Жанр: Космическая Фантастика » Чарльз Ингрид » На пути к войне (страница 3)


– У чоя нет привычки называться чужими именами?

– Обычно – нет. Такой вид обмана не принят у наших общих друзей, – ГНаск задумчиво поскреб когтями грудь, приоткрывая глаза. – Но мы так и не приблизились к заветной цели – к тезарианскому устройству. Я сжал кулак, – и ГНаск проделал это, подняв руку над поверхностью воды. Вода заструилась между его пальцами, – а чоя просочился, как вода. Но их давление на нас не всегда бывает ненадежным. Они знают, чем нас взять, и продолжают душить нас до смерти!

Алекса вздрогнула, когда над водой раскатился глухой голос огромной амфибии. Это быстрое движение немедленно привлекло внимание абдрелика. Алекса застыла неподвижно, борясь со своим желанием выбраться из бассейна и убежать. Она знала его образ мыслей так, как свой собственный, и понимала, что сейчас ГНаск взвешивает пользу, которую она может принести, по сравнению с удовольствием сожрать ее. Она должна всегда быть уверенной, что она чрезвычайно, невероятно полезна абдрелику.

ГНаск разжал кулак и взглянул на пустую ладонь.

– Я хочу завладеть знаниями. Мне нужно это устройство. Закон среди звезд должен быть таким же, как закон на земле – сильные выживают. Все, что можно взять, следует брать. Существуют планеты и галактики, о которых известно только чоя. Они ревностно хранят свои тайны. Я хочу вырвать у них эти тайны, даже если это будет стоить мне жизни!

Глава 2

Потрескавшийся бетон и дымные небеса… Беван очнулся от своих снов, где боль чередовалась с отчаянием, и взглянул на остроносую голову с просвечивающими круглыми ушами, напоминающую уличных крыс в городе, где прошло его детство. Однако это существо смотрело на Бевана дружелюбным взглядом.

Зарит потянулся и положил пушистую лапу на плечо человека, помогая ему принять сидячее положение. Огненный мир, окружающий Бевана во сне, постепенно исчезал. Зарит сочувственно заморгал.

– Так получше?

Губы Бевана болели, запекшаяся кожа на них потрескалась, когда он попытался выговорить слово. Вместо этого Беван приставил к губам палец, а зарит осторожно убрал его, протягивая кружку.

– Пей. Ты весь горячий.

Горячий? Беван напился, увлажняя саднящие губы и охлаждая горло. Нет, он не горячий – у него жар. Но зарит может этого и не понять. Беван только догадывался о психологии этих существ и думал, что подобным способом поступают они в отношении его самого. Он отставил кружку и вновь попробовал заговорить:

– Сколько.. – звуки с трудом продирались по горлу, покрытому копотью и гарью, воспаленному от лихорадки и снов – снов, владеющих им даже после пробуждения. Беван вновь попытался отогнать их.

– Пять дней, с тех пор, как мы тебя нашли.

Пять дней, с тех пор, как он оставил Рэнда умирать посреди развалин космопорта. Пять дней, с тех пор, как после неловкой попытки сбежать спасители вытащили его из разрушенного и пылающего корабля. У него оказались ожоги, но все кости были целы. От вдыхания паров горящего топлива его легкие ныли. Однако он выжил, ибо Беван выживал с тех пор, как помнил себя – на грязных улицах Сан-Паулу, в католическом сиротском приюте, куда его взяли, на этой планете и в предложенном ему смутном будущем. И эту неприятность он тоже должен пережить.

По-настоящему его пугало нечто, гнездящееся внутри него – нечто, которое он не мог ни контролировать, ни понять.

Это нечто досталось ему от надменного пилота-чоя, Недара, и должно быть, было душой самого Недара – за что Бевану пришлось совершить убийство.

А теперь это неизвестное убивало его, сжигало дотла, пожирало, как будто в отместку за смерть Недара. Чтобы спасти Алексу и спастись самому, ему пришлось убить Недара и бежать, но нигде нельзя было укрыться от неизвестного, жгущего его изнутри. И когда Рэнд попытался помочь ему, он, Беван, хладнокровно решил уничтожить Рэнда. Теперь ему было неоткуда ждать помощи. Внутренний огонь выжигал в нем все человеческое, оставляя за собой пустоту и злобу.

Зарит снова наполнил чашку.

– Не шуми. Здесь чоя, они обыскивают развалины.

Беван насторожился.

– Что? Какие чоя?

– Я не знаю их имен, только знаю, что они побывали на равнине.

В школе. Или в том, что от нее осталось. Что они там ищут? Может, по-прежнему ловят его?

– А они знают… ты знаешь, кто напал на Аризар?

– Враги, – зарит прижал уши на голове, и тут же вновь поднял их, нетерпеливо добавив: – Это неважно. Когда уйдут чоя, враги тоже уйдут.

Беван размышлял над этим ответом, пока зарит не уполз, оставив его в одиночестве. Солнечные лучи пробивались сквозь ветхую крышу над головой Бевана. Он думал и все больше пугался: если нападение вызвал он сам, если это было отмщение за смерть Недара, значит, мстители будут преследовать его повсюду за совершенное убийство. Но если нападению подверглась школа, значит, этой вины на нем нет. Вряд ли он навлек огонь на Аризар. Но если не он, тогда кто? Чоя – сильный народ. Только абдрелики и ронины отваживаются бороться с ними. Так кто же из них совершил налет?

Его губы вновь пересохли. Беван протянул руку к кружке, обнаружил, что она вновь наполнена и ждет, и поднес ее к губам. Он осушил ее несколькими глотками, думая о тщетных усилиях затушить внутренний огонь.

У Бевана стали слипаться глаза. Он засыпал, и в полудреме гадал, что было нужно чоя. Он погрузился в сон, сожалея о нарушенном обещании.

Пламмер нырнул под разрушенную арку двери. Бетонная балка обвалилась, перегораживая вход в здание. Оно выглядело таким же разрушенным, как любое из зданий космопорта. Миффер ждал его, терпеливо вышагивая по обшитой деревянными панелями комнате.

– Он опять заснул?

– Да. Но он весь горячий.

Миффер выпрямился и взглянул через опустевший город на отдаленные вершины гор. С горизонта надвигалась гроза. Чтобы достичь гор, тучам понадобилось бы всего несколько дней. Грозовой фронт задел бы их только краем, гор не коснулись бы ни дождь со снегом, ни град, ни гроза. Однако будут ли горы надежным убежищем – это еще следовало проверить.

– Оставь возле него побольше воды. Я попытаюсь сегодня купить лекарственные травы, – зарит почесал рукой вытянутую мордочку. –

Надеюсь, он достоин всех этих хлопот.

– Спасательные бригады уже заплатили мне за помощь в поисках. Не было бы смысла рыться в мусоре, если мы еще не знали, что получили.

Миффер насмешливо фыркнул.

– С чего ты взял, что этот чужак знает больше нас?

Голос Пламмера превратился в свистящий шепот.

– Он – один из них. Его руки справятся с любой техникой. Он все узнает!

– Тогда постарайся, чтобы он выжил… и проснулся, – казалось, Миффер не обратил внимания на раздражение Пламмера. – Или плата за помощь будет возвращена – за твой счет.

Пламмер провел руками по бокам и затеребил передник.

– Знаю, – уныло произнес он. – Знаю.

Глиссер пронесся над кварталом, поток воздуха от него поднял вихри пыли и пепла. Оба зарита сморщились и закашлялись от резкого ветра. Внизу забормотал человек, мечущийся в лихорадке, задергался, стараясь поведать о своих кошмарах и избавиться от них. Никто из заритов не обратил внимания ни на его голос, ни на слова, как будто зная, что у них не хватит ни способностей, ни опыта, чтобы понять, что тревожит человека.


У подножия холмов выпал град, усеяв землю белой крупой. Ринди выглядел совсем замерзшим, пока брел вслед за Палатоном, но ни разу не пожаловался. Они разглядывали очертания фундаментов того, что некогда было процветающим Домом. Палатон остановился, и пожилой чоя понял, что здесь нет никакой ошибки; высокое тело Палатона прикрывало его от ветра и дождя. Риндалан взял Палатона за локоть.

– Ничего не осталось.

– Да, – голоса Палатона прозвучали глухо, так, что расслышать их мог он один.

– Абдрелики жестоко потрудились. Густая грива волос Палатона трепетала на ветру, как знамя.

– Согласно предварительным отчетам разведки, здесь оставались уцелевшие здания. Ринди, у абдреликов не было времени разрушить все до основания – ни времени, ни мощи. Это самоуничтожение.

Прелат поднял подбородок. Он обдумывал намек в словах тезара.

– Чтобы избежать раскрытия?

– Точно. И я сомневаюсь, что среди этого ; мусора мы разыщем кости чоя. Это заставляет задать вопрос не только о том, куда они делись, но и как они совершили вот это.

Чтобы избежать погони, бросить эту планету и найти другую, было необходимо владеть секретом межпространственного прыжка. Это означало, что либо среди чоя-отступников были пилоты, либо они наняли их. Значит, существовали тезары, заключающее контракты, не санкционированные их летными школами или императором, или даже Союзом на Скорби, точно так же, как были тезары, которые заключили контракт на пилотирование боевых кораблей абдреликов к Аризару, не испытывая угрызений совести за то, что нападают на своих братьев.

Старый чоя испустил глубокий, дрожащий вздох.

– Мне жаль видеть все это, – произнес он, и ; его голоса задрожали от эмоций. – Но здесь уже ничего не поделать.

– Да. И гроза упрямо движется сюда. Ты замерз, мальчик болен… нам больше здесь нечего искать и делать, – Палатон круто повернулся. Его ступни глубоко вдавились в грязь, пепел и растаявшие градины. – Думаю, зариты будут рады видеть, что мы уезжаем.

Ринди поплотнее запахнул одежды вокруг плеч.

– Здешний Дом не слишком хорошо обошелся с ними. Я ясно вижу признаки генетического вмешательства и регрессии. Они – умный народ. Если бы наши братья не приложили к этому руку, кто знает, какой бы мы нашли сейчас эту планету. Паншинеа будет недоволен этим, Палатон.

– А ты думаешь, я в восторге? – Палатон слегка нахмурился, глядя на спутника.

– Знаю, что совсем напротив. Предлагаю компромисс, – и Ринди поднес узловатый палец к губам.

Он предлагал молчание. Палатон отвернулся и торопливо вздохнул.

– Я сделаю все, что смогу, – ответил он и протянул руку. – Здесь скользко. Давай вернемся к крейсеру.

Риндалан принял его помощь.

– Повсюду предательство, – заметил он.


Из космоса Аризар выглядел ничем не примечательной голубой планеткой у звезды типа G5, вполне подходящей для жизни чоя. Повреждения были, но незаметные для невооруженного глаза, и даже те, которые выявлялись при помощи техники, можно было исправить самое большее за год-два. У планеты было две маленьких луны, которые едва ли можно было считать спутниками, но они двигались друг за другом и создавали достаточную защиту для корабля, который облетал планету под их прикрытием. Луны не скрывали суматоху космических кораблей вокруг Аризара.

Тот, кто наблюдал сейчас за планетой, заметил крейсер, покидающий космопорт, набирающий ускорение, а затем снижающий скорость при достижении глубокого космоса. Наблюдатель знал этот корабль, его опознавательные знаки и, похоже, догадывался, кто мог вести его. Он с трудом вздохнул, как будто это зрелище доставило ему невыносимую боль, задержал дыхание и выдохнул. От этого он закашлялся, и коренастый, перепуганный чоя, сидящий в кресле пилота рядом с наблюдателем, резко дернул рукой, будто от удивления.

Внимание наблюдателя отвлеклось только на секунду, а затем его глаза вновь обратились к крейсеру.

– Палатон, – выдохнул наблюдатель. Последовал еще один трудный до слез вздох и судорожный кашель. – Не теперь. Сейчас мне тебя не достать… но я это сделаю! Я верну все, что ты украл у меня, и все, что у тебя есть.

Он схватил за грудь коренастого чоя.

– Видишь, Стаден? Это летит наследник престола Чо. Я добивался этого, я этого хотел. Он побеждал меня с самого начала… мне следовало убить его еще в Голубой Гряде, когда мы были курсантами – у меня был шанс… но он летал лучше меня даже тогда. Все у него получалось лучше, чем у меня! Я выполнял военные контракты и побеждал, а он… он устранял причины войн! Он мог победить, даже обороняясь! Что же оставалось делать мне?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать