Жанр: Космическая Фантастика » Чарльз Ингрид » На пути к войне (страница 30)


Глава 15

Император Чо заполнил собой экран, и его неподвижность была более внушительной, чем движения или жесты. В Чертогах Союза он одевался менее пышно, чем дома, решил Палатон, но тем не менее выглядел, как истинный сын Звездного дома. Свежую кожу его лица покрывала искусно нанесенная сетка золотых крупинок. Светло-зеленые глаза окаймляли темные ободки, как бы создающие пристальный взгляд, проникающий сквозь космос и монитор – прямо в мысли Палатона.

Если бы они встали бок о бок, Паншинеа оказался бы ниже и полнее наследника. В уголках его глаз и рта уже показался веер мелких морщинок, да и отвислый подбородок выдавал возраст. Он выглядел эффектно, так как цвета его роскошных красновато-рыжих волос, поседевших на висках, эхом повторялись в цветах красно-желтого одеяния. Император не приходился Палатону кровным родственником, если не считать самой слабой связи через их Дом, и Палатон даже не думал, что этот чоя может казаться его отцом. Он, как и сам Паншинеа, знал, что между ними существуют более прочные узы, чем узы родства.

Палатон молчал, ожидая, пока начнет император.

Когда император заговорил, связь исказила его голоса, превратив их в почти пронзительный тенор.

– Может, это и хорошо, что улицы столицы заполнили Заблудшие. Иначе… иначе Дома уже послали бы свои войска, и нам пришлось бы воевать, а не бороться с анархией.

– Вы считаете, что введенная цензура – серьезное дело?

– Вполне возможно. Но еще серьезнее тот факт, что Девон из Дома Килгалья объявил Ариата наследником Земного дома. Если Круг и нисходит для нашего Дома, то с каждым днем становится все очевиднее, что Земной дом открыто и законно претендует на престол. Ради этого они позабудут даже о своем обычном нейтралитете.

Палатон не знал эту новость. Значит, Паншинеа получает более подробную информацию, чем он сам… интересно, почему Гатон и Йорана предпочли умолчать? Неужели эта новость – всего лишь подозрение, и Паншинеа в своей обычной блестящей манере уже успел разработать стратегию действий на случай, если подозрение подтвердится?

– Вы предвидели это?

– Боже, конечно, нет. Здравый смысл подсказывает, что предпримут земляне, как только решат действовать, – Паншинеа поднялся с кресла и остановился перед экраном.

– Что будет с летными школами?

– А в чем дело?

– Только что я составил списки трех самых немногочисленных классов, каких еще не бывало со времен эпидемии Проклятого века.

Паншинеа прищурился.

– Опять?

– Значит, в прошлом году курсантов было так же мало?

– Да, – император повернулся, подняв плечо, и встал так, что его лицо было почти не видным на экране. – Мне казалось, что это случайность.

– Во время испытаний мы не даем никаких шансов Заблудшим. Все больше и больше их общин отказываются от участия в испытаниях.

Паншинеа вновь заерзал – невольно, не задумываясь, что его движения отразятся на экране.

– Ты немало поработал.

– Мне оставлено совсем немного дел, только это, да недовольство Домов, – Палатон не позволил императору уклониться от разговора. Он включил еще одну камеру и подошел к ней, глядя в повернутое к нему лицо императора. – Если на испытания не выставляют кандидатов, то что Заблудшие делают с ними? Может ли Малаки создать собственный Дом? И если да, как давно вам известно об этом?

Паншинеа вздернул голову, и его зеленые глаза уставились прямо в экран.

– Полученные тайно сведения не подтверждают, что Малаки решился на такой шаг. У простолюдинов нет достойных кандидатов – как и в Домах. Несмотря на все усилия, наш дар вырождается. Иначе зачем, по-твоему, я выбрал себе в наследники тезара?

Палатон мог назвать множество причин, и главной среди них было воспоминание о том, что Паншинеа способен пользоваться чужим бахдаром, чтобы пополнить свой по мере его угасания. И как будто уловив эту стремительно промелькнувшую мысль, Паншинеа рассмеялся.

– Мне был нужен герой. Теперь он есть. Что ты намерен делать?

Палатон невольно потянулся к монитору, желая выключить его и прервать связь и аудиенцию. После минутной паузы он ответил:

– Я сообщу вам, как только приму решение.

– Непременно, – отозвался император. – А тем временем попытайся стравить Дома друг с другом, если сможешь. У всех есть слабые места. Попроси совета у Ринди. И тщательно обдумывай все, что предложит тебе Гатон – иногда я подозреваю, что он преследует собственные цели.

Экран погас.

Палатон продолжал сидеть, глядя на него. Он слышал о связи вслепую, которая позволяла наблюдать за ничего не подозревающим собеседником и открывать его замыслы. Паншинеа было нечего обнаруживать в своем наследнике, но Палатон не сомневался, что тот не упустит случая воспользоваться режимом «темного экрана».

Он взглянул на разложенные перед ним на столе отчеты летных школ. Он уже подписал и разрешил все, что было необходимо. Но отчеты привлекали его внимание, как будто добиваясь связи с ним.

Если бы у него был бахдар, тайну можно было бы открыть. Но теперь Палатон сидел в растерянности и чувствовал, как нарастает в нем раздражение. Он вновь с досадой подумал о случае, заставившем отступников-тезаров покинуть Аризар.

Палатон выпрямился в кресле. Он провел пальцем по спискам летных школ. Списки включали только результаты испытаний новых курсантов. Он включил связь с кабинетом Гатона.

Министр сам ответил ему.

– Гатон слушает.

– Это

Палатон. Мне нужны данные о тезарах, которых мы потеряли за последние двадцать лет.

– О погибших?

– Нет, обо всех пропавших без вести.

– Сложная задача. Лабиринты Хаоса отбирают у нас даже самых лучших.

– Знаю, – ответил Палатон. Даже те, кто был способен повелевать Хаосом, не всегда держали его под контролем. В некоторых из его лабиринтов просто-напросто было невозможно разобраться – например, в Спутанной паутине, или других, еще более коварных областях, которых все старались избегать. Кроме того, иногда тезары, подобно Недару, погибали на чужих планетах, и их тела отправляли домой. Но его тело, насколько было известно Палатону из осторожных запросов, так и не прибыло. Вероятно, корабль, отправленный с Аризара, по пути подвергся нападению. Были и другие, потрясающие по своим способностям пилоты, которые просто исчезали. Но исчезали ли они на самом деле?

– Передай их мне как можно скорее, – и он выключил связь. Подозрение зародилось у него еще на Аризаре, а затем забылось в суматохе и напряжении последних нескольких недель. Но если Огненный дом восстанавливается за счет всей Чо, прежде всего его усилия должны быть направлены на тезаров.

И кроме того, это означает, что если они втихомолку отбирают лучших из Дома, а также восстанавливают способности переутомленных пилотов, готовых на все ради выздоровления, то у Огненного дома уже собрана немалая сила.

Единственный способ, каким Палатон мог выследить их – по пеплу, оставленному на планете, следам уничтожения, которые помогли бы проследить избранный ими путь, но это не объяснило бы, что грозит всей Чо. Ему предстоит выяснить все самому.

Он задумался о внезапном появлении Кативара и о том, что может ожидать его в храме Сету. Надо ли появляться там, зная, что ритуал ничуть не опасен, или он может попасть в искусно расставленную ловушку? И стоит ли подвергать опасности Рэнда?

Палатон заметил, что ставит безопасность Рэнда превыше собственного долга перед Чо, и это наполнило его горьким чувством. Иногда в истории случались противоречия между чоя, его Домом и планетой… к примеру, конфликты тезара с тезаром. Думая об этом, Палатон не стал дожидаться, пока Гатон передаст запрошенные им материалы, а включил связь и вызвал школу Голубой Гряды.


– Школа Голубой Гряды. Хаторд слушает.

Палатон обнаружил, что широко улыбается при виде появившегося на мониторе Хата – крепкого, коренастого старины Хата, с его широкими плечами, которые стали только крепче от бремени ответственности за всю летную школу.

– Хат!

Глаза чоя стали огромными, как блюдца.

– Палатон! То есть наследник Палатон, – поправился он, почтительно склонив голову.

– Забудь об этом, Хат. Я помню тебя еще подростком, да и ты видел, как я болтался на ремне, свалившись с утеса. Если я и стал наследником, то только потому, что Паншинеа счел меня полезным, а я был достаточно глуп, чтобы согласиться помочь ему.

Хат вновь удивленно уставился на экран.

– И тем не менее, существуют правила. Поздравляю.

Руки Хата были не видны на экране, но Палатон воскресил в памяти его пожатие – обычное искреннее пожатие представителя Земного дома, пытающегося примирить вечно враждующих с кем-нибудь чоя.

– Спасибо, – ответил Палатон.

– И добро пожаловать домой, – Хат сдвинулся в сторону, открывая вид за своей спиной, но больше не добавил ни слова. Должно быть, в его комнате был кто-то еще, но несмотря на то, что Палатон настроил угол обзора, он ничего не заметил.

– Спасибо. Я верну тебе список выпускников через Гатона.

– Отлично. Курсанты уже волнуются, – на мгновение лицо Хата просияло, и улыбка прогнала выражение усталости. Но Палатону было досадно видеть, с каким напряжением он спросил: – Чем могу тебе помочь?

– Мне нужен мемориальный список всех тезаров, которых мы потеряли.

Хат отвел глаза.

– У нас не было времени составить его. Моамеб делал так, но его сведения уже устарели. Разумеется, в Чаролоне есть подобная информация, поэтому я и не стал дублировать ее здесь.

Подобно Палатону, Хат знал, что список имен погибших товарищей обязан находиться в школе, где его постоянно просматривали тезары. Палатон долго не был в школе, но Хаторд находился там постоянно. Он лгал Палатону.

– Полагаю, ты уже слышал сообщение о введении цензуры. У меня снова неприятности.

– И, как обычно, по множеству справедливых причин, – раздраженно подтвердил Хат.

– Есть более важная верность, чем верность своему Дому, – напомнил ему Палатон. Он не мог выразиться напрямую, ибо если бы сделал так, то и без того ненадежная связь между ним и Хатом прервалась бы навсегда.

Хат неохотно взглянул ему в глаза. – Жаль, что я ничем не могу помочь тебе.

Он отвергал узы товарищества и связь между ними. Палатон кивнул, проговорив:

– Понимаю, – хотя ничего не понимал, и попрощался, выключив монитор прежде, чем дождался ответа.

Недар вышел из дальнего угла кабинета, где он был не виден на экране.

– Как думаешь, что ему надо?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать