Жанр: Космическая Фантастика » Чарльз Ингрид » На пути к войне (страница 16)


Глава 8

Беван с трудом открыл глаза. Он уже знал, что вряд ли сможет воспользоваться зрением. Препараты, которые дали ему в школе, чтобы подготовить к союзу с Братом, затуманивали его зрение, подобно грозовой туче. Он привык к этому состоянию, сжился с ним, но неожиданные радуги, сопровождающие грозу, вынести было гораздо труднее.

Он потер глаза руками. Лежа на спине, он мог видеть только потолок в хижине, которую зариты называли домом. Он слышал шепот хозяев, осторожно передвигающихся рядом. Они вели себя так тихо, как можно держать себя только в присутствии чужака. Он поднял голову, и перед его глазами вновь заплясала радуга. Каждый предмет в комнате излучал сияние. Беван зажмурился от яркости цветов. Зариты забегали вокруг него, распространяя лучи ауры. Беван закрыл один глаз, чтобы приглушить бушующий свет. Ему уже не удавалось видеть ясно и отчетливо… все перед ним превратилось в пульсацию красок.

Он попытался сосредоточиться на ближайшем пятне ярко-голубого цвета. Внутри его неровных очертаний находилась Тена, которая ухаживала за Беваном. Нагнувшись, она помогла ему сесть.

– Как ты себя чувствуешь? – спросила она на трейде с пришептывающим акцентом, свойственным заритам.

– Лучше, – он растерянно повел глазами, когда ее лицо рассыпалось на множество светящихся пятнышек, а затем пятна слились, вновь образуя знакомые черты. Беван заморгал, и на короткий миг вновь обрел обычное зрение. Затем грозовые тучи опять заволокли его глаза, и перед ними заплясала радуга цветов. Он почувствовал, как Тена вложила ему в руку глиняную кружку. Бевану хотелось пить, он готов был выпить все, что она давала ему. Сейчас он был способен убить за чашку брена или кофе. Да, такого кофе, какой он покупал в уличных лавках и кафе Сан-Паулу, дома – крепкий, черный, дымящийся кофе.

Жидкость в кружке начала плескаться, кипеть и превращаться в пар. Беван с криком отшвырнул кружку, как только она налилась ярким огненным цветом в его руках, и та разлетелась на черепки.

Тена немедленно схватила его за руку и обернула ее прохладной тканью. Она издавала цыкающие звуки сквозь свои выступающие, как у грызуна, зубы.

– Что случилось?

Его сиделка бормотала что-то, разглаживая компресс. Беван взглянул на грязный пол и увидел черепки у ног. Вокруг них медленно растекалась жидкость, похожая на кровь – малиновая, живая, пульсирующая.

– Я натворил вот это…

– Пожалуй, да, – произнесла Тена. – Даже когда ты спишь, вещи вокруг рассыпаются. Ломаются или даже вспыхивают.

– У нее кровь…

Прозрачные круглые уши зарита поднялись от изумления.

– Это просто кружка. Откуда у нее может быть кровь?

– Разве ты не видишь? Тена терпеливо переспросила:

– Что вижу? – и погладила его по руке.

Как же она не видела? Беван сморгнул выступившие слезы и уставился на разбитый предмет. Красный отблеск потух, ушел в земляной пол, когда Тена взяла совок и веник и тщательно замела осколки. Беван уперся здоровой рукой в свое ложе, похожее на гнездо, чтобы приподняться.

Форма школы висела на нем, как на вешалке. Он всегда был стройным, но теперь, казалось, от него остались лишь кожа да кости. Он слышал, как воздух проходит сквозь его легкие, как кровь журчит в сосудах, слышал биение собственного сердца, даже шум воздуха, ударяющего в его уши. Казалось, жизнь стала слишком явной, чтобы вынести ее, слишком очевидной, грубой, слишком неожиданной в своих требованиях к нему.

Он прищурил глаза, пытаясь сфокусировать взгляд на Тене, стараясь убрать прочь ауру, затуманивающую ее черты. Он видел, как по ее лицу прошла тень беспокойства.

– Тебя отравили, – произнесла она, – отравили таким ядом, противоядия для которого мы не знаем.

Яд души Недара или того, что отдал ему чоя, растекался по его телу. Беван сомневался, что зариты способны вылечить его.

– Мне уже лучше, – заверил ее Беван и услышал, что его голос стал резким и низким, как будто принадлежал незнакомцу.

Она покачала головой.

– Нет, твои приступы с каждым разом становятся все хуже. И потом… сейчас на Аризар прибыли чужаки. Они что-то ищут.

– Меня? – Все желали убить его. Вероятно, даже Рэнд.

– Нет, все, что смогут найти. Чоя появились и исчезли, посмотрев на пепел своих собратьев. Они ничего не сказали… Они повелители. Они ничего нам не должны. Они появились и стали жить среди нас, и мы пользовались этим так же, как они пользовались нами. А теперь… – она отвела глаза, но тут же вновь взглянула на Бевана. – Кое-кто из нас рад, что они исчезли, а кое-кто боится этого. Сможем ли мы запомнить все, чему они нас научили? Неизвестно. Но мы не хотим, чтобы они вернулись! – Тена подвела Бевана к стулу возле стола. Детеныш-зарит выкатился из-под стола взрывом персиково-белого меха и одежды. Дверь захлопнулась за ним, и Тена усадила Бевана.

– А остальные? Кем были остальные? Они прилетели на космических кораблях, чтобы проводить расследование?…

Уши Тены возбужденно задвигались.

– Говорю тебе, это опасность. Главная опасность исходит от других, не от чоя.

Беван видел, как от страха изменилась аура вокруг нее, и слышал, как задрожал ее голос. Он не сомневался в том, что она боится, хотя собственные способности удивили его.

– Что вы хотите делать?

– Точно еще не знаем. Вероятно, тебя снова понадобится перевезти.

Это был уже третий дом заритов, куда перевезли Бевана. Первый дом он едва помнил, второй – довольно

смутно.

– Расскажи мне об этих других, – сосредотачиваясь на лице Тены, Беван постепенно стал видеть отчетливее. Сейчас ему было важно знать, кто охотится за ним.

Ее губы напряглись, обтягивая полоску зубов.

– Они появились ночью. Корабли приземлились на отдаленной равнине. Они убили всех, кому задавали вопросы.

Значит, это не исследователи и не просто любопытные. Кто-то воспользовался межпространственным прыжком, чтобы достичь планеты. Тезары, работающие по контракту, были вынуждены исполнять приказы своих работодателей вплоть до истечения или прерывания контракта. Этими «другими» могли быть абдрелики. Или ронины. Теперь, когда здесь не было чоя, защищающих заритов, те стали легкой добычей. Или… вероятно, именно его присутствие влекло сюда чужаков. Может быть, если ему удастся покинуть планету… раньше или позже Союз вступит в игру. Аризар может быть классифицирован как Земля, назван «планетой класса Зет», достойной присоединиться к Союзу тех, кто умел летать среди звезд.

Однако этот маленький народец не умел летать среди звезд. Вся техника, которую они имели, была либо ловко похищена, либо получена в подарок от чоя, завоевавших планету. Трудно, если вообще возможно, предсказать, смогут ли они продолжать развитие техники. Союз может занять нейтральную позицию – не защищая и не вмешиваясь в дела Аризара. Тогда кто же защитит его?

– Я не могу остаться здесь.

– Но ты не повелитель. Куда ты уйдешь?

– Туда, откуда я явился, – Беван уставился на миску с едой, которую Тена поставила перед ним вместе с новой кружкой остывающего напитка. Тена вновь принялась возбужденно посвистывать сквозь зубы. Беван машинально начал есть, и вкус пищи ошеломил его морем оттенков, а вид – изобилием цветов, многие из которых отнюдь не способствовали аппетиту. Заставив себя сделать несколько глотков, он спросил: – Когда вы хотите перевезти меня?

– Сегодня. Как только стемнеет.

Он кивнул. Тена смутилась, а затем осторожно провела рукой по его голове, как бы благословляя его.

– Я буду скучать по тебе, – произнесла она. – Ты был такой же беспомощный, как мои детеныши, когда тебя принесли сюда. По-моему, ты сможешь победить яд.

Беван пожалел о том, что ему недостает такой же уверенности. Тена стояла рядом, пока он не опустошил миску. Свет угас, превратившись в сумерки, прежде чем он поднялся, и Тена помогла ему пройти в уборную во дворе. Снаружи казалось, что солнце быстро садится за острые силуэты гор к востоку от деревушки, а мрак неумолимо надвигается с запада.

Он возился с молниями и застежками, как вдруг Тена издала шипящий звук сквозь сжатые губы. Из скромности повернувшись к нему спиной, она глядела вдаль, на серые и черные тени отдаленных хижин.

Беван почувствовал напряжение в этом звуке.

– Что случилось?

– Не знаю… – Зариты не были ночными животными, и все же в темноте Тена должна была видеть лучше, чем он.

Он вышел из уборной и встал рядом с ней. Он чувствовал не только ее беспокойство, но и резкую волну любопытства, нахлынувшего на них, сильного и опасного любопытства, осторожно подползающего к Бевану. Он ощутил, как по его коже пробежали мурашки.

– – Уходи в дом вместе с детьми, – приказал он.

Тена смутилась.

– А ты…

– Наверное, это пришли за мной.

Глубоко вздохнув, Тена, видимо, приняла решение и исчезла, чтобы спастись самой.

Беван остался один. Он не поверил, что его ищут зариты. Мгновение он стоял неподвижно, чувствуя, как поток напряженного внимания касается его и неуверенно скользит в сторону, а затем возвращается. Беван поднял руки и взглянул на них в свете сумерек, решая, что предпринять, когда враг подойдет поближе. Как же он сможет защититься, если все, на что он способен – просто стоять и ждать? Все, что он мог предпринять – стоять неподвижно, не выдавая своего присутствия. А еще он может отвести опасность от тех, кто помог ему. Он метнулся прочь от дома Тены.

Он услышал крик зарита, сменившийся пронзительным визгом. Алое пламя взметнулось в небо над дальней хижиной. Беван споткнулся и упал на колено во влажную траву. Его дыхание стало коротким и резким. Он задохнулся – так быстро, пробежав всего несколько шагов. Куда и каким образом он надеялся сбежать?

Кто-то шел мимо него. Листья отчетливо зашуршали под его ногами. До Бевана донесся мускусный запах – не очень неприятный, но странный. Равнодушие овладело им, подавляя всю тревогу, заставляя забыть об опасности. Затем это ощущение исчезло. Преследователь прошел мимо.

Вдруг шорох шагов прекратился. Кто бы это ни был, сейчас он стоял позади Бевана, но не настолько далеко, чтобы не заметить его. Беван затаил дыхание. Должно быть, его услышали, уловили барабанный бой сердца или отчетливое урчание в желудке – казалось, переваренная пища не желает оставаться там, где находится.

Пока он стоял вот так, затаившись и ожидая, его зрение постепенно приспособилось к сумеречному свету, и он стал видеть почти так же отчетливо, как днем, и даже мешанина красок исчезла. А если он способен видеть, то…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать