно так. Несмотря на прогнозы многотысячелетней давности, что мы превратимся в бесполезные придатки компов. Все искусственные носители информации — от наскальных петроглифов, папирусов и бумажных книг до магнитной, лазерной и лионной концепций записи — по сути гениально изобр-ретённое человеками средство извечной яростной борьбы с несовершенством собственной памяти. Той самой капризной и изменчивой памяти, наличие присутствия коей и превращает нас из животных в человеков, собственно... Мнимым, быть может, несовершенством. Вполне вероятно, что когда-нибудь то, что у нас в головах, перестанет нуждаться в помощи... Компьютерные технологии, как эффективное средство борьбы, изначально ведь получили широкое, повсеместное развитие не для того, чтобы лишить нас чего-то живого, реального, полностью увести в виртуал. Нет! А для того, чтобы оказать нам помощь в устр-ранении трудностей, с которыми мы сталкивались. Помочь делать то, что мы хотим делать, более эффективно, не затрачивая массу времени, которого и без того каждой жизни отведено с гулькин нос...

— Вот именно, — вздохнул я. — Что да, то да. Ужас, как мало! Единственное подлинное богатство, которое имеется у человека, это время жизни.

— Точно, малыш... А в представлении капиталистов мы, вольные, — просто сборище психопатов, обуянных всяческими маниями. Такие мы вот разные, глядя на нас со стороны... диапазонище шикар-рный — от полного ничтожества до божества. А что касается взгляда с нашей стороны, изнутри... Тор-рговля — повод для передвижения и средство контакта. Самое умное — не просто передвигаться, но и зарабатывать по дороге, торговлей. Не подаяние ж просить?! Пока ищешь ответы на все эти проклятые вопросы, надо выживать. Плоть всех нас одинаково уязвима перед ежедневно звучащими ударами гонга вселенской мамаши, созывающей всех живых к завтракам, обедам и ужинам... Бог и животное в одном теле — это в точности про нас. Обратил внимание па любопытное совпадение: «астрономия» — «гастрономия»?.. Буковка единственная разницы, и малость р-разницы — символична...

— Однако не все существа, взыскующие ответов, приходят к нам.

— Ещё бы! Вольный торговец — состояние души, а не профессия. Профессия — это капитан, инженер, навигатор, карго, врач, солдат и так далее. А вольные — не просто существа, зарабатывающие на хлеб перевозкой и перепродажей товар-pa. Наша торговля это как музыка, как литература, как искусство, в общем. Должен быть настрой! И потому первых-последних в ней быть не может, ведь это состояние души, а не забег на сто метр-ров — кто кого на дольку секунды опередит...

— Но всё-таки, продолжая мысль о двух диаметрально противоположных взглядах...

— Да, конечно же. Мы по эту сторону прилавка, все прочие — по ту. Так и должно быть. И самоощущения абсолютно разные, когда стоишь там, а не сям. Аналогично — для «там». И угол зрения меняется кар-рдинально...

— Каждому своё, дхорр задерри, — вздохнул я. — Только иногда становится смешно и страшно одновременно, когда просекаешь, что покупатели о нас думают, какими спесивыми монстрами нас мнят...

— Ничего. Это ерунда по сравнению с мировой революцией, как говорят наши друзья-реставраторы, с суеверным придыханием и охранными жестами... свят, свят!.. молвя ужасающее словосочетание «мировая революция». Свежее пополнение всё равно к нам прибывать будет, надеюсь... Легенда о нас, фри-трейдерах, — это ведь тоже один из видов товара, мы сами себя им сделали. По этому же типу маркетинга, к примеру, работают агентства моделей, которые во всеобщих кумир-ров превращают девчонок, мальчишек, нитонидругое различных рас ОП... Продавая модель, ты продаёшь мечту, то есть зарабатываешь на иллюзии. Каждый, каждая, каждое должны подумать: и я так могу! Для разнополых, кроме того, обязателен сексуальный подтекст: и я с ней, с ним, могу! Хотя бы в ночных жарких грёзах... Так вот и мы. Вольные торговцы — миф о свободе... И так же как моделька боится, что красота её исчезнет, кончится, ибо живому организму свойственно стареть... так и мы боимся, что исчезнет повод — торговля, и нам формально нечего будет делать. Нечем оправдать наше неуёмное стремление к вечному и непрестанному движению. Поэтому мы создали своё супероружие. Стар-ро как мир, но вечно справедливо: миф — оружие. Создай миф — и добьёшься цели. Вбей этот миф в головы разумных, чтобы каждое, каждая, каждый вдруг подумали: «А ведь и я могу?!» Могу, если захочу!!! Такие вот дела, малыш... Наш имидж — тоже товар, ещё и какой! Иначе где бы мы взяли свежую кровь, при всеобщем враждебном к нам отношении?!!

Сокрушённо помотав лохматой головой, Ба ухватила за шкирку пробегавшее мимо хитиново-чешуйчатое хгирн'еубелло с подносом я полотенцем и заказала тому ещё пузырей принести. И мы чокнулись аж бегом принесённым «Эмбер amp; Блэк Принс», тёмным клаустаунским, и мы выпили за нас под торжествующе провозглашённое Бабулей: «За нас с нами и хер с ними!!» — и мы шваркнули банки об пол, расколошматив их на счастье (древний земной магический ритуал).

...И мы продолжили

животрепещущий разговор.

— Конечно, далеко не всякое существо, которому надоела окружающая среда обитания, оказывается в Десятках неограниченных и накалывает себе тату розы векторов, символизирующее полнейшую свободу выбор-pa курса. Для этого, наверное, надо иметь в себе осо... особый ген беспокойства, что ли. Шило в заднице.

— Чему уж быть, так тому — и быть, — кивнул я согласно. — А як же ж.

— Каждому своё, ясный пень. Кому-то нравится протирать задницу в кресле у домашнего терминала, а кому-то дур-рно делается уже от мысли, что доведётся встретить подряд два рассвета одного и того же солнца...

— Брррр!!!

— Разные, разные... Глянь хотя бы на этого уродского жлобяру пент-онидейсика... Универсален лишь принцип: пр-родаётся и покупается всё. Только валюты разные. Кому за деньги, кому за услуги, кому за чувства...

— И любовь, Ба?..

— Любовь — договор купли-продажи. Да! И никак иначе, хочется нам того или нет. Из двоих обязательно кто-то пр-родаёт, а кто-то покупает. Взаимно — попеременно либо параллельно... Но вот вся заковыка в том, соблюдаются ли изначально оговоренные условия сделки, честны ли договаривающиеся партнёры... — Правоверная коммерциалистка Ррри замолкла и взрыкнула возмущённо. Мне показалось, я понял, о чём это она, собственно.

— Всё, вся и все — товар. И р-разумные любого биовида, как товар. Разнятся вот только... тем, что одни товар залежалый, а вторые — ходовой.

— В смысле — домоседы и бродяги? Тогда мы — ходовой...

— И в этом смысле тоже. Любишь ты поэтическую образность, символист хренов... Но не только. Я о том, что... э-э, одни человеки окружающим нужны дозарезу, а другие и на фиг никому не надобны. Думаю, это зависит от нас самих. Какие мы есть, в такую товар-рную категорию и угодим.

Ррри помолчала немного, словно вспоминая что-то, и тихо вымолвила:

— С двух сторон я жгу свечу, /Не жалея плоти и огня, / Чтоб, когда навеки замолчу, / Близким стало грустно без меня...

— Весь в тебя, — мстительно припомнил я ей, — почитательница поэзии хренова. Это чьё, кстати?

— С кем поведёшься, от того блох и наберёшься, ясный пень. Не помню, какой-то ваш классик, человечий.

Бабуля повернулась к трёхметровому (в сидячем положении) хвостатому псевдокенгуру с Онидейски-5. шумно кутящему за соседним столиком, пихнула его в плечо и сказала:

— Урод, я ни единого разу не сделала тебе замечания в надежде, что у тебя пр-роснётся совесть. Ты просекаешь, насколько симпатичен мне?

— Чево-о-о?! — повернулся урод. По роже видно — абсолютно не просёкший.

— Рот закрой, дурашка, не то зубы простудишь, — спокойно посоветовала Бабушка.

— Во стервядь бо-орзая... — несколько даже удивлённо протянул жлоб. И начал вырастать из-за стола, опершись огромными кулачищами на столешницу.

В стоячем положении этот громила-ящер оказался добрых четырёх метров росту, в полтора раза выше Ррри и раза в три тяжелее. Но мозгов у него в черепушке крохотной головки, ясный пень, страшно сказать, во сколько раз меньше, чем у кирутианки. Астрономическое число получается. Иначе бы он поблагодарил за проявленную симпатию, извинился и быстренько улепетнул... Иногда меня тошнит от того, что все мы, обитатели Пределов, теоретически имеем равные права покидать родные миры и уходить к звёздам. Наверное, моя неимоверная расотерпимость тоже имеет свой предел прочности и «наработку на отказ». Представителей некоторых биовидов глаза б мои не видели в космосе, дхорр их сотри с лика Вселенной!..

И поэтому я ловлю кайф, когда Ба учит тупого ящера уму-разуму. Это бесполезно, но она же говорила: симпатичен он ей! Не соврала, оказалось. Прямоходящий крокодил, правда, имеет совершенно иное мнение, но кого оно интересует? Нарвался — плати. За всё приходится платить, рано или поздно. Тою, этою либо иною валютой...

— Запиши на мой счёт, — бросила Ррри бармену, подразумевая амортизационные расходы на мебель, использованную в качестве наглядных пособий в процессе обучения. Мебель, к концу полуминутного урока испорченную безнадёжно.

Приятели урода благоразумно смылись, прочие посетители от греха подальше жались под стеночками. Ба выбросила бездыханного двоечника в окошко, как ни в чём не бывало присела за наш уцелевший столик, вновь присоединилась ко мне, невозмутимо посасывающему пивко, и продолжила практически с того места, на котором прервалась:

— Цитируя ещё одного классика-человека. Пределов Освоению нет. Ближняя околица, противоположный берег реки, земли за ближайшим перевалом, континент, планета, система, созвездие, скопление, галактика, метагалактика и дальше, и дальше, вперёд, вперёд... И в обратном направлении, через галактику, созвездие, планету, континент и околицу, — в себя и в глубину себя. Но на каждом этапе постоянно кажется, что — куда уж дальше?! А ведь на самом деле это — всего лишь вопросы необходимого и достаточного финансирования и транспортная проблема. Необходимо отыскать соответствующие ответы и решения — и полный впер-рёд! Пределов Освоению нет. Так говорил Стерх.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать