Жанр: Боевая Фантастика » Сергей Вольнов » Звездный меч (страница 62)


Риал Ибду Гррат замолкает и задумчиво смотрит мне в глаза. Наглядеться хочет?.. Я — уж точно! Взгляды наши, слившись, превращаются в единый взор, растворяющий вектора направлений в собственной цельности...

И вдруг в нас возникает непривычное ощущение. Какое-то «третье», что ли, состояние. Словно вся эта раскованность, «распеленутость», с какой происходит наш диалог, вызвана подсознательной уверенностью, что в эти минуты нас абсолютно никто не видит, не чует, не обоняет, не осязает и не слышит. Абсолютно не воспринимает. Никто нас почему-то не «записывает» в это мгновение, застывшее на берегу Вечности...

Ни Сеть, обязанная постоянно следить за органическим здоровьем живых пойнтов и уровнем враждебности окружающей их среды, помогая им по мере запрограммированной нами же возможности. Ни какие-нибудь инициативные хитроумные пойнты, пытающиеся повысить эту самую враждебность, хакеря по наши души. Никто не отредактирует наши слова и не «обцензурит» наши действия. Мы воистину свободны, впервые с моментов рождений в этих жизнях. Вот оно как.

Никто нас не видит, и никто ничего не узнаёт о нас без нашего ведома и нашего же на то разрешения. Нас нет. Дав окружающей среде полнейшую свободу от себя, наконец-то мы сами хоть на миг почувствовали, каково быть аутентично, то есть подлинно, свободными.

Хотя, быть может, это очередная иллюзия? Ещё одна жалкая дымовая завеса, повешенная разумом, пытающимся замаскироваться, между собою и деспотичной полигамной семейкой. Материей, энергией и муженьком их, вдохновителем. «Мафией», породившей и установившей законы и традиции, по которым жить невмоготу.


* * *


...Конечно же, всё я прекрасно понимал.

Домыслился. На то мне и мощное оружие дано. Истинное оружие, обладающего коим ненавидит и страшится сама Тиа Хатэ.

И всё же, пользуясь последней возможностью, я спешил обрести подтверждение собственным мыслям и обретал его в мыслях Риал Ибду Гррат, щедро озвученных ею для меня на берегу океана.

В океане этом, как в зеркале, отражалась звездоглазая Парочка. Обсуждение внутренних взаимоотношений соединившихся половинок этого семейного союза, воистину заключённого на небесах, сделалось одной из главных тем заключительной части программного базара.

Хотя девяносто процентов информации о внешнем мире человек по-прежнему получает через зрение и лишь девять через слух, тем вечером я узнал и понял нечто настолько важное, что уже никогда не буду таким, каким был ещё утром того же дня. Новые качества, как известно, приобретаются за счёт потери старого...

А я теперь о себе кое-что наверняка знаю: постараюсь не делать ничего такого, что дало бы потомкам право плюнуть на мою могилу.

И Бабуля также практически созрела для того, чтобы возблагодарить Бога за то, что отметил нас, наградил. За то, что наделил разумных странными свойствами, не имеющими непосредственного отношения к гонке выживания. Любовной сладкой мукой, чувством братства, товарищества и вообще альтруизма. Чем царственно отличил нас от животного...

Да, так вот. Касаемо Вдохновителя Творения.

Мы с Ба говорили о том, что искусственный разум человеками так и не создан, и вполне возможно, сие не случайно. Компьютеры современные, несмотря на всё их потрясающее «разумоподобие» и практическую всесильность, всего лишь безмозглые машины... надо взглянуть правде в глаза. Мы взглянули. И усмотрели в этом факте промысел Божий. Волеизъявление Бога. Именно этим банальным термином меж собою договорились мы условно величать Некоего, э-э... Не менее условно охарактеризованного нами в качестве Мужа Вселенной. Этакого Каи Хатэ.

Сие Мужское Начало, оплодотворяющее Тиа Хатэ, — дабы могла она во всех смыслах длить Сущее! — способность мыслить, а значит, помнить, из себя не удаляет. В отличие от своей жёнушки Вселенной.

Ни в коем случае!

И вполне возможно, это с Его подачи жёнушка заболела «венерическо-урологической болезнью», симптомы которой она так яростно из себя выводит; симптомы, вызывающие возникновение конкрементов, «камушков» пресловутых.

И вполне возможно, ещё одним симптомом являемся все мы, разумные живые существа... воистину, по образу и подобию Его сотворённые.

Ибо — мыслим. Иные ипостаси сходства неважны. Вряд ли Он — дедуля с бородой и нимбом, восседающий на облаке, или шестилапый медведеобразный, восседающий на верхушке самого высокого в Лесу дерева... И вот в чём суть: допуская наше существование, тем не менее Бог мешает нам уподобиться Ему в главном — в сотворении истинного интеллекта. Он позволит нам всё, что заблагорассудится, хоть абсолютное уничтожение Сущего, но не — сотворение Разума.

Создав Разум «искусственно», мы окончательно уподобимся Ему...

Ясный пень. Боится Он конкуренции. И — ревнует.

Мужик, что тут скажешь. Самый что ни на есть.

Харизматический лидер. Мы, все человечьи самцы, — всего лишь бледные подобия Его. В точности как все самки — Её копии...

Ещё мы с Ррри говорили о том, что наилучшей оборонной тактикой по-прежнему является постоянное движение.

Остановиться — значит превратиться в мишень. Нужно довериться интуиции, инстинктам. Прежде всего — внутренней антенне, которая сама подаст сигнал тревоги. Самое главное — быть начеку и всегда иметь возможность для манёвра.

А внутренняя эта, так сказать, антенна, — наше подсознание. Если не подвергать сомнению незыблемость постулата, что бытие определяет

сознание (мы и не подвергаем!), то подсознание управляет бытием. В этом наше спасение. Во как! Продолжая ассоциативный ряд: Бог-муж Вселенной — это её подсознание. Сознание-то, «камешки»-Светы, она стремится выбрасывать из себя вон... и выбрасывает. Меньше думаешь — спокойней... спишь?

И мы, разумные, существуем потому как бы в тамбуре несущегося из вечности в вечность поезда. Тамбуре с двумя дверями, снабжёнными окошками. На стыке двух вагонов-миров, сознательного и подсознательного, Реала и Виртуальности в универсальном значении этих терминов. Смотрим туда в окошко, смотрим сюда, пытаемся сравнить, изнываем от клаустрофобии и вынужденно обустраиваем свой убогий тамбурок.

От безвыходности именно его полагая Реальностью, плодом соития Виртуальности, то есть Бога, и истинного Реала, то есть Вселенной, оплодотворённой Его Способностью Творить... Но Свет, Сияющий Во Тьме, отпирает одну из дверей.

Тем самым высвобождает подсознательные, истинные, реальные желания, и мы вдруг получаем бесценный подарок...

Свободный выход.

И тогда дверь вагона-Вселенной нас перестаёт интересовать. Не может репродукция, сколь бы красочна и высококачественна они ни была, заинтересовать владельца подлинника...

— Самое грустное, — сказала вдруг Ба, — что на самом-то деле камешек сам по себе — это чушь полная. Свет сидит в тебе, во мне, во всех нас... И существа всех р-рас, условно именуемые шаманами, ведьмами, магами или волшебниками, всегда об этом знали. Или догадывались, или подозр-ревали, больше, меньше — неважно. В них Свет чуток поближе к выходу располагается — и потому они, в отличие от немагов, вполне могут осознанно управлять своими... э-э, отсветами, кое-что от Света бер-ря по собственной воле, а не дожидаясь... м-м-м, у океана погоды. Что касается нескольких сотен пресловутых «камешков», именуемых «Светами», то, — сказала Ба, — я бы употр-ребила к каждому из них вот такой термин: слесарь-инструментальщик. Следовательно, мы, избранные в Носители, — инструменты. Каковые, ясный пень, создаются, чтобы выполнить опр-ределённую работу. Думаю... м-м, конкретные Светы Высшей Степени осознания... м-м, в нашем конкретном случае правильный выбор сделали. Разумы и души вольных торговцев — подходящий материал для создания добротного инструмента.

И мы обсудили наши конкретные «конкременты». Четвёртый Свет, Клинок, судя по всему, — мера Зла, уравновешивающего меры троих прочих Светов: Добра, Совести и Справедливости. Звёздный Меч должен быть идеально отцентрован, только тогда его можно будет назвать Боевым Оружием, а не кухонным тесаком или палаческим орудием. И в отсутствии Клинка — мутотень по-прежнему будет проявляться хаотически...

Все Света такие, озадачились мы с Ба в этой связи, или наши особые? На этот вопрос ответа не было. Ррри мрачновато пошутила о том, что единственный Свет, возвещающий конец света, — это Клинок.

И мы вздохнули. Но оптимизм, который в нас вселило осознание, что всё же имеется Сила, способная одолеть Тиа Хатэ, долго сокрушаться не позволил. Даже несмотря на то, что Ба решительно заявила: «Интуиция подсказывает мне: пора уходить на пенсию!»

Ну что ж, по её собственным словам: каждый, каждая, каждое выбирает под себя. Женщину, мужчину, религию, дорогу.

— Главное, — сказала ещё мне Ррри на прощание, — никогда но позволяй использовать себя. Даже тем, кого ты любишь. Тем же, кого полюбишь ты сам, пожелай быть свободными — даже от тебя.

И едва ли не самыми последними словами, услышанными мною от Ба, словами, значение которых я понял лишь теперь, когда она исчезла, были: «Выбирать — значит отказываться».

Она сделала свой выбор. Как бы тяжко ей пи было отказываться от Вольного Торговца и его Экипажа.

И от меня...

Она любит — и поэтому освободила меня от себя. Скрупулёзно соблюдя все пункты нашего с нею негласного договора купли-продажи.

Спустя некоторое время после её исчезновения мы с Номи увидели Ррри во сне, который как бы и не сон, да? Причём, не одну увидели. И обрадовались этому, как полоумные! Позднее, когда мне случилось «подцепить» полный Свет, уходя из национального банка Бирингуччи уже освещённым, я невольно подумал: «Интересно, это величайшая мастерица торговых сделок замолвила словечко? Похлопотала о приобретеньице, выгоднейшем для любимого подмастерья?..»

А тогда, стоя на берегу океана, на краю неба, отражённого в непосредственно породившей нас воде, — мы, дети Бога и Вселенной, смотрели Им в глаза. И Ррри, прижимая меня к своему горячему боку, прошептала: «На небе ровно столько звёзд, сколько наших глаз...»

В эту же ночь у риангбоков начался сезон новорождения, и мириады призрачно мерцающих рыбок превратили всю прибрежную акваторию в сплошной роддом. Мы стояли и смотрели, как рождается жизнь, которую нам вскоре предстояло поднять в космос и перевезти туда, где её превратят в смерть. Чтобы в результате обмена веществ, постмодернистского круговорота, превращения позабытого старого в новое, мнимо кажущееся оригинальным, — вновь родилась жизнь...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать