Жанр: Космическая Фантастика » Чарльз Ингрид » На пути к войне (страница 28)


Рэнд заметил:

– Видишь, я поправляюсь очень быстро. Вероятно, благодаря твоему бахдару.

– Нет, – поспешно возразил Палатон и, заметив изумленный взгляд Рэнда, добавил: – Я хотел сказать, бахдар не имеет ничего общего с выздоровлением.

– Правда? Даже самый сильный?

– Ни в коем случае.

– Да? – Рэнд удивленно нахмурился. – Ты точно знаешь?

– Я уверен в этом, – решительно повторил Палатон. – Никогда еще в истории моего народа бахдар не давал возможность сращивать переломы.

– Мне не нужно болеутоляющее. Хватит сна. – Рэнд откинулся в кресле. Его голос затих. Лицо расслабилось, губы слегка приоткрылись. Палатон понял, что мальчик мгновенно погрузился в сон.

Некоторое время он стоял над ним, прислушиваясь к ритму дыхания человека. Случайно оглянувшись и увидев свое отражение в зеркале, он с удивлением обнаружил, что стоит в позе охранника. Встретившись взглядом с самим собой, Палатон вздохнул.

– Что еще мне остается делать? – пробормотал он.

Глава 14

– Риндалан, – заметил надменный чоя, оправляя одежду, – старый глупец. Он попросил меня распространить милости, которые он проявлял к Паншинеа, на тезара, выбранного в наследники. Я промолчал. Теперь, когда против него выступил конгресс, я был бы идиотом, если бы выполнил его просьбу.

Комната была убрана с богатством и вкусом, и заметно отличалась от других помещений дворца своими покрытыми пластиком стенами, не завешенных тяжелыми старинными гобеленами. Сияющее полуденное солнце заливало комнату ярким светом. Говоривший чоя стоял, горделиво выпрямившись. Он был немного низковатым для сына Звездного дома, но гибким, с большим гребнем. Его рыжеватая грива была заплетена в безуспешной попытке укротить непокорные кудри. Огромные сапфирово-синие глаза сияли жестко и холодно.

Его собеседник отозвался от стола, почти спрятанного в тени – его самого можно было угадать только по блеску глаз.

– Мне радостно слышать, что один из наших Прелатов не лишен здравого смысла, Кативар.

– Мне не остается ничего другого. От Ринди мне достались лишь жалкие остатки его силы, которые он мнит значительными. Он уже давным-давно должен был выйти в отставку и предоставить Паншинеа самому себе, дать ему пасть, как и положено Нисходящему Кругу, – Кативар изящно приподнял бровь. – Разумеется, не я один замечаю это.

Он застегнул и тщательно оправил летнюю куртку, отказываясь от более привычных одежд священника. Подобный поступок мог бы показаться проявлением тщеславия тем, кто не знал Кативара, но остальные сочли бы его проявлением не тщеславия, а прагматизма. Несомненно, этим движением он проверял, на месте ли рукоятка кинжала или другого спрятанного оружия. Его выпуклые мускулы перекатывались под тонкой курткой, создавая впечатление силы и придавая чоя видимость более высокого роста. Кативар был так же внушителен, как и его движения.

– Вы правы, или наш невообразимый союз никогда бы не состоялся, – говорящий чоя положил ладони на стол, очерчивая пальцем деревянную резьбу крышки. – Вы уже сообщили Риндалану, что намерены порвать с ним?

Кативар повернулся и оценивающе оглядел собеседника.

– Неужели вам не понятно, что это было бы слишком глупо? Чем дольше я буду пользоваться его расположением, тем лучше смогу действовать против него. Так или иначе, вскоре он отправится на Скорбь.

– Тогда мы сходимся во мнениях.

– А вы в этом сомневались?

– Я никогда не мучался сомнениями, – чоя встал и отошел в тень, придвинувшись к стене так близко, как будто старался вжаться в нее. – Говорят, Витерна из Небесного дома пытается отозвать свой патент на повторную очистку воды.

Кативар насторожился, обдумывая полученную информацию.

– Если она станет настаивать, это вызовет суматоху во многих округах. Но сможет ли она это сделать?

– Пока не знаю. Законы о первоначальной передаче туманны. С тех пор прошли века. То, что она является наследницей патента, надо еще доказать… вероятно, у нас не будет другого выхода. Она – враг, с которым необходимо считаться, Кативар, неважно, сможет она осуществить свое желание или нет.

– Без помощи Недара – вряд ли. Ей некого объявить наследником престола в его отсутствие, а Недара нигде не могут найти.

– Возможно, он выполняет контракт. Кативар потер висок.

– Если так, то в школе Голубой Гряды знают, где он находится. Проверьте записи школы, как только появится возможность. И обдумывайте каждый свой шаг. Я не хочу никаких осложнений. Начав действовать, мы будем настолько проворны, что ни Паншинеа, ни Палатон не успеют и глазом моргнуть.

– Решено, – чоя ушел в тень, открыл потайную дверь, и комната опустела.

Кативар напряженно прислушался. Воздух в комнате изменился – еле уловимо, из него исчез мускусный аромат другого чоя, и Кативар понял, что его союзник ушел. Он поправил воротник куртки.

– А что касается тебя, дружище Астен, – еле слышно произнес он, – Витерна из Небесного дома променяет тебя на меня, как только обнаружит, что ты жаждешь последовать по стопам ее возлюбленного Недара. Несколько лет я ценил твою поддержку, но ты мне надоел.

Чоя фыркнул, расправил плечи и вышел из комнаты.


Риндалан издал булькающий смешок.

– Он ковыляет, как ребенок, – произнес старый чоя. – А ты гордишься им, как молодой отец.

Рэнд рассмеялся, когда Палатон смущенно хмыкнул. Его темные волосы поблескивали под редкими лучами солнца, проникающими на широкую веранду.

– Это лучше, чем кое-как хромать от стены к стене, – Рэнд глубоко вздохнул и сел. С веранды открывался вид на обширные парки, цветники и сады дворца. – Воздух пахнет совсем иначе. Не знаю, что это такое и как описать это ощущение…

– Возможно, тебе никогда не хватит на это слов, – Палатон подошел поближе, не спуская глаз с человека. – Я побывал на многих планетах, и различия каждый раз изумляли меня, но тонкости их разнообразия не всегда можно уловить, – он глубоко вздохнул. – Оставлю вас вдвоем. Гатон назначил мне встречу, к тому же пора решить вопрос с

Заблудшими.

– Как ты намерен поступить с Малаки?

– Что я могу поделать? Я уже предупреждал его. Он ждет от меня того, чего я не в силах дать. Улицы необходимо очистить, Заблудших вернуть домой. Ясно, что конгресс не примет меня и не станет дольше терпеть эту забастовку. Придется разобраться с этой ситуацией как можно скорее, – Палатон положил руку на перила веранды, собравшись уходить, но Ринди умоляюще поднял руку.

– Подожди еще одну-две минуты, чтобы встретиться с Кативаром. Ты обещал мне.

– Я делаю все, что могу, но они слишком часто отвлекают меня на бесполезное подставное лицо, – Палатон обернулся, услышав за собой шаги. Плотная фигура Кативара раздвинула шторы на двери и оказалась на веранде.

Палатон взглянул в недовольные, холодные синие глаза. Затем Кативар обернулся к Ринди и сжал его в объятии, от которого, казалось, захрустели кости старого чоя. Ринди добродушно охнул.

– Довольно, Кативар! Я уже слишком стар для таких приветствий.

Удовольствие промелькнуло на лице молодого священника, он выпустил Риндалана и поставил перед собой.

– Ты уезжаешь слишком надолго, Ринди. Я не согласен исполнить твою просьбу. Ты нужен здесь, дома, – его глаза метнулись в сторону Рэнда. – Это и есть тот человек, который вызвал так много хлопот?

– Да, – коротко отозвался Палатон.

– На вид он едва ли кажется опасным, – Кативар протянул руку. – Надеюсь, ты не откажешься от рукопожатия?

– Не откажусь, – Рэнд осторожно пожал руку чоя – этот жест был знакомым ему и все-таки чужим.

Молодой священник облокотился на перила веранды.

– Ринди говорил мне, что намерен пуститься в превратности политики на Скорби, хоть чем-нибудь помочь Паншинеа. Я мог бы поспорить, но он – мое начальство, и я, разумеется, проиграл бы этот спор. Но единственное, с чем я согласен – что вам понадобится мое присутствие для поддержания равновесия здесь, в Чаролоне.

– Прежде всего надо найти это равновесие, – сухо заметил Палатон.

– В самом деле, – Кативар вновь улыбнулся. – Поэтому буду рад сообщить вам новость, о которой еще не знает даже Ринди.

Старый чоя повернулся, его жидкие волосы растрепались на легком ветру, а роговой гребень, казалось, поднялся при звуке голосов.

– Что за новость?

– Совет Прелатов просит об очищении. Знаю, у Палатона мало времени на исполнение этого ритуала, но я смог уговорить их позволить ему воспользоваться храмом Земного дома здесь, в Сету, а не путешествовать через всю страну. Как только он пройдет ритуал очищения и будет принят Прелатами, конгресс не сможет продолжать выражать свое недовольство.

– Очищение? – изумленно воскликнул Риндалан, а Палатон заметил:

– Да, это будет двухголовый драт.

– Драт?

Чоя взглянул на Рэнда.

– На трейде это означает «змей». Благословение о двух концах, – он сел в кресло и забарабанил пальцами по подлокотнику. – Нельзя ли уклониться от него?

– Вероятно, можно, но не стоит, – ответил Кативар. – Наследник Палатон, это даст Домам возможность узнать, что ваш бахдар горит ярко и чисто, несмотря на случившееся в прошлом, и что наследник престола – сильный и здоровый чоя. Нам необходимо знать об этом, чтобы доверять вам, принять вас, как наместника Паншинеа. Зная о вашем здоровье, конгресс не сможет пересматривать принятые вами решении. Как только это случится, вы обретете необходимое равновесие. Ринди, – и блестящие синие глаза обратились к старому чоя, – разве ты не согласен со мной?

Ринди завозился в кресле, по-видимому, устраиваясь поудобнее в своих просторных одеждах.

– Не знаю… я еще не могу прийти в себя, – он поднял глаза. – Думаю, это может дать преимущество, большее, чем только завоевание надежного положения.

– Что же это за преимущество?

– Тонкое напоминание Заблудшим о том, что имеешь ты и чего лишены они.

Лицо Палатона оставалось непроницаемым.

– Но тогда мне придется на время оставить Рэнда.

– Да, этого не избежать. Он еще не совсем оправился, на улицах Чаролона он будет подвергаться слишком большой опасности, – Ринди скрестил ноги и положил ладонь на выступающую под одеждой коленную чашечку.

Палатону было нечего возразить. Он не мог обнаружить свою слабость перед священниками. Рэнд повернулся лицом к цветнику, боясь, что новый Прелат заметит выражение его лица. Колебания Палатона продолжались всего несколько секунд. Ритуальное очищение для тезара было всего лишь прохождением обычных церемоний. Оно не могло восстановить бахдар, хотя в этом были уверены столетия назад.

Тем не менее при очищении могла открыться его опустошенность.

Это все равно случится – раньше или позже. Палатон заметил, как пристально наблюдает за ним Ринди. Лучше сейчас, решил он – там, где жизнь, там и надежда.

– Ладно, – произнес он, – я попрошу Гатона сделать все необходимые приготовления. Когда состоится очищение?

– Лучше бы поскорее, – ответил Ринди. – Тогда я смогу побыть в это время с мальчиком.

– Со мной ничего не случится, – запротестовал Рэнд, но на его тихий голос никто не обратил внимания.

– Отлично, – ответил Кативар. – Я сообщу об этом совету.

Палатон встал.

– Приготовьте все, – произнес он, слегка повысив голоса, – но Рэнд останется со мной.

Ринди застыл, от него по всей веранде распространилось шоковое поле.

– Палатон, это же священное очищение. Траскар присмотрит за ним в твое отсутствие.

– Я – защитник Рэнда. И на Чо, и на других планетах многие хотели бы воспользоваться такой возможностью, и я не намерен давать им шанс, – он спокойно выдержал ледяной взгляд Кативара. – Сделайте все, что следует.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать