Жанр: Боевая Фантастика » Йен Дуглас » Лик Марса (страница 9)


Юкио покачал головой:

— Я тебя не удерживаю. Просто хочу убедиться, что ты до конца понимаешь ситуацию.

Кэтлин улыбнулась:

— Юкио, любимый, ты и не смог бы удержать меня от поездки. И дело здесь вовсе не в моем западном индивидуализме. Дело — в деньгах. Может быть, детки богатых родителей, наподобие тебя, и могут смириться с потерей пары тысяч долларов за пропавший билет на ракетоплан, но я не могу. На поездку в Японию я копила с тех пор, как выросла достаточно, чтобы зарабатывать хоть какие-то деньги, и собираюсь быть на борту этого «Стар Рэйкера» в следующий вторник — с тобой или без тебя.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Пятница, 11 мая.


Посольство США;

Мехико, Мексиканская Республика;

14:53 по местному времени.


Стоя на своем посту, у небольшой баррикады из мешков с песком под портиком здания посольства, сержант морской пехоты США Гэри Бледсо внимательно следил за толпой, собравшейся на площади перед воротами. Многие несли плакаты — некоторые на испанском, но большей частью, специально для репортеров и видеокамер, на английском.

"ЯНКИ, РУКИ ПРОЧЬ ОТ МАРСА!" — гласил один. "ИНОПЛАНЕТНЫЕ СОКРОВИЩА — ОБЩЕЕ ДОСТОЯНИЕ!" — заявлял другой. Часть демонстрантов, очевидно, высказывалась в поддержку Ацтлана, государства, которое требовалось создать из северных мексиканских штатов и Юго-Запада США. Напряжение в отношениях с Мексикой достигло точки кипения еще в 2038-м, с тех пор, как ООН объявила срок проведения плебисцита — август этого года. США уже объявили, что не подпишут соглашения, призывающего к голосованию за независимость своих собственных территорий.

Время от времени через высокую каменную стену, ограждавшую территорию посольства, летели булыжники и мусор. Бледсо слышал, как кто-то разглагольствовал перед толпой по-испански через хриплый, то и дело начинавший фонить мегафон. Слов он не понимал, однако толпа неизменно встречала каждый выкрик оратора одобрительным ревом.

— Слышь, какая муха их укусила? — тревожно спросил капрал Фрэнк Лараби, стоявший рядом с Бледсо.

— А что, ты новостей давно не качал? — насмешливо ответил Бледсо. — Боятся, что мы разграбим развалины города Древних на Марсе и все добро заберем себе.

— Да? Ну, а мы-то тут при чем?

— А мы — «вонючие янки», не слыхал разве? И с каждым днем воняем все сильнее.

— Вонючие? — Лараби хлопнул по своей М-29. — Я вот им покажу, кто тут вонючий…

— Легче, Би, — сказал Бледсо. — Я пока не слыхал приказа о применении оружия. Просто держи игрушку тщательно вычищенной.

Оба, согласно форме-3, имели на себе легкие камуфляжные шлемы и кевларовые бронежилеты. Будь все в порядке, они были бы одеты по форме-1, то есть в парадную синюю униформу с красно-белым кантом, но теперь, когда мексиканский кризис дошел до точки открытого противостояния, охрана посольства получила приказ о боевой готовности. Приказ позволял также иметь при себе заряженное оружие, хотя снимать предохранитель либо открывать огонь предписывалось лишь по команде, даже если противник начнет стрелять. Пару недель назад оружие морских пехотинцев, охранявших посольство, было вообще не заряжено. Как раз тогда родилась шутка о том, что — раз уж коробчатые, пластиковые М-29 в качестве дубинки никуда не годятся — оружие в случае нападения лучше всего сразу отдать противнику, а уж потом, пока этот ублюдок разбирается, как же работает столь высокотехнологичное оружие, просто пнуть его в коленную чашечку.

ВТШВ, или высокотехнологичная штурмовая винтовка М-29, была прямым потомком немецких G-11 прошлого века и заряжалась 4,5-милиметровыми укороченными подкалиберными безгильзовыми патронами с начальной скоростью более полутора километров в секунду. Каждая пуля была вмурована в цельный прямоугольный пакет взрывчатого метательного вещества (ВMB), что позволяло не тратить на каждый выстрел драгоценные цветные металлы и обойтись без окна экстрактора гильз, которое может забиться землей, песком или илом. Пластиковая обойма на сто зарядов вставлялась в зарядный порт казенной части. В результате длина винтовки составляла 70 сантиметров при весе всего в 4 килограмма. С виду М-29 более всего походили на грубоватые пластиковые игрушки с дешевым телескопом сверху и пистолетной рукоятью снизу. Поэтому солдаты, вооруженные ими, и называли свое оружие «игрушками».

Безгильзовые боеприпасы одновременно были величайшим преимуществом М-29 и серьезнейшим их недостатком. Отсутствие необходимости выбрасывать стреляные гильзы обеспечивало невероятно высокую — 2500 выстрелов в минуту — скорострельность; таким образом, очередь из трех-пяти пуль достигала цели прежде, чем отдача собьет прицел. С другой стороны, патронник очень легко засорялся остатками сгорания ВMB, которое, каким бы ни было чистым, все же оставляло нагар, который, при отсутствии окна экстрактора либо гильз, накапливался до статочно быстро, чтобы заметно снизить работоспособность винтовки уже после пары магазинов.

Корпус, где главным законом было то, что каждый морпех — прежде всего боец, а винтовка — главная часть самого его существа, встретил этот недостаток со своеобычной прямотой. Каждый морской пехотинец должен быть мастером сборки и чистки оружия в самых экстремальных ситуациях, и в жаргоне Корпуса очень скоро установилось выражение «патронник у него засрался», обозначавшее человека недалекого, неуклюжего и несообразительного.

— Да уж вычищена она, сержант, — отвечал Лараби. — Так вычищена, что хоть ешь из нее… Эге, шухер!

Взглянув туда, куда смотрел Лараби, Бледсо увидел капитана Теодора Уорхерста, вышедшего из дверей посольства.

— Смир-р-р… на!

— Вольно, парни, — буркнул Уорхерст. Он, как и Бледсо с Лараби, был в полевой форме,

бронежилете и каске старого образца, с матерчатым камуфляжным чехлом. В наплечной кобуре поверх бронежилета — табельный М-2020. — Что слышно?

— Туземцы волнуются, капитан. — Бледсо указал в сторону ворот, до которых было всего около двадцати метров. — Я на эспаньоле особо не хаблаю, но, похоже, тот тип с микрофоном их здорово разогрел.

— По разведданным, это — местный проповедник из СУД.

— Ох как! — вырвалось у Лараби. — Только этого не хватало…

"SolamenteUnо Dios " была одной из самых шумных и экстремистских сект последнего времени. Совершенно неожиданно объединив в себе кое-каких баптистских, пятидесятнических и даже католических деятелей, согласившихся меж собой на том, что человечество создано богом, а вовсе не инопланетянами, и потому марсианские находки надлежит оставить там, где они есть, и впредь не трогать, секта эта сформировалась в противовес мириадам новых культов и групп, поклонявшихся Древним, как богам. Всякий раз, появляясь на телеэкранах или перед телекамерами сетевых вид-новостей, представители СУД заявляли: есть вещи, которых человеку просто не положено знать, а все прочее, слава Богу, так ясно изложено в Библии, что в дополнительных разъяснениях не нуждается. И последние несколько дней, в числе прочего, были ознаменованы кровавыми столкновениями между СУД и несколькими про-пришельческими группировками — в частности, "InternationalAncientAstronautNetwork " и "LasAlienistas ".

Теперь местные СУДовцы, похоже, нацелились на посольство США.

— Парни. Чтоб вы знали, — заговорил Уорхерст, не сводя взгляда с толпы за воротами. — Мы эвакуируемся. Закрываем лавочку и выметаемся.

— Эвакуируемся? — удивленно воскликнул Бледсо.

— Так мне сказали. Новость передается устно, чтобы наши местные друзья не получили ее с радиоперехватом. За нами идут «перри» с «Рейгана».

— Ну что ж, — заметил Лараби, — давно пора убираться из этой дыры.

— Что это значит, капитан? — спросил Бледсо. — Война?

— Черт побери, сержант!.. Как только узнаю я, узнаешь и ты.

— Ладно. Но я что хочу сказать: «перегрины» — что же, с боем прорвутся сквозь мексиканское аэрокосмическое пространство?

— Вот прибудут — тогда и узнаем.

— Если прибудут, — заметил Лараби.

Уорхерст хмыкнул:

— Мы говорили с ТР-пятыми, сержант. Их прикрывают «валькирии». Они прибудут. Не думаю, что во всех мексиканских ВВС имеется что-либо новее двух десятков старых Ф/А-22… В любом случае майор Бэйнбридж велел всем быть начеку. Прибытия «перегринов» ожидаем минут через двадцать, и, когда они сядут, эта толпа может… малость разозлиться.

— Мы готовы, сэр! — Бледсо хлопнул по корпусу своей М-29.

— Знаю. Давайте, парни.

Развернувшись, он скрылся в здании.

— Слышь, Блед. Про этого парня — правду говорят?

— Что он — сын самого командующего? Верно. Мне Дольчик из кадровой службы точно сказал.

— Чесать мой лысый череп… Ну что ж, для сына Божьего — вовсе не плох.

— Я тебе так скажу. В бою пусть лучше он будет рядом со мной, чем эти тошнотики нового образца.

— Роджер вас.

Еще некоторое время оба вслушивались в лающую речь оратора за стеной. Последний его выкрик привел толпу в неистовство; рев раздался такой, точно демонстранты задумали повалить стену одной звуковой волной. Мусор и камни посыпались на газон посольства градом, но ни один не достиг баррикады из мешков с песком.

Повесив винтовку на плечо — во время кризиса от охранников не требовалось все время стоять «смирно», как всегда, — Бледсо извлек из набедренного кармана ПАД. Включив его, он принялся выстукивать команды на плоской маске клавиатуры.

— Что ты там делаешь? — спросил Лараби.

— Вхожу в сеть безопасности, — ответил Бледсо. — Ага, вот.

Логотип локального сервера посольства на дисплее ПАДа сменился низкокачественным изображением с одной из камер, установленных на стене. Из этой точки открывался вид на Пасео Де Ла Реформа, широкий бульвар меж двух шеренг небоскребов, до краев заполненный кишащей, шевелящейся массой людей. Не меньше десятка — устроились высоко над толпою, почти заслонившей старинный элегантный фасад «Марии Исабель Шератон», на пьедестале грациозной Эль Анхель, монумента независимости Мексики.

Несколько булыжников ударили в ворота посольства.

— Зафиксируй кадр, — сказал Бледсо, протягивая ПАД Лараби. На дисплее отчетливо были видны солдаты мексиканской армии с полной боевой выкладкой, занявшие позицию перед «Шератоном».

— Они следят за толпой? — поинтересовался Лараби. — Или готовятся к ней подключиться?

— Хэ-хэ, — отвечал Бледсо. — Может, они и сами не в курсе. А может, просто наблюдают, как бы кто не попортил булыжником государственной собственности.

— Ну, а если отлупят каких-нибудь гринго — так и черт бы с ними, верно?

Примостив ПАД поверх мешков с песком, Бледсо снял с плеча винтовку. Толпа ему совсем не нравилась — сплошь злые, здоровые, молодые мужики, а женщин с детьми не видать вовсе. Будь демонстрация вправду спонтанной, как утверждают местные источники, местная демография была бы представлена здесь гораздо лучше.

А пока что собравшиеся куда больше похожи на армейское подразделение, чем на толпу демонстрантов…


Посольство США;

Мехико, Мексиканская Республика;



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать